home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Заключение

История народа Рос. От ариев до варягов

Итак, к проблеме происхождения и начальной истории русского народа обращались историки в разные времена и эпохи, начиная с русских летописцев, но до сих пор она весьма важна и актуальна. Проблема эта очень сложная, емкая, многогранная и включает в себя множество аспектов. Поэтому ее решение на современном уровне требует привлечения различных научных методов и подходов, включая междисциплинарный, использования самых разнообразных источников, в том числе и не вполне традиционных для исторической науки (например, мифы, русский орнамент, лексический запас и т. д.).

Как и всякая другая научная проблема, она предполагает различные подходы к ее решению и освещению, разные варианты, разные концепции. Для науки не может быть приемлем застой и длительная консервация гипотез, которые, так и не получив статуса теории, тем не менее, со временем приобретают тенденцию превратиться в истины последней инстанции (примерами тому могут служить трактовки вопросов о происхождении названия русского народа, об именах Рюрика, Синеуса и Трувора и даже о начале русской истории, попавшие на страницы школьных и вузовских учебников).

В настоящей монографии предложен новый подход к изучению Руси изначальной, а также новый взгляд на некоторые традиционные источники; с новых позиций, учитывающих достижения этнологии, лингвистики, фольклористики, антропологии, археологии, климатологии и ряда других смежных дисциплин, рассматривается процесс формирования древних росов.

Анализ новейшей этнологической и философско-антропологической литературы позволяет прийти к выводу о том, что понятия «этнос», «народ» применимы к различным стадиям исторически формирующихся общностей людей и что начальные моменты образования этносов относятся к начальным этапам истории человечества. Поэтому современное понимание этноса позволяет не только на теоретическом, но и на научно-практическом уровне начинать историю русского народа не с периода становления государственности, а с его историко-этнических корней, уходящих в глубины общеиндоевропейской эпохи.

Наиболее существенными внешними признаками этноса, в которых обнаруживается этническая ценностная специфика, являются этнический стиль культуры (в широком смысле этого слова) и образ жизни; они же служат и ориентирами для этнической идентификации. В свою очередь, этнический стиль культуры, как отмечал С.Е. Рыбаков, ярче всего проявляется в мифологии, религии и народном искусстве[683]. Но мифология и религия, наряду с самоназванием отражают и более глубинную сущность этноса – его самосознание. Методы компаративистики, а также сравнительной мифологии и ономастики позволяют прийти к заключению о том, что эти основополагающие признаки этноса начинают формироваться у росов еще задолго до распада индоевропейской семьи, в длительный период их близости к древним арьям. Именно в это время закладывались основы того «бессознательного наследства», которое «держит под своей властью все проявления ума и характера»[684] и которое определяет особенности русского стиля мышления, образа жизни, того, наконец, что принято называть «загадочной русской душой».

Один из важнейших моментов становления этноса – возникновение у него собственного имени, самоназвания, которое является внешним проявлением этнического самосознания и связано с необходимостью самоидентификации, выделения себя из других народов. И поскольку осознание своего

коллектива и его противопоставление другим коллективам началось в эпоху верхнего палеолита и нашло внешнее выражение в понятиях-символах «мы», «наше» в противоположность «не мы», «не наше», то слово-местоимение «мы» можно считать древнейшим самоназванием предков русского народа.

Данные компаративистики и палеолингвистики позволяют также утверждать, что и этноним росы не был заимствован из других языков, а является одним из древнейших русских слов, со временем претерпевшим семантическую эволюцию и получившим значение людей, живущих на своей, родной земле. Древность этого слова подтверждается тем, что оно сохранилось и в других языках индоевропейской языковой семьи и, в частности, в санскритми в качестве самоназвания уже после ухода арьев из Восточной Европы, то есть не ранее II тысячелетия до н. э. Росы – это «свои люди», живущие на своей древней земле, не покинувшие ее, это – все «мы» (в отличие от «не мы», «чужие», «не люди»). Древность этого этнонима также подтверждается и чередованием о-у в корне слова (росы – русы) – явлением, не несущим никакой семантически дифференцирующей нагрузки и объясняющимся историей языков, некогда составлявших единую общеиндоевропейскую семью.

