home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


76

Пятница, 1 ноября


Рэд сидела на утренней летучке в офисе «Мишон Маккей», стараясь сосредоточиться на делах, но мысли снова и снова возвращались к странному звонку суперинтендента Грейса, заставшего ее по пути на работу. Детектив интересовался, курит ли Брайс и пьет ли виски. Зачем ему это?

Джефф Брейди, плотный, представительный мужчина в костюме в мелкую полоску, с энтузиазмом распинался о чем-то у белой доски, указывая на написанное от руки фиолетовым маркетом слово «Отсчет» и число lb146 900 — этот объем продаж им предстояло освоить за оставшиеся до конца года два месяца, чтобы достичь поставленной цели. Ниже была изображена таблица с заголовком «Новые инструкции. Горячие предложения». Суммы в ней варьировались от lb179 950 до lb3 500 000.

Ноябрь — решающий месяц, вещал Брейди. Люди еще могут купить себе новый дом до Рождества. А раз так, то надо пользоваться ситуацией, ковать железо. Пятнадцать просмотров в день на каждого — они это могут!

Рэд слушала, уже понимая новый для нее жаргон. ГКП — готовится к продаже. ОНР — отсутствует на рынке. НП — ниже предложенного. ПВ — первичный покупатель. КИС — купить и сдать.

Брейди потряс толстенной бухгалтерской книгой, куда заносилась информация по всем предложениям и просмотрам. Хотя весь бизнес был давно компьютеризован, рукописные записи сохранялись как дублирующий резерв, пополнение которого требовалось от каждого.

Собрание закончилось, как всегда по пятницам, предложением коллективно промочить горло после работы — выпустить накопившийся за неделю пар перед самым важным днем, субботой, когда все будут лежать навзничь. Вернувшись за стол, Рэд просмотрела список намеченных на день просмотров и проверила поступившие сообщения. Настроение не улучшилось — число отказов увеличилось и уже превысило двадцать процентов. Она пробежала глазами по списку новых предложений, машинально отмечая потенциально интересные для тех клиентов, с которыми уже сложились хорошие деловые отношения, которых она уже считала своими и чьи предпочтения и пожелания знала, и взялась за телефон. Каждый звонок сопровождался дополнительной процедурой — отправкой электронных и бумажных писем с подробным описанием предлагаемых объектов.

Работа отвлекла от неприятных мыслей, но Рэд чувствовала, что не в состоянии отдаться ей целиком, включиться на полную силу, что ее голосу недостает уверенности и должного энтузиазма. Именно этого и добивался Брайс.

И в этой невидимой схватке она уступать не собиралась.

Но, боже, какой же трудный день! Рэд посмотрела вправо, на улицу за большим окном, на гипермаркет «Теско» через дорогу. Мимо прошел автобус, прошмыгнуло такси, за ним проследовала вереница машин. Пролетела, завывая сиреной, желтая «скорая». Велосипедист в желтом дождевике уныло давил на педали под проливным дождем. Как же сумрачно на душе.

Родители лишились дома. Вся семья осталась без крыши над головой. Без воспоминаний детства. Даже детские фотографии обратились в пепел. Отец и мать разом постарели на десяток лет. И все по ее вине.

Зазвонил телефон. Она схватила трубку в отчаянной надежде, что это инспектор Брэнсон или констебль Споффорд звонят, чтобы сообщить, что Брайса Лорена арестовали и упрятали за решетку. Но нет. Мужчина с американским акцентом спрашивал об одном из самых дорогих объектов, уединенном доме на престижной Тонгдин-авеню, владельцы которого большую часть времени проводили в других местах — Неаполе и Флориде.

— Так они просят три с половиной миллиона фунтов? — уточнил он.

— Совершенно верно, сэр, — вежливо ответила Рэд, оживляясь и уже чувствуя перспективу хорошей сделки с огромными комиссионными.

— Я так понимаю, что он выставлен уже несколько месяцев назад?

— Дом просто сказка. Интересуются многие, — соврала она.

— Мою семью, нас с сыном, он бы вполне устроил. Я покупаю за наличные, но, по-моему, цена немного завышена. Как считаете, они готовы рассматривать другие предложения?

— Настоятельно рекомендую, сэр, взглянуть на объект лично. Это один из лучших жилых домов в Брайтоне и Хоуве. Уверена, хозяева будут готовы выслушать ваше мнение.

Она снова приврала. Хозяева ясно дали понять, что вовсе не спешат продавать дом и не отступят от установленной цены. Но перспектива выглядела вроде бы реальной, и кто знает, может быть, когда клиент увидит дом, он просто влюбится в него и уже не сможет отказаться.

— Этот уик-энд у меня занят. Как насчет понедельника?

— Какое время вас устроит, сэр? Хозяева сейчас в отъезде, так что в этом отношении мы не ограничены.

— Полдень?

— Отлично. Меня зовут Рэд Уэствуд. Если желаете, я могу выслать описание на ваш имейл или отправить брошюрку по почте?

— Нет, спасибо, все, что нужно, у меня есть.

— Ладно. Хорошо. Тогда до встречи на месте. Пожалуйста, сэр, назовите ваше имя и дайте номер телефона.

— Эндрю Остин, — сказал он и продиктовал номер.

— Буду рада с вами познакомиться, мистер Остин.

— С нетерпением жду встречи, мисс Уэствуд.

Да, ему до смерти хотелось поскорее встретиться с ней. Не узнала его голос! Стоя под навесом кафе, кое-как защищавшим от неумолимого дождя, Брайс Лорен изнывал от нетерпения.

Рэд тоже приободрилась. Правила требовали внести контактные данные Эндрю Остина в компьютер, чтобы другие риелторы могли воспользоваться информацией и предложить альтернативные варианты, но Рэд, хотя и пробыла в агентстве «Мишон Маккей» недолго, кое-чему успела научиться. Вот почему, введя данные нового клиента, она нарочно переставила в номере телефона две цифры. И, довольная собой, улыбнулась. Сделка на три с половиной миллиона фунтов сулила офигительные комиссионные. И она твердо вознамерилась их получить.


предыдущая глава | Пусть ты умрешь | cледующая глава