home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


95

Понедельник, 4 ноября


Совещание, проходившее в понедельник вечером, получилось мрачным. Смерть любого полицейского, независимо от места службы, воспринимается коллегами как личное горе. Но когда погибает член твоей команды, поражающий эффект в сто раз сильнее. В знак того, сколь серьезно восприняла произошедшее вся суссекская полиция, на совещание явился Кэссиан Пью.

Рою Грейсу, к счастью, еще не случалось терять подчиненных, и потому смерть Беллы Мой, много лет состоявшей в его команде и снискавшей его уважение и симпатию, отозвалась особой болью. Норман Поттинг нашел в себе мужество быть вместе со всеми — с покрасневшими глазами, он сидел, ссутулившись, за столом и выглядел совершенно потерянным. Он сказал Рою, что хочет остаться, потому что не в силах идти домой и сидеть там в одиночестве. Кроме того, теперь это дело стало для него личным. Рой позволил сержанту присутствовать, но они оба решили, что участия в расследовании ему лучше не принимать.

Дознаватели еще не определили, что стало причиной опустошившего Ройял-Риджент пожара, но тот факт, что именно сюда планировала переехать Рэд Уэствуд, наводил на вполне определенные размышления. Не выглядело простым совпадением и то обстоятельство, что из-за двух ложных звонков две ближайшие пожарные машины умчались в противоположных от пожара направлениях.

Выяснение причин пожара было отложено до следующего утра, когда здание остынет и к работе в нем смогут приступить специалисты.

— Это совещание, — сказал Рой Грейс, — я хотел бы начать с минуты молчания в память о нашей павшей коллеге, детективе-сержанте Белле Мой. Она была одной из лучших и отдала жизнь ради спасения ребенка.

Грейс посмотрел на часы и закрыл глаза. На протяжении всей следующей долгой минуты он слышал, как всхлипывает Норман Поттинг, а когда открыл глаза, безмолвно отсчитав последние несколько секунд, лица всех без исключения членов его команды были мокрыми от слез.

— Могу я предложить, чтобы Беллу представили к медали за отвагу? — сказал Гай Батчелор.

Рой кивнул:

— Да. Я и сам собирался переговорить об этом с начальством.

— Чертовски трагическая смерть, — хмуро обронил Дэйв Грин.

— Она спасла жизнь ребенку, — твердо, но спокойно сказал Рой Грейс.

— Да, но почему Белла не вышла сразу же, как только сделала это? — спросил Грин. — Может быть, осталась, чтобы попытаться вытащить собаку.

— Этого мы не знаем, — сказал Грейс. — Мы не знаем, что там произошло.

— Если это станет хоть каким-то утешением, — вступил Хейдн Келли, — скульптора Джакометти однажды спросили: случись пожар и будь у него возможность спасти картину Рембрандта или кота, что бы он попытался спасти? Он ответил — кота. Сказал, что в любом выборе между искусством и жизнью он всегда выбрал бы жизнь.

Закрыв лицо ладонями, Поттинг зарыдал. Рой Грейс встал, подошел к нему.

— Она поступила очень смело, Норман. То, что случилось, ужасно, и никакими словами нельзя описать, чтовсе мы сейчас чувствуем и особенно чточувствуешь ты. Но мы, по крайней мере, знаем, что она повела себя как герой. Она сделала то, что мог бы сделать любой из нас и что, возможно, от кого-то еще потребуется. Именно поэтому мы — полицейские, а не клерки, сидящие за столами, проводящие свои жизни в окружении бумаг, живущие в стерильном коконе здоровья и безопасности. Каждый раз, выходя на улицу, мы знаем, что можем столкнуться с опасной для жизни ситуацией. Мне хотелось бы надеяться, что, если такое случится, любому из нас хватит мужества сделать то же самое, рискнуть жизнью так же, как рискнула она.

Он положил руки на плечи Поттингу.

— Лучший для нас способ почтить память Беллы — сделать так, чтобы ее смерть не была напрасной. Мы обязаны поймать этого мерзавца до того, как он подвергнет риску новые жизни.

Грейс наклонился, поцеловал Нормана Поттинга в щеку и, вернувшись на свое место, посмотрел на лежащие перед ним бумаги мутными от слез глазами.

— О’кей, наша главная и первостепенная задача — найти Рэд Уэствуд, которую не видели с тех самых пор, как сегодня в десять утра она ушла из офиса, чтобы провести несколько встреч с потенциальными покупателями жилых объектов в районе Брайтона. Миссис Уэствуд пыталась дозвониться до дочери, но телефон выключен. Ее последняя подтвержденная встреча прошла в доме на Коулман-авеню — это в Хоуве, — который она показывала некоей супружеской паре. Затем у нее была встреча с клиентом на Тонгдин-авеню. — Он посмотрел на детектива-сержанта Экстона. — Джон, ты выезжал на место. Можешь рассказать, что ты там видел?

