home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17

В генераторной было необычно многолюдно и зловеще тихо. Механики в поношенных комбинезонах стояли в три ряда за ограждением и наблюдали за работой первой смены. Джульетта едва замечала их присутствие — гораздо острее она осознавала тишину.

Она склонилась над самодельным устройством — высокой платформой, приваренной к металлическому полу и оснащенной зеркалами и тонкими прорезями, лучи из которых пронизывали все помещение. Эти лучи падали на зеркала, прикрепленные к генератору и его динамо, помогая ей идеально их выравнивать. Ее больше всего волновал соединяющий их вал, длинный стальной стержень толщиной с мужское запястье, с помощью которого энергия сгорающего топлива преобразовывалась в электричество. Она надеялась выровнять машины на концах этого вала с точностью до тысячной дюйма. Но все, что они сейчас делали, не имело прецедента. Все действия были торопливо спланированы во время длившегося всю ночь совещания, пока запускался резервный генератор. Теперь ей оставалось лишь сосредоточиться и надеяться, что восемнадцатичасовые смены дали какой-то результат. И верить в планы, составленные, когда она более-менее отдохнула и смогла размышлять здраво.

Пока Джульетта руководила окончательной регулировкой, вокруг царила мертвая тишина. Она подала знак. Марк и его команда затянули несколько массивных болтов на новых резиновых опорах. Шел четвертый день энергетических каникул. Генератор требовалось смонтировать и запустить к утру, а вывести на полную мощность — к вечеру. Над ним так изрядно поработали — установили новые прокладки и уплотнения, отполировали цилиндрические валы, для чего молодым «теням» пришлось заползать в самое сердце машины, — что Джульетту начало тревожить, запустится ли генератор вообще. За всю ее жизнь генератор еще ни разу не останавливали совсем. Старый Нокс сумел вспомнить, как генератор отключился сам во время аварийной ситуации, когда Нокс был еще юной «тенью», но для всех остальных «на глубине» рокот стал таким же непрерывным и привычным, как собственное сердцебиение. На Джульетту давило бремя ответственности за то, чтобы все заработало. Ведь именно она предложила идею переоборудования генератора. Она успокаивала себя, мысленно повторяя, что поступила правильно, и худшее, что может случиться теперь, — это что каникулы продлят, пока механики не разберутся со всеми неполадками. Вариант намного лучший, чем катастрофическая поломка через несколько лет.

Марк подал сигнал, что болты надежно закреплены, а стопорные гайки затянуты. Джульетта спрыгнула с платформы и подошла к нему. Трудно было идти небрежной походкой под взглядами стольких людей. Она не могла поверить, что эта буйная толпа, эта ее большая и своенравная семья, может соблюдать такое идеальное молчание. Создавалось впечатление, что все они затаили дыхание, гадая, не обернулся ли пшиком напряженнейший график последних нескольких дней.

— Готов? — спросила она Марка.

Тот кивнул, вытирая руки грязной тряпкой, вечно переброшенной через его плечо. Джульетта взглянула на свои часы. Вид секундной стрелки, неутомимо бегущей по неизменному пути, успокоил ее. Всякий раз, когда у нее возникали сомнения, будет ли что-то работать, она смотрела на запястье. Но не для того, чтобы узнать время, а чтобы посмотреть на механизм, который она починила. Ремонт оказался настолько сложным, почти невозможным, — у нее ушло несколько лет на очистку и сборку почти невидимых деталек, — что по сравнению с ним ее нынешняя задача казалась пустяком.

— Мы укладываемся в график? — спросил Марк ухмыляясь.

— Все идет отлично.

Она кивнула в сторону диспетчерской. По толпе пробежал шепот: люди смекнули, что сейчас произойдет запуск. Очень многие сняли с шеи защитные наушники и прикрыли уши. Джульетта и Марк присоединились к Ширли в диспетчерской.

— Как у вас дела? — спросила Джульетта у мастера второй смены.