На глубокую древность русского народа указывает и удивительное сходство русского языка с санскритом, особенно древнейших слоев его лексики, относящейся к эпохе формирования семьи и рода, а также местоимений, слов, обозначающих действие или состояние, явления природы и т. д. Поскольку санскрит – язык древних арьев, отмеченное явление свидетельствует о длительном соседстве этих двух народов, что могло иметь место в эпоху, предшествующую уходу последних из Восточной Европы, то есть до конца III – начала II тысячелетия до н. э. На длительные контакты древнейших росов с арьями указывает и сходство их религиозных воззрений, имен богов, обрядов и обычаев, религиозных и магических терминов. Анализ некоторых особенностей религии древних росов позволяет прийти к заключению, что формирование ее древнейшей основы происходило в природно-климатических условиях, аналогичных тем, которые нашли отражение в древнейших гимнах «Ригведы».

Можно утверждать, что этногенез древних росов протекал одновременно с этногенезом древних арьев и историко-этнические корни русского народа уходят в глубь тысячелетий.

Анализ целого ряда письменных источников, в том числе и некоторых священных книг, позволяет прийти к выводу о том, что древнейшие росы были известны среди других народов древнего мира и играли определенную роль в их истории. И именно поэтому их имя оказалось зафиксированным в этнографической таблице Книги Бытия – Первой книги Моисеевой из Ветхого Завета. Текстологический анализ этой таблицы, наблюдения над особенностями древнееврейского письма позволяют утверждать, что имя народа Рос здесь употреблено по отношению к младшему сыну Иафета – третьего сына Ноя в форме (Тирас, Тирос), в которой начальный элемент ти-() является древнерусским указательным местоимением (по типу летописного «ти Словене»), сросшимся с этнонимом Рос (Рас). Имя народа Рос называет и пророк Иезекииль, живший в VI в. до н. э., книга которого также вошла в состав Библии. В том, что это слово в книге пророка означает имя народа Рос (а не «голова», или «глава», как оно перевездних средневековых источниках ассоциировалось с русским народом. Идентичным библейскому имени Рос (Тирас) является и этноним ар-Расс, упоминаемый в Коране среди древнейших народов, которых жестоко покарал Аллах.

Сообщения о древнейших росах встречаются также и у позднеантичных, и средневековых авторов (как европейских, так и восточных). Вполне возможно, что роксоланы (светлые аланы), которые упоминаются древними источниками, были частью росов, увлеченных потоком арьев на юг и давших начало Приазовско-Причерноморской Руси. Вполне логичной представляется идентификация с росами росомонов, о которых также упоминает ряд средневековых авторов, и народа Хрос (Ерос, Рос) Псевдо-Захарии. Византийские авторы, сообщавшие о нападении росов на Византию в V и IX вв., видели в этом осуществление пророчества Иезекииля о народе Рос. Не выражая ни малейшего сомнения в существовании между ними прямой преемственности, они тем самым подтверждают глубокую древность русского народа.

Глубокую древность существования южной Руси подтверждают и свидетельства арабских и персидских средневековых авторов, а название реки ар-Рас ассоциируется ими с именем древнего народа ар-Расс, упоминаемого в Коране. Не было сомнения в том, что русский народ своими историко-этническими корнями уходит в древнейшую эпоху, и у русских летописцев и книжников, которые его происхождение связывают с потомством библейского Иафета и, в частности, сообщают о русских «воях» IV века и более древних времен.

Понятие «древнейшие росы» гораздо шире и в пространственном, и в стадиальном отношении, чем условное понятие «славянская прародина». Древнейшие росы формировались из тех охотников, которые еще в каменном веке, продвигаясь за дикими животными, обживали и осваивали европейские земли, освободившиеся от ледника. Трудности освоения новых территорий, меняющиеся методы охоты, новая природно-климатическая среда, столкновения с чужаками – все это приводило к перестройке сознания первобытного человека, разграничению мира людей на своих и чужих, формированию этнически специфических символов. Огромная, пропитанная влагой (росою) от таявшего льда территория постепенно становилась своей, материнской землей, что нашло отражение в одном из древнейших выражений, наполненном глубокого смысла, – «Мать Сыра-Земля».

Сравнительный анализ славяно-русской мифологии и мифологии древних арьев, а также данные топонимики и сравнительного языкознания позволяют сделать вывод о том, что время проживания древних росов по соседству с арьями, время их наиболее тесных контактов и взаимовлияния совпадают с их расселением по территории восточноевропейского Севера в период климатического оптимума (примерно с 4000 г. до н. э. до 2700 г. до н. э.).

По прошествии этого теплового периода и с наступлением резкого похолодания начинается массовый отток индоевропейцев с Европейского Севера. И в это время происходит еще более широкое расселение древнейших росов по Восточной и Средней Европе. Формируются земледельческие культуры, которые археологи фиксируют в области славянской «прародины». Однако больш'aя часть росов рассредоточивается на территории, лежащей к востоку от земледельческих славянских центров, живя по соседству с другими племенами, в том числе с финно-угорскими и балтскими, а также с оставшимися в южном регионе Восточной Европы арьями.

Расселение древнейших росов по обширной европейской территории, соприкосновение и столкновения с иноязычными народами, а зачастую и жизнь в иноязычном окружении обусловили появление этнического термина «словене», образованного от лексемы «слово» и несшего в себе семантическую нагрузку со значением «единословники», «говорящие на одном языке», «понимающие друг друга».

Помимо восточных славян (полян, вятичей, дреговичей, древлян и т. д.), которые наряду с родовыми именами сохранили и свое более древнее видовое имя Росы/Русы, о своих русских корнях долгое время знали и помнили и остальные славяне. Этот факт, например, отражен в «Хронике» польского историка XVI в. М. Стрыйковского, который всех древних славян именовал «русацами» или «русскими славянскими народами». Это подтверждают и многочисленные данные топонимики и этнонимики.

В монографии в самом общем виде представлена модель расселения древнейших росов, которая позволяет найти ключ к ответу на многие вопросы и, в частности, на такие, как: причины разнообразия физических типов среди не только всех славян, но и конкретно русского народа; причины многообразия археологических культур, условно определяемых как славянские древности; существование Азовско-Причерноморской Руси, Руси Прибалтийской, Карпатской, Дунайской и др.

Научный анализ целого ряда разнообразных исторических источников также позволяет сделать вывод о существовании в течение длительного времени западных русов (ругов, рогов, руянов, рутенов), историю которых мы вправе считать частью истории древней Руси.

Внимательное прочтение русских летописей (Лаврентьевской, Густинской, Иоакимовской, Псковской I-й, Софийской Iй, Воскресенской и др.), изучение легенд, данных ономастики, геральдики, антропологии, сравнительного языкознания позволяют с твердой уверенностью заявить, что «варяги-русь», о которых идет речь в русских летописях, – это славяно-росы, жившие вдоль южного побережья Балтийского моря; что рассказ о призвании на княжение в Новгородскую землю в 862 г. Рюрика и его братьев не есть выдумка летописца, а он основан на вполне реальных исторических событиях; что имена Синеуса и Трувора вовсе не «следствие неверного перевода летописцем шведских слов», но являются русскими эпитетными именами. Пришедшие с Рюриком к новгородской Руси варяги были русскими и такими же славянами (на это указывает летописец: «преже бо беша Словении»), и они, конечно же, сыграли свою роль в политической консолидации русского народа.

Настоящее исследование ни в коей мере не претендует на исчерпывающие ответы на все вопросы, возникающие в связи с проблемой происхождения русского народа. Однако хочется надеяться на то, что оно поможет изменить отношение исторической науки к началу Руси, ее истокам, выработать новый подход к истокам Руси, начальному периоду ее истории и утвердить мнение о русском народе как одном из древнейших, имеющем право не только на свою историю раннего средневековья, но и историю древнего мира.

История народа Рос. От ариев до варягов


§ 4. «Варяги-русь» русских летописей | История народа Рос. От ариев до варягов | Источники