home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


14

После ужина Ширли и Марк показали им, как пройти к общежитию. Джанс увидела, как молодые супруги поцеловались, расставаясь. Марк пришел, отработав смену, а Ширли только отправлялась на работу. Их встреча в столовой была завтраком для нее и ужином для него. Джанс поблагодарила их за то, что они пообщались с ними, и похвалила еду. Потом они с Марнсом вышли из столовой, где стоял такой же шум, как в генераторной, и отправились по извилистым коридорам к месту ночлега.

Марнсу предстояло спать в комнате, где жили молодые механики, работающие в первую смену. Там для него поставили небольшую койку — по оценке Джанс, она была ему сантиметров на двадцать коротка. В конце коридора, ведущего к общежитию, отыскалась комнатка, зарезервированная для Джанс. Они решили подождать в ней и проводили время, растирая усталые ноги и обсуждая, насколько все отличается здесь, «на глубине», пока к ним не постучали. Вошла Джульетта.

— Вас поселили в одной комнате? — удивилась она.

Джанс рассмеялась:

— Нет, Марнсу дали койку в общежитии. Да и я смогла бы без проблем переночевать в одной комнате с другими.

— Забудьте, — сказала Джульетта. — В этой комнатке все время селят новичков и семьи, приходящие в гости. Самое обычное дело.

Зажав в зубах веревочку, Джульетта собрала в пучок еще мокрые после душа волосы и завязала их в хвост. Она переоделась в другой комбинезон, и Джанс предположила, что пятна на ее комбинезонах просто не отстирываются.

— А скоро мы сможем объявить эти энергетические каникулы? — спросила Джульетта. Закончив с волосами, она скрестила руки на груди и прислонилась к стене возле двери. — Думаю, вам захочется воспользоваться преимуществом всеобщей радости после очистки, правильно?

— А как скоро ты сможешь начать? — поинтересовалась Джанс.

Она вдруг осознала, что одна из причин, почему она хочет видеть эту женщину в должности шерифа, — ее кажущаяся недоступность. Джанс взглянула на Марнса и задумалась, насколько ее собственная привлекательность в его глазах все те долгие годы, когда она была с Дональдом, имела столь же простое объяснение.

— Я могу начать завтра. К утру мы, скорее всего, запустим резервный генератор. Если я отработаю сегодня ночью еще одну смену и проверю, что прокладки и уплотнения…

— Нет, — прервала ее Джанс, поднимая руку. — Как скоро ты сможешь начать работать шерифом? — Она покопалась в открытом рюкзаке, разложила на кровати папки и стала искать в них контракт.

— Я… Я думала, что мы это уже обсудили. Меня совершенно не интересует…

— Из таких получаются лучшие, — заметил Марнс. — Из тех, кого такая работа не интересует.

Он встал напротив Джульетты, сунув большие пальцы в карманы комбинезона и прислонившись к стене.

— Мне очень жаль, но здесь нет никого, кто смог бы так просто меня заменить, — возразила Джульетта и тряхнула головой. — Вы не отдаете себе отчета, чем мы тут занимаемся…

— Думаю, это ты не отдаешь себе отчета, чем мы занимаемся там, наверху, — прервала ее Джанс. — И почему ты нам нужна.

Джульетта кивнула и рассмеялась:

— Слушайте, у меня тут есть такие машины, что вы вряд ли сможете понять…

— И что в них хорошего? — спросила Джанс. — Что эти машины делают?

— Да они поддерживают всю жизнь в нашем чертовом бункере! Вы поглощаете кислород, когда дышите? Мы здесь регенерируем воздух. Вы выдыхаете токсины? Мы закачиваем их обратно в землю. Или вы хотите, чтобы я написала список всего, что производится из нефти? Каждый кусочек пластика, каждый грамм резины, все растворители и чистящие средства, я уже не говорю об электричестве, которое генерируется за счет сжигания нефтепродуктов. Буквально все!

— Но все это было здесь еще до твоего рождения, — отметила Джанс.

— Ну так я вам скажу, что до конца моей жизни машины бы не протянули — в том состоянии, в каком они были. — Она опять скрестила руки и прислонилась к стене. — Думаю, вы не понимаете, в какой заднице мы бы оказались без этих машин.

— А я думаю, что ты не понимаешь, насколько бессмысленным станет здесь все, если не будет людей.

Джульетта отвернулась. Джанс впервые увидела, как она вздрогнула.

— Почему ты никогда не навещала отца?

Джульетта резко повернула голову и уставилась на другую стену. Затем убрала со лба прядь волос.

— Сходите и посмотрите мой рабочий график, — предложила она. — А потом скажите, где в нем отыскать для этого время.

Прежде чем Джанс успела ответить, что отец — ее семья, а для семьи всегда найдется время, Джульетта повернулась к ней.

— Думаете, мне наплевать на других людей? Так, да? Но вы ошибаетесь. Мне дорог каждый человек в этом бункере. А мужчины и женщины здесь, на забытых нижних этажах, и есть моя семья. Я встречаюсь с ними каждый день. Делю с ними хлеб. Мы работаем, живем и умираем рядом друг с другом. — Она взглянула на Марнса. — Разве не так? Вы это видели.

Марнс ничего не ответил. Джанс задумалась, не послышался ли ей акцент на слове «умираем».

— А вы спрашивали отца, почему он никогда не приходил повидаться со мной? У него-то на это есть время. Его там ничто не держит.

— Да, мы с ним встречались. И твой отец, похоже, очень занятой человек. Он такой же целеустремленный, как и ты.

Джульетта отвернулась.

— И такой же упрямый.

Джанс оставила бумаги на кровати и подошла к двери, остановившись всего в шаге от Джульетты. Она ощутила запах мыла от ее волос. Увидела, как ее ноздри трепещут от быстрого и тяжелого дыхания.

— Дни идут и погребают под собой небольшие решения, верно? Решение не навещать отца, например. Первые несколько дней пролетели достаточно легко, подталкиваемые гневом и молодостью. Но потом они накапливаются, как гора непереработанного мусора. Разве не так?

Джульетта отмахнулась:

— Не знаю, о чем вы.

— Я говорю о днях, которые превращаются в недели, а те — в месяцы и годы. — Она едва не сказала, что сама попала в точно такую же ситуацию и ее дни все еще продолжали копиться, но рядом был Марнс, и он слушал. — Через какое-то время ты становишься злой только для того, чтобы оправдать старую ошибку. Это превращается в игру. Двое смотрят в разные стороны, отказываясь повернуться из страха быть первым…

— Все было не так, — возразила Джульетта. — Я не хочу вашу работу. И не сомневаюсь, что у вас есть множество тех, кто ее хочет.

— Если это будешь не ты, то место шерифа займет некто, кому я не могу доверять. Уже не могу.

— Тогда дайте эту работу другой девушке, — улыбнулась она.

— Или ты, или он. И я считаю, что он станет больше прислушиваться к указаниям с тридцатых, чем к моим. Или соблюдать Пакт.

Кажется, на эти слова Джульетта отреагировала, — по крайней мере, она опустила скрещенные на груди руки. Обернувшись, она встретилась взглядом с Джанс. Марнс молча наблюдал за происходящим.

— Последний шериф, Холстон… что с ним произошло?

— Он ушел на очистку.

— Добровольно, — мрачно добавил Марнс.

— Знаю — но почему? — Она нахмурилась. — Я слышала что-то насчет его жены.

— Ходят разные слухи…

— Помню, как он говорил о ней, когда вы приходили сюда вдвоем расследовать смерть Джорджа. Сперва я подумала, что он флиртует со мной, но он мог думать только о своей жене.

— Пока мы находились здесь, они участвовали в лотерее, — напомнил Марнс.

— Да. Точно.

Некоторое время Джульетта смотрела на кровать с разбросанными по ней бумагами.

— Я не знаю, как выполнять эту работу. Я умею только чинить разные машины.

— Практически то же самое, — пояснил Марнс. — Ты тогда здорово помогла расследованию. Ты понимаешь, как работают машины. Как взаимодействуют детали. Видишь маленькие подсказки, которых другие не замечают.

— Но вы говорите о машинах.

— Люди от них не очень-то отличаются, — заметил Марнс.

— Полагаю, ты это уже знаешь, — заговорила Джанс. — Думаю, у тебя правильное отношение к делу. Правильная склонность. Отличие лишь в том, что должность шерифа — слегка политическая. А расстояние — это даже хорошо.

Джульетта покачала головой и посмотрела на Марнса.

— Потому вы и выдвинули меня, да? Интересно, как к вам пришла эта идея?

— Ты хорошо справишься, — сказал Марнс. — Думаю, ты будешь чертовски хороша во всем, за что возьмешься. И это гораздо более важная работа, чем ты считаешь.

— И я буду жить наверху?

— Твой офис расположен на первом этаже. Возле шлюза.

Похоже, Джульетта задумалась. Джанс была рада уже тому, что та стала задавать вопросы.

— И зарплата больше, чем ты зарабатываешь сейчас, даже со сверхурочными.

— Вы проверяли?

Джанс кивнула:

— Позволила себе кое-какие вольности до того, как мы отправились сюда.

— Например, поговорили с моим отцом.

— Правильно. Знаешь, он хотел бы с тобой повидаться. Если ты пойдешь с нами.

Джульетта уставилась на свои ботинки.

— На этот счет не уверена.

— Есть еще кое-что, — сказал Марнс, поймав взгляд Джанс, и посмотрел на бумаги, разбросанные на кровати. Сверху лежал новенький сложенный контракт на имя Питера Биллингса. — Ай-Ти, — напомнил он Джульетте.

Джанс подхватила его мысль:

— Есть еще одно дело, которое надо прояснить до того, как ты согласишься.

— А я не уверена, что соглашусь. Я хочу продолжить разговор об энергетических каникулах, об организации здесь рабочих смен…

— Согласно традиции Ай-Ти утверждает кандидатов на все должности…

Джульетта закатила глаза и выдохнула:

— Ай-Ти?