— Да, сэр. Я был там с детективом-констеблем Дэвис. Ворота открыты, на подъездной дорожке стоял бесхозный «мини» с логотипом агентства «Мишон Маккей». На наш звонок никто не ответил, поэтому мы взломали дверь и обыскали дом и прилегающую территорию, но никаких следов Рэд Уэствуд не обнаружили. Я запросил записи с камер уличного видеонаблюдения до ее прибытия к дому, и то, что мне удалось узнать, подтверждает ее поездку с предыдущего адреса на Тонгдин-авеню. Группа слежения видела, как она въезжала на территорию особняка, но не знает, что случилось потом. Она просто исчезла. Район там спокойный, малолюдный, так что им пришлось держаться на некотором от нее отдалении, но они утверждают, что следом за ней на территорию никто не въезжал. Когда они смогли подъехать, то нашли брошенный у дома «мини» агентства «Мишон Маккей», но самой Рэд нигде не было. Потом, прочесав сад за домом, они увидели, что часть забора — шириной примерно шесть футов, — отделяющего участок от дороги на противоположной стороне, аккуратно снята, а на земле остались следы шин. Судя по всему, оттуда кто-то выехал.

Грейс кивнул, постаравшись скрыть раздражение и зная по собственному прошлому опыту, что слежка никогда не бывает эффективной на все сто процентов.

— По моему настоянию родители Рэд Уэствуд временно покинули отель в Истборне, в котором остановились после пожара в их доме. Я также распорядился установить круглосуточное наблюдение за лучшей подругой Рэд Рэкел Ивенс и ее мужем. Мы уже объявили мисс Уэствуд в розыск; руководит этой операцией на ступени «Голд» суперинтендент Джексон.

Поскольку формально поиском Рэд Уэствуд занималась теперь регулярная полиция Суссекса, в действие была введена особая структура управления с тремя уровнями командования — «золотой», «серебряный» и «бронзовый». На «золотом» уровне определялась стратегия операции, на «серебряном» — ее применение, «бронзовые» офицеры отвечали за отдельные направления: расследование, оружие, розыск и т. п.

Грейс перевел взгляд на детектива-сержанта Батчелора:

— Ты проверил ее квартиру, Гай?

— Да, сэр. Ничто не указывает на то, что она была там.

— Возвращаясь к ее последней известной нам встрече с клиентами, некими… — Рой заглянул в свои записи, — мистером и миссис Морли. С ними ведь уже поговорили, верно? — Он посмотрел на детектива-констебля Джека Александера.

— Да, сэр, я встречался с мистером Джоном Морли в офисе фирмы независимых финансовых консультантов во второй половине дня. Он сказал, что они чуть опоздали на встречу, так как сначала ошиблись адресом, и мисс Уэствуд пребывала в слегка раздраженном состоянии, так как из-за них могла, в свою очередь, опоздать на следующий свой просмотр. Но она провела их по дому, была мила и любезна.

— Этот Морли… Его последующие передвижения известны? — поинтересовался Грейс.

— Да, сэр. В десять минут первого он доставил жену обратно в Сифорд, на репетицию любительского драмкружка. Я проверил — он сказал правду.

— А что дальше?

— Ланч с клиентом в ресторане «Тополино», в Хоуве. Я разговаривал с одним из совладельцев, который подтвердил, что Морли прибыл туда в начале второго.

— Отличная работа, — похвалил Грейс.

— Менеджер мисс Уэствуд в «Мишон Маккей» сообщила, что ее следующая встреча — последняя перед возвращением в офис — должна была состояться в полдень в доме на Тонгдин-авеню, который называется Тонгдин-Лодж. Встречу назначил некий мистер Эндрю Остин. Это новый клиент — есть жена и сын. Ищет престижный особняк. Она записала его телефон в журнале регистрации, а потом занесла также и в компьютер. После исчезновения Сьюзи Лэмплаф такую процедуру практикуют все агентства недвижимости.

Риелтор Сьюзи Лэмплаф пропала (предположительно была убита) на юге Лондона в далеком 1986 году. Она отправилась показывать клиенту, представившемуся «мистером Киппером», уединенный участок, и больше ее никто не видел.

— Кто-нибудь позвонил мистеру Остину? — спросил Грейс.

— Да, сэр. Менеджер набирала номер, а потом и я тоже. Ответил пожилой мужчина, отдыхающий на одном из Канарских островов — Тенерифе. Я связался с телефонным провайдером «O2», и они подтвердили, что у них есть такой абонент, после чего я позвонил в отель, в котором, по его словам, он остановился, и там мне также подтвердили, что мистер Остин с женой проживают у них.

— Тонгдин-Лодж тянет на три с половиной миллиона фунтов, сэр, — заметил детектив-констебль Александер.

Грейс на какое-то время задумался.

— Эндрю Остин. Человек, который может позволить себе столь дорогое жилище, должен быть весьма состоятелен. Вы пробили его по Гуглу? Искали в Википедии?

— И там, и там, сэр, — ответил Александер. — Эндрю Остинов там сотни.

— Как насчет нынешних владельцев Тонгдин-Лодж?

— Они сейчас проживают в своем другом особняке, во Флориде. — Джек Александер сверился с записями. — В здешний их дом приходит убираться супружеская пара, некие Марк и Дебби Браун, но сегодня их там не было. По пятницам бывает садовник. Так что сегодня там могло и не быть никого.

Грейс посмотрел на записи в блокноте.

— Стало быть, в последний раз Рэд видели направляющейся на встречу с человеком, которого, возможно, не существует и который оставил чужой номер? — Он оглядел угрюмо-молчаливые лица присутствующих. — Не нравится мне это. Совсем не нравится.

— А потом кто-нибудь проверил территорию — вдруг она где-то там? — спросил Гай Батчелор.

— Да, — ответил Александер. — Территорию проверили, ее там нет.

Грейс снова посмотрел в блокнот. День, начавшийся так, что, казалось, хуже и быть не может, успешно доказывал обратное.


предыдущая глава | Пусть ты умрешь | cледующая глава