— Почти готово, — ответила Ширли, продолжая регулировки: сбрасывая все коррекции, накопившиеся за несколько лет. Они запускали генератор с нуля, избавившись от всех старых заплаток и отремонтированных фрагментов, которые могли помешать найти новые симптомы неисправностей. Техники называют такое «свежим стартом». — Можно запускать, — сказала она.

Ширли отошла от пульта и встала рядом с мужем. Ее намерение было очевидно: это был проект Джульетты и, вероятно, последнее устройство, которое она пыталась починить в недрах механического отдела. Вся честь и вся ответственность при запуске генератора будут принадлежать ей.

Джульетта подошла к панели управления, глядя на рукоятки и шкалы, которые она смогла бы отыскать и в полной темноте. Ей с трудом верилось, что этот этап ее жизни остался позади, а новый вот-вот начнется. Мысль о путешествии наверх пугала ее больше, чем нынешний проект. Идея оставить друзей и семью и заняться политикой казалась ей не столь приятной на вкус, как пот и смазка на губах. Но наверху у нее хотя бы были союзники. И если такие люди, как Джанс и Марнс, смогли там устроиться и выжить, то, наверное, и у нее все сложится хорошо.

Рукой, дрожащей скорее от усталости, чем от волнения, Джульетта включила мотор стартера. Громко взвыв, он попытался запустить вращение массивного дизель-генератора. Казалось, это длится вечно, но Джульетта понятия не имела, каков должен быть нормальный звук при запуске. Марк стоял у двери, приоткрыв ее, чтобы лучше слышать крики, если понадобится остановить запуск. Он смотрел на Джульетту, а та все давила на кнопку зажигания и хмурилась, пока в соседнем помещении выл и стонал стартер.

Джульетта отпустила кнопку зажигания и потянулась к выключателю, но замерла, не нажав его. Снаружи доносился шум. Мощный приглушенный гул. Ей показалось, что она ощущает его через пол, но не как вибрацию генератора до ремонта.

— Он уже работает! — крикнул кто-то.

— Он работает, — повторил Марк, смеясь.

Механики снаружи радостно вопили. Кто-то сорвал наушники и подбросил их. Джульетта поняла, что мотор стартера шумел сильнее отремонтированного генератора, что она давила кнопку зажигания, даже когда генератор уже запустился и продолжал работать.

Ширли и Марк обнялись. Джульетта проверила температуру и давление на всех выведенных в ноль шкалах и увидела, что регулировать практически нечего, но она не могла наверняка сказать, что все в порядке, пока генератор не прогреется. У нее перехватило дыхание — она разом избавилась от такого большого напряжения. Механики уже перепрыгивали через ограждение, толпясь возле отремонтированного зверя. Некоторые — те, кто редко бывал в генераторной, — прикасались к нему почти с благоговением.

Джульетта вышла из диспетчерской — посмотреть на них, прислушаться к звуку идеально работающей машины и выровненной трансмиссии. Она встала за ограждением, положив руки на стальной прут, который прежде вибрировал и трясся при работающем генераторе, и стала смотреть на удивительное празднование, начавшееся в этом обычно пустом зале. Шум голосов стоял впечатляющий. Люди получили энергию и избавились от страха. То была кульминация огромного непрерывного труда и четкого планирования.

Успех помог ей почувствовать себя увереннее относительно того, что ждало ее впереди, ждало наверху. Она была в таком прекрасном настроении, любуясь мощными и обновленными машинами, что не заметила, как в зал вбежал молодой носильщик. Его лицо казалось пепельно-бледным, он глотал воздух, задыхаясь после долгого и отчаянного бега. Она даже не заметила, что какая-то новость начала передаваться из уст в уста через весь зал, распространяясь среди механиков, в глазах которых появлялись страх и печаль. И лишь когда шум празднования смолк окончательно, а в зале наступила тишина совсем иного рода, перемежаемая всхлипываниями, возгласами изумления и причитаниями взрослых мужчин, Джульетта поняла: случилось что-то плохое.

Что-то произошло. Разбалансировалось нечто большое и мощное.

И это не имеет никакого отношения к ее генератору.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава