home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


68

Четверг, 31 октября


Не хотелось ни есть, ни разговаривать. Рэд сидела с родителями в столовой отеля «Квинси» в Истборне, уныло ковыряя жареную камбалу. Рядом разделывался со стейком отец и играючи расправлялась с курицей мать.

— Хорошая говядина, — прокомментировал первый.

— Неплохой цыпленок, — добавила мать.

И снова молчание.

Столовая была вполне сносная. Немного старомодная. Персонал вежливый, внимательный. Из-под рамы тянуло сквозняком, за окном сгущалась промозглая тьма. Так же темно и стыло было и на душе у Рэд.

Родителей привезла сюда полиция. Их записали под вымышленными именами. На другой стороне улицы, если присмотреться хорошенько, можно было увидеть небольшой седан с двумя пассажирами. Должно быть, это и есть скрытое наблюдение, думала Рэд. Паршивая работа — сидеть всю ночь напролет, ждать чего-то, что, скорее всего, и не случится. Брайс не глуп.

А вот она наделала глупостей.

И что получилось?

Дом сгорел до основания. Со всеми воспоминаниями, фотографиями. Не осталось ничего. Ничего.

Из-за нее.

Единственная хорошая новость — яхта цела и невредима. Ее отвели к отдельному причалу и будут держать под наблюдением еще сорок восемь часов. Если ничего не взорвется, специалист-взрывотехник поднимется на борт и осмотрит яхту.

Рэд отпила вина, густого, с сильной дубовой нотой австралийского шардоне, слишком сладкого, на ее вкус. Но матери оно понравилось, а отец тут же послушно заказал бутылку. Алкоголь немного помог, но она старалась не увлекаться, потому что, вопреки рекомендациям полиции, собиралась вернуться в свою квартиру.

Дом.

Крепость Уэствуд.

Рэд уже не в первый раз попросила прощения у родителей, но они только подняли бокалы и посоветовали не винить себя. В какой-то момент она даже подумала, что вот сейчас отец скажет: «Не беспокойся, дорогая, всякое бывает». Конечно, ничего такого он не сказал, а мать обронила, что им «нужно узнать, как там лодка».

Отец грустно кивнул. Как будто дом был каким-то придатком, а яхта играла в их жизни самую важную роль.

— Они обещали не взрывать ее. Сказали, что будут держать под наблюдением.

— Мне правда очень жаль, — сказала Рэд. — Я ужасно перед вами виновата.

— Чем? — спросил отец.

— Это из-за меня вы оказались в таком положении. Из-за мерзавца, который поджег ваш дом.

— Мы еще не знаем, поджег ли его Брайс, — сказала мать.

Рэд удивленно посмотрела на нее. «Мама, ты что, с луны свалилась», — хотела спросить она, но сдержалась.

— Это он. Можете мне поверить.

— Мадам закончили? — спросил официант, недовольно посматривая на нетронутое блюдо.

Рэд кивнула и пожала плечами. Меньше всего ей хотелось сейчас есть.


Часом позже она вошла в квартиру, предварительно проверив контрольный волосок, заперла дверь и накинула цепочку. Потом заглянула в ванную, туалет, спальню и безопасную комнату, дверь в которую оставила приоткрытой — на случай, если убежищем придется воспользоваться.

Потом она прошла в гостиную, налила вина, закурила и жадно, с удовольствием затянулась. В этом было что-то умилительное, но родители до сих пор, хотя ей исполнился тридцать один год, не знали, что она курит. Они бы этого не одобрили.

Рэд выключила свет, подошла к окну и посмотрела вниз, как всегда выискивая незнакомую машину.

Полицейских она не увидела, но решила, что они где-то неподалеку, зато увидела припаркованный поблизости фургончик, которого не было еще пять минут назад, когда она приехала.

По спине пробежал холодок страха.


предыдущая глава | Пусть ты умрешь | cледующая глава