home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


60

Четверг, 31 октября


За несколько минут до половины девятого утра Рой Грейс вышел с чашкой кофе из кабинета и, воспользовавшись картой-пропуском, открыл дверь в отдел тяжких преступлений. Пройдя по коридору, стены которого украшали щиты с пришпиленными к ним фотографиями с мест преступлений, картами и газетными заголовками, извещавшими о раскрытии недавних убийств, он вошел в оперативный штаб номер один.

ОШ-1 представлял собой просторную, современной планировки комнату с тремя овальными рабочими столами, вокруг которых расселась его команда. На стене висели три белых доски. Первая — с фотографиями, сделанными у поля для гольфа клуба «Хейуордс-Хит» и помеченными стрелками и разноцветными рукописными подписями. На второй была представлена серия фотографий Брайса Лорена и две Рэд Уэствуд. На одной Рэд перед брайтонским «Шеллфиш энд ойстер бар», на другой, с бокалом шампанского в руке, — на террасе с видом на Средиземное море.

У кого-то зазвонил сотовый — рингтоном старомодного звоночка. По комнате распространился запах яичницы с беконом — Гай Батчелор принес горячий завтрак из мобильного кафе «У Труди» через дорогу. От одного лишь аромата у Грейса свело желудок. Его завтрак состоял из овсянки, проглоченной на бегу в половине шестого, когда он уходил из дому.

Сержант Белла Мой просматривала розданные только что листки с информацией по делу; перед ней, как всегда, стояла коробочка «Мальтезерс». Норман Поттинг прошествовал к своему месту с картонным стаканом кофе, и Грейс заметил, как они с Беллой обменялись скрытными улыбочками. Он и сам улыбнулся про себя, радуясь за Беллу — бедняжка наконец-то ожила и выглядела по-настоящему счастливой — и Нормана, чья личная жизнь в последнее время представляла собой череду неудач, кульминацией которых стал кошмар с его тайской невестой.

Присутствовали также два молодых, способных детектива-констебля, Алек Дэвис и Джек Александер, и опытные члены команды — недавно произведенный в сержанты Джон Экстон, сержант Гай Батчелор и эксперт-криминалист Дэвид Грин. Кроме детективов, здесь были инспектор Джеймс Биггз из дорожной полиции, аналитик информационной системы Кили Скэнлан, регистратор Бекки Дэвис, главный пожарный следователь Тони Гарр, криминалист-ортопед Хейдн Келли (методы анализа походки оказались более чем кстати в двух предыдущих расследованиях), детектив-инспектор Гордон Грэм, специалист из отдела финансовых расследований, и Рей Пэкем.

Грейс подождал, пока подойдут еще два констебля, Франческа Джемисон и Клер Уэстмор, затребованные им утром для вспомогательной работы, после чего сел за свой рабочий стол, на котором уже лежали его полицейский блокнот и подготовленные секретаршей материалы. Просмотрев бегло бумаги, он открыл блокнот и записал дату и время совещания.

— Всем доброе утро. Добро пожаловать на первое совещание по операции «Муравьед», расследованию предполагаемого убийства доктора Карла Мерфи, чье обгоревшее тело было обнаружено на поле гольф-клуба «Хейуордс-Хит» утром прошлого понедельника, 24 октября.

— А его что, посчитали за переносное препятствие? Или оно им там с неба упало? — фыркнул Норман Поттинг.

Шутку встретили хихиканьем, но смешки тут же стихли под суровым взглядом Грейса.

— Спасибо, Норман. Прибереги свои остроты для другого раза, ладно?

— Извините, шеф. — Сержант повернулся к Белле Мой, похоже, ожидая от нее поддержки и одобрения, но она, сделав вид, что ничего не заметила, протянула руку за конфеткой.

На секунду отвлекшись, Грейс лишь теперь заметил распечатку кадра из мультфильма «Муравей и Муравьед» со стоящим в полный рост туповатым Муравьедом. Какой-то шутник пришпилил ее к двери. В отделе вышучивание названия операции стало своего рода традицией, но на сей раз картинка появилась быстрее обычного.

— Прежде чем начать, хочу сообщить, что меня не будет с субботы по следующую пятницу, 8 ноября, по причине нашего с Клио бракосочетания и короткого медового месяца. На это время мои обязанности переходят к детективу-инспектору Брэнсону.

Сидевший через два стула от него Гленн поднял руку.

Рой повернулся к белой доске с фотографиями Брайса Лорена. На одной тот был в полосатой футболке и шортах; на другой — в университетской шапочке и мантии; на третьей, полученной из уголовного досье, заведенного на него в Соединенных Штатах, — рядом с измерительной линейкой и с идентификационным номерком на шее.

— Этот человек — наш главный подозреваемый. Найти его необходимо как можно скорее. Помимо уже сказанного, мы подозреваем его в серии поджогов, имевших место в нашем городе на прошлой неделе. Мы полагаем, что его настоящее имя Томас Уильям Шевиот. По крайней мере, под этим именем он провел три года в исправительном учреждении Филадельфии за нападение на свою подругу. По словам детектива, с которым я разговаривал, избил он ее очень сильно. Так что мы здесь имеем дело не с мистером Приятным Парнем, ясно?

Грейс заглянул в записки.

— У Томаса Шевиота несколько вымышленных имен. Последнее — Брайс Лорен. Предыдущие — Пэт Толли, Дерек Джордан, Майкл Эндрюс и Пол Райли. Благодаря сотрудничеству с филадельфийской полицией у нас есть его отпечатки и ДНК. Умный, одевается хорошо, умеет говорить — короче, настоящий обольститель. Находиться может где угодно, но я полагаю — по причинам, которые станут понятны позднее, — что сейчас он здесь и может нанести удар в любую минуту.

Он снова посмотрел на листок.

— Что еще нам известно о Брайсе Лорене — во избежание путаницы будем называть его так, — так это то, что он работал фокусником, хорошо знаком с пиротехникой и вообще большой придумщик. В Соединенных Штатах выдавал себя за пилота «Американ эрлайнз» и инвестиционного банкира, а в Британии за авиадиспетчера аэропорта Гатуик. Здесь же, в Соединенном Королевстве, получил лицензию на производство пиротехнических средств. Мы проверили указанный адрес — промышленный объект в Суффолке, — но там его давно уже нет. Известно также, что он талантливый карикатурист.

Грейс отпил воды из стакана.

— Я привлек к расследованию психолога-криминалиста доктора Джулиуса Праудфута. Некоторые из вас помнят его отличную работу в операции «Гудини» по делу Туфельщика. Доктор Праудфут примет участие в наших будущих совещаниях. Так вот, по его мнению, Брайс Лорен — человек самовлюбленный, очень высокого мнения о себе и демонстрирует черты классического нарцисса. Вот что я записал с его слов: «Нарциссизм — черта крайне опасная и развивается часто у людей, которым недоставало любви в детстве и которые компенсируют ее нехватку во взрослой жизни посредством раздутого самомнения, надменности, стремления выставлять необоснованные требования. Они отличаются неустойчивым темпераментом, резкой сменой настроения и — что весьма примечательно и опасно и является неотъемлемым качеством психопата — полным отсутствием эмпатии».

Далее Рой изложил слушателям историю отношений Брайса Лорена и Рэд Уэствуд и поделился имеющейся на данный момент информацией о пожарах. Закончив, он приступил к распределению поручений. Констебли Джек Александер и Алек Дэвис получили задание опросить всех членов гольф-клуба «Хейуордс-Хит», бывших на месте днем и вечером 23 октября или утром 24 октября.

— Мне нужен список всех, кто играл в тот день в клубе «Хейуордс-Хит». Всех до последнего. Любителей, которые, может быть, приходили поиграть за плату или купить что-то в специализированном магазине. Всех служащих клуба. Мне нужен список поставщиков. И еще — эта задача очень важная — выяснить мачты каких мобильных телефонных компаний находятся поблизости. Нам нужны распечатки телефонных звонков за соответствующее время. Не исключено, что преступник позвонил кому-то, чтобы сообщить, что работа сделана. В таком случае надо выяснить, кто.

Заметив, что Норман Поттинг поднял руку, суперинтендент кивнул.

— Шеф, вы «Криминальный дозор» намерены использовать?

— Мы с ними связывались, и они проявили интерес. Но в ближайшие две недели эфира у них нет. Мы также собираемся объявить награду. — Грейс повернулся к сержанту Экстону: — Джон, поручаю заняться сбором информации с использованием наших негласных источников. — Он посмотрел на Поттинга: — Норман, у нас есть последний известный номер мобильного Брайса Лорена. Телефонная компания «O2». Свяжитесь с офисом оператора связи и получите схему его передвижений, а также выясните — это крайне важно, — активен ли еще этот номер.

Грейс отпил кофе, прошелся глазами по заметкам и указал на две фотографии Рэд Уэствуд:

— Я отдавал их в лабораторию. Обе сделаны цифровой камерой «моторола». Мы можем установить точное место и время съемки, а также расстояние, на котором фотограф находился от объекта. Мисс Уэствуд сказала, что Брайс Лорен — умелый фотограф. У нее десятки снимков, причем не только с ним, но и просто пейзажных. Надо взять у нее альбом, просмотреть и попытаться определить его излюбленные места.

Поттинг согласно кивнул.

Грейс повернулся к Белле Мой:

— Белла, если все эти пожары дело рук Брайса Лорена, то, возможно, он и сам обгорел. Ваша задача — проверить все больницы в прилегающем районе, выяснить, были ли обращения с ожогами в отделения экстренной медицинской помощи и совпадают ли даты с тем, что мы знаем.

Он посмотрел наконец на криминалиста-ортопеда Хейдна Келли, терпеливо ждавшего своей очереди в нескольких шагах от него.

— Хейдн, спасибо, что так быстро откликнулись. В ночь смерти доктора Мерфи ночь была ясная, но до этого сорок восемь часов шел сильный дождь. Мне сказали, там обнаружены хорошие отпечатки.

— Верно, обнаружены, — подтвердил Келли. — Но пока что совпадений с имеющимися в базе данных найти не удалось.

— Тем не менее вы можете вычислить в толпе человека, оставившего эти отпечатки? — спросил Грейс. — По походке?

— Если у меня будет видеозапись, то да, смогу, причем с высокой степенью точности.

Настала очередь финансового следователя Гордона Грэма. Обычно подозреваемых отыскивают по денежному следу. В наше время большинство людей пользуются кредитными и дебетовыми картами. Движение денег помогает установить время и место. Оборот наличности сокращается, и это тоже помогает полиции. Грэм коротко обрисовал те действия, предпринять которые предстояло его лучшему следователю Эмили Гейлор.

У Грейса вдруг завибрировал телефон. Номер звонившего не определился. Обычно во время совещания он принципиально не принимал никаких звонков, но на этот раз что-то подсказало, что звонок важный.

Предчувствие не подвело. Звонил констебль Роб Споффорд. Судя по взволнованному голосу, что-то случилось.

Грейс сделал знак Брэнсону продолжать совещание и, приложив телефон к уху, вышел в коридор.


предыдущая глава | Пусть ты умрешь | cледующая глава