home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


78

Пятница, 1 ноября


— Время — 18.30, пятница, 1 ноября, — начал Гленн Брэнсон, обращаясь к аудитории из тридцати пяти человек. — Это наше вечернее совещание по операции «Муравьед», включающей расследование убийства доктора Карла Мерфи и серию поджогов, имевших место в городе за последние несколько дней и, возможно, связанных между собой. — Он бросил взгляд в сторону Роя Грейса.

Нервничает, подумал суперинтендент. Как-никак первый самостоятельный инструктаж. Но в Брэнсоне он не сомневался. Сам Грейс этим утром чувствовал себя намного лучше; похмелье наконец отступило, не выдержав схватки с жирным бургером и жареной картошкой при поддержке еще одной колы из заведения «У Труди». Да и последние события добавили настроения. Он ощущал себя счастливым и довольным и уже настроился на позитивный лад в отношении завтрашней свадьбы. Воспоминания о кошмаре с участием Сэнди рассеялись. Сосредоточившись, он с интересом наблюдал за тем, как Гленн ведет совещание, и теперь, поймав взгляд друга, ободряюще ему улыбнулся. Инспектор посмотрел в записки и продолжил:

— Сегодня, в четыре пополудни, я провел брифинг с журналистами, на котором сообщил, что мы произвели арест подозреваемого.

Собрание отозвалось одобрительным гулом.

— Это Мэтт Уэйнрайт, пожарный уэртингского депо. Арестован по наводке пожелавшего остаться неизвестным гражданина. Уже установлен ряд обстоятельств, связывающих его с нашим расследованием. Во-первых, окурок сигареты, найденный вчера одним из наших экспертов на месте пожара в Хенфилде, у дома родителей Рэд Уэствуд. ДНК на окурке совпадает с ДНК Уэйнрайта. — Он сделал небольшую паузу. — И нам известно, что он курильщик.

Сержант Экстон поднял руку.

— И мы уже установили, что Брайс Лорен не курит.

— Именно так, — подтвердил Брэнсон. — Вторая улика — отпечатки обуви на месте убийства доктора Карла Мерфи в точности совпадают с отпечатками сапог, обнаруженных в машине Уэйнрайта. Подозреваемый признал, что они входят в комплект его рабочей формы, но, по его утверждению, пропали две недели назад. Опасаясь, что в депо проник посторонний, он доложил о пропаже начальству. Было проведено расследование. Подозреваемый не смог объяснить, как сапоги попали к нему в машину. По его словам, во время дежурства они стоят на рабочем месте, а в остальное время хранятся в раздевалке. Уэйнрайт не помнит, чтобы оставлял обувь в машине, и не может объяснить, почему они там оказались.

— Может, сами пришли. Эти ботиночки, чтобы гулять… — смешливо пропел Норман Поттинг и огляделся по сторонам, но наткнулся на каменные лица.

Брэнсон повернулся к криминалисту-ортопеду:

— Присутствующий здесь Хейдн Келли поработает с ними, и, думаю, его анализ даст нам еще одно подтверждение. — Он снова заглянул в записи. — Третья улика — следы бензина в багажнике машины подозреваемого. В лаборатории сейчас проводятся тесты, по результатам которых мы, возможно, получим привязку к месту убийства. Насколько я понимаю, у каждой серии бензина есть свой, уникальный идентификатор, что-то вроде ДНК.

— Подкрепляем подозрения бензинчиком, — снова ухмыльнулся Поттинг.

Брэнсон снова пропустил реплику мимо ушей.

— Есть еще одно обстоятельство. Уэйнрайт не только пожарный, но и профессиональный фокусник и, как явствует из сегодняшних показаний коллег, похоже, лелеет мечту сосредоточиться только на карьере иллюзиониста. Нам известно, что тем же увлекается и Брайс Лорен. Подтверждается, что в какой-то момент между ними вспыхнуло профессиональное соперничество. Вот вам и мотив.

— Мотив более сильный, чем мотив Лорена отомстить Рэд Уэствуд? — спросил Грейс.

— Я исхожу только из имеющихся на руках фактов, — ответил Брэнсон. — Как вы сами любите повторять, предположение — мать всех неприятностей.

Кто-то хихикнул. Рой Грейс и сам усмехнулся:

— Есть такое, но продолжай. Хотелось бы услышать твое мнение.

— Моя гипотеза — а сейчас это только гипотеза — заключается в том, что Брайс Лорен — это та самая копченая селедка, которую бросают, чтобы сбить со следа собак. Мы предполагали, что Лорен стоит за убийством доктора Карла Мерфи, пожаром, вследствие которого пострадала машина мисс Уэствуд, задымлением в продовольственном магазине и поджогом дома ее родителей.

— А картинка с взрывающейся яхтой, которую он прислал мисс Уэствуд? — спросил сержант Экстон.

Брэнсон повернулся к Рею Пэкему.

— Рей, что еще удалось установить об отправителе?

— Мы знаем, что снимали из квартиры Лорена, но отследить отправителя пока не получилось. Над этим еще работаем. Но кто бы это ни сделал, он определенно знал, как пользоваться анонимной почтой. Не уверен, что нам удастся его установить.

— То есть нельзя исключать, что картинку — как часть плана по дискредитации соперника — мог также отправить Уэйнрайт. Возможно, он узнал о «Рэд Марго» еще в то время, когда они вместе работали в пожарном депо Уэртинга. Его персональный компьютер изъяли, и наша команда сейчас работает с ним. Что-нибудь нашли?

— Пока ничего. Но он мог отправить картинку откуда угодно — например, из интернет-кафе или со своего рабочего места. Мы сейчас проверяем и эти компьютеры.

Брэнсон обратился к сержанту Мой:

— Белла, у меня для тебя поручение. Пусть ребята из вспомогательной команды возьмут фотографию Мэтта Уэйнрайта и обойдут все интернет-кафе в Уэртинге и поблизости от его местожительства. Может, кто-то и опознает.

Она кивнула и сделала пометку.

Руку поднял Гай Батчелор.

— А Уэйнрайт вообще способен на такое? У него криминальная история есть?

— Его прошлое сейчас изучается, — ответил Брэнсон, кивая в сторону двух регистраторов и поворачиваясь к главному пожарному следователю: — Тони, напомните, пожалуйста, команде, что выяснилось при обследовании сгоревшего «фольсвагена» Рэд Уэствуд.

— Конечно. В результате тщательного изучения мы обнаружили отсутствие изоляции на проводах зажигания, что стало причиной короткого замыкания и перегрева. Также мы нашли просверленные в топливопроводе крохотные отверстия, через которые просачивался бензин. После нескольких минут работы двигателя, когда провода разогрелись, произошло возгорание.

Брэнсон поблагодарил его, заглянул в листок и продолжил:

— В гараже дома Уэйнрайта стоит «фольксваген-битл» 1970-х, который он восстанавливает. Автомобиль во многом схож с «фольксвагеном» Рэд Уэствуд, а механика практически идентичная. Так что он хорошо знал, что именно надо делать.

В зале повисла тишина.

— Если твое предположение верно, — заговорил после недолгого молчания Грейс, — то получается, что Уэйнрайт взял на себя много хлопот и очень большой риск.

— Ловкость рук и приемы с отвлечением внимания — обычный ассортимент трюков хорошего фокусника, — ответил инспектор. — В случае с Брайсом Лореном ему представилась замечательная возможность. Подарочек на блюдечке, требуется только проявить определенную жестокость.

— Но зачем Уэйнрайту идти на такие крайности? Что толкнуло его на столь отчаянные шаги?

— По моим сведениям, в пожарном депо ситуация сейчас не самая хорошая. Поговаривают о забастовке — впервые за много лет. Многие из тех, кто недоволен таким положением, уходят со службы. Возможно, Мэтт Уэйнрайт увидел отличный шанс избавиться от ключевого соперника в новой карьере.

Грейс кивнул:

— Согласен, Гленн. У нас много улик, дающих основание подозревать, что Уэйнрайт каким-то образом причастен к этому. Но, учитывая все, что мы знаем о Брайсе и его жажде мести, не логичнее ли предположить, что он подставляет Уэйнрайта, чтобы отвлечь внимание от себя? Всю следующую неделю расследование на тебе. Ты должен вести обе линии.

— Формально Мэтт Уэйнрайт отвечает всем требованиям, — сказал Гленн Брэнсон. — Но, согласен, это может быть ловкий маневр Лорена.

Грейс улыбнулся. Он знал, что не уделил делу должного внимания из-за приближающейся свадьбы. Сделать так, чтобы свадьба и их короткий медовый месяц стали большим и счастливым событием для Клио, — вот что было для него самым главным. Он понимал, что в свое время именно его увлеченность работой послужила причиной трений с Сэнди. Слишком часто служба выходила на первое место, вызывая ее недовольство. Иногда это зависело не от него, но в большинстве случаев решение оставалось за ним. Он всегда воспринимал убийство как личное дело. Сэнди называла его трудоголиком, а он каждый раз спрашивал, как бы она чувствовала себя, если бы погибший был ее близким или любимым человеком. Она была умной женщиной и все понимала, но в отношениях возникало напряжение. И как бы ни было трудно сейчас, он знал, что на следующей неделе руководить операций «Муравьед» будет другой.

Из памяти всплыла цитата, вычитанная Клио из какой-то ее книжки по философии: «Я могу не соглашаться с тем, что вы говорите, но буду до последней капли крови защищать ваше право говорить это».

— Ты — босс. Но обязательно занеси свои обоснования в полицейский блокнот и не отвлекайся от поисков Лорена. Может быть, действует один Уэйнрайт, может быть, они оба, но мне представляется, что, скорее, Брайс подставил бывшего коллегу с целью отвлечь наши ресурсы и растратить впустую время. Помни, Рэд все еще может быть в опасности.


предыдущая глава | Пусть ты умрешь | cледующая глава