— Да, и мы поговорили с ними по пути сюда, просто чтобы ускорить дело.

— Не сомневаюсь, — буркнула Джульетта.

— И зашел разговор о тех реквизициях, — вмешался Марнс.

Джульетта повернулась к нему.

— Мы знаем, что дело наверняка не стоит и выеденного яйца, но они подняли этот вопрос…

— Погодите, так это насчет термоленты?

— Термоленты?

— Да. — Джульетта нахмурилась и покачала головой. — Вот ублюдки.

— У них на тебя дело вот такой толщины. — Джанс развела пальцы сантиметров на пять. — Они заявили, что ты воровала то, что предназначалось им.

— Быть такого не может. Вы что, шутите? — Она указала на дверь. — Да из-за них мы не можем получить нужные нам материалы. Когда мне понадобилась термолента — пару месяцев назад появилась утечка в одном из теплообменников, — мы не сумели добыть ни кусочка, потому что в отделе снабжения нам ответили, что подложка для этой ленты уже расписана по заявкам. Но мы тоже подавали на нее заявку, а потом я узнала от одного из наших носильщиков, что вся эта лента уходит в Ай-Ти и что они получают ее километрами для изготовления наружного слоя своих испытательных комбинезонов.

Джульетта глубоко вдохнула.

— Вот я и перехватила немного ленты. — Сделав это признание, она посмотрела на Марнса. — Слушайте, мы тут производим электричество, в том числе чтобы они могли у себя наверху заниматься своими делами, и при этом я не могу получить даже самых необходимых материалов. И если я их все-таки получаю, качество у них отвратительное — наверное, из-за нереальных квот и ускоренного производства…

— Если эти материалы действительно были нужны, — прервала ее Джанс, — то я тебя понимаю.

Она взглянула на Марнса, тот улыбнулся и чуть наклонил голову, словно напоминая: я ведь говорил, что она подходит для такой работы. Но Джанс его проигнорировала.

— Я действительно была рада выслушать твою версию этой истории, — сказала она Джульетте. — И хотела бы совершать такие путешествия чаще, несмотря на мои старые ноги. Есть вещи, которые мы там, наверху, воспринимаем как должное, по большей части из-за того, что не очень хорошо их понимаем. Теперь я вижу, что нашим службам необходимо плотнее общаться, что им нужен такой же постоянный контакт, какой я установила с Ай-Ти.

— А я твержу об этом уже двадцать лет, — ответила Джульетта. — Мы тут внизу шутим, что здешнее место было спланировано так, чтобы мы не путались под ногами. Именно такое чувство у нас иногда возникает.

— Что ж, если ты поднимешься наверх, если согласишься стать шерифом, то люди тебя услышат. Ты сможешь стать первым звеном в этой цепи управления.

— А как к такому отнесутся в Ай-Ти?

— Будет сопротивление, но это нормально, когда имеешь дело с ними. Я и не с таким уже справлялась. Я свяжусь со своим офисом, попрошу оформить несколько внеплановых заявок. Выпишем их задним числом, сделаем все официально и открыто. — Джанс всмотрелась в лицо Джульетты. — Но для этого я должна знать наверняка, что все материалы, которые ты достала таким способом, были абсолютно необходимы.

Джульетта не дрогнула под ее взглядом.

— Они были необходимы. Но важно не это. Материал, который мы от них получили, имел отвратительное качество. Буквально разваливался, как будто его специально таким создали. Я вот что скажу: мы в конечном итоге получили партию из отдела снабжения и изготовили свою ленту. У нас остался кое-какой запас, и я с удовольствием сделала бы им предложение о мире по дороге наверх. Наш вариант ленты настолько лучше…

— По дороге наверх? — переспросила Джанс, желая убедиться, что поняла слова Джульетты и что та согласилась.

Джульетта посмотрела на них и кивнула.

— Вам придется дать мне неделю, чтобы разобраться с генератором. Мне от вас нужна отсрочка на время энергетических каникул. И поймите также, что я всегда буду считать себя одним из механиков и соглашаюсь, поскольку вижу, что случается, когда проблемы игнорируют. Здесь моей главной идеей стало профилактическое обслуживание. Не ждать, пока что-то сломается, и уже потом чинить, а следить за оборудованием и делать все необходимое, чтобы оно исправно работало и дальше. Очень многие проблемы здесь пускали на самотек, позволяя машинам изнашиваться. И я думаю, что если представить бункер как один большой мотор, то мы здесь — вроде как масляный поддон картера, которому требуется определенное внимание. — Она протянула руку Джанс. — Дайте мне эти энергетические каникулы, и я — ваш человек.

Джанс улыбнулась и взяла ее руку, восхитившись теплотой и силой ее уверенного пожатия.

— Займусь этим завтра же с утра, — пообещала она. — И спасибо тебе. Добро пожаловать на борт.

Марнс подошел и тоже протянул Джульетте ладонь.

— Рад, что согласилась, босс.

Джульетта ухмыльнулась, пожимая его руку.

— Ну-ну, давайте не опережать события. Думаю, мне еще многому придется научиться, прежде чем вы сможете меня так называть.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава