home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20

Джульетта заставила себя встать из-за стола уже после десяти вечера. Глаза слезились и больше не могли смотреть на монитор, к тому же она слишком устала, чтобы прочесть хотя бы еще одну страницу дела. Джульетта выключила компьютер, убрала папки на место, погасила свет и заперла дверь в кабинет снаружи.

Когда она сунула ключи в карман, в животе у нее заурчало, а висящий в воздухе слабый запах рагу из кролика напомнил, что она снова пропустила ужин. Третий вечер подряд. Три вечера упорной сосредоточенности на работе, которой ее никто не учил, — настолько упорной, что она забывала про еду. Пожалуй, она смогла бы найти этому оправдание, если бы ее кабинет не примыкал к шумному и наполненному ароматами кафе.

Джульетта достала из кармана ключи и пересекла тускло освещенное помещение, обходя почти неразличимые стулья, в беспорядке расставленные между столиками. Парочка подростков как раз направлялась к выходу — они улучили несколько минут, чтобы побыть наедине в темном кафе, освещенном лишь экраном, пока не наступило время общего отбоя. Джульетта крикнула им, чтобы они спускались аккуратно, — она решила, что такая профилактика несчастных случаев тоже входит в обязанности шерифа. Подростки, хихикая, скрылись на лестнице. Она представила, как они идут, держась за руки, и украдкой целуются по пути к своим квартирам. Взрослые знали о таких мелких нарушениях, но смотрели на них сквозь пальцы — так продолжалось поколение за поколением. Для Джульетты, однако, все было иначе. Она сделала свой выбор уже взрослой, полюбила без разрешения и поэтому сейчас острее воспринимала свое лицемерие.

Приближаясь к кухне, она заметила, что в кафе не совсем пусто. В тени возле экрана сидела одинокая фигура, уставившись на чернильную темноту ночных облаков, зависших над черными холмами.

Кажется, это был тот же человек, что и накануне вечером, — он наблюдал, как медленно тускнеет закат, пока Джульетта в одиночестве работала в кабинете. Она пошла к кухне другим путем, чтобы пройти мимо него. Многочасовое чтение страниц с описаниями разного рода дурных намерений сделало ее параноиком. Обычно Джульетта восхищалась людьми, которые чем-то выделялись, но теперь стала относиться к ним настороженно.

Она прошла между экраном и ближайшим столиком, задержавшись, чтобы сдвинуть стулья, лязгнув при этом металлическими ножками по плиткам. Она не сводила глаз с сидящего, но тот ни разу не повернул голову на шум. Он так и смотрел на облака, положив что-то на колени и подняв руку к подбородку.

Тогда Джульетта прошла непосредственно за его спиной, между столиком и его стулом, придвинутым странно близко к экрану. Она сдержала желание кашлянуть или задать ему вопрос. Вместо этого она двинулась дальше, отыскивая универсальный ключ на кольце с множеством других ключей, доставшихся ей вместе с новой работой.

Она дважды оглядывалась на пути к кухне. Мужчина не шевелился.

Джульетта вошла на кухню и включила свет. Лампы под потолком защелкали и загорелись. Она вытащила из холодильника галлон сока в пластиковой канистре и прихватила с сушилки чистый стакан. В другом холодильнике отыскалось рагу — накрытое крышкой и уже холодное. Джульетта достала и его, положила два черпака в глубокую тарелку, взяла ложку. Возвращая большую кастрюлю на холодную полку, Джульетта на миг задумалась, не стоит ли подогреть ужин.

Она вернулась в кафе с тарелкой и стаканом, выключив локтем свет на кухне и закрыв дверь ногой. Уселась в тени в торце одного из длинных столов и принялась за еду, поглядывая на странного человека, который смотрел в темноту так, как будто мог в ней что-то разглядеть.

Через какое-то время ложка заскребла по дну, а стакан с соком опустел. Пока она ела, незнакомец ни разу не повернул голову от экрана. Джульетта отодвинула тарелку, одолеваемая безумным любопытством. Человек отреагировал на звук — если только это не было совпадением. Она подался вперед и протянул руку к экрану. Джульетте показалось, что она видит в его руке стержень или палочку, но что именно, в темноте было не разглядеть. Через несколько секунд незнакомец наклонился, и Джульетта услышала скрип угольного карандаша по бумаге — судя по звуку, дорогой. Она встала, приняв это движение за приглашение к разговору, и подошла к нему.

— Совершаете налет на кладовку? — спросил он.

Она вздрогнула, услышав его голос.

— Заработалась и пропустила ужин, — пробормотала Джульетта, как будто именно она была обязана что-то объяснять.

— Приятно, наверное, иметь ключи?

Он так и не отвернулся от экрана, и Джульетта напомнила себе, что надо будет перед уходом запереть дверь на кухню.

— Что вы тут делаете? — спросила она.

Незнакомец протянул руку за спину, ухватил ближайший стул и развернул его к экрану:

— Хотите посмотреть?

Джульетта настороженно приблизилась, вцепилась в спинку стула и демонстративно отодвинула его немного в сторону. В помещении было слишком темно, чтобы разглядеть черты незнакомца, но его голос звучал молодо. Она упрекнула себя за то, что не запомнила его лицо вчера вечером, когда света было больше. Ей надо стать более наблюдательной, если она хочет принести хоть какую-то пользу на новой работе.

— А на что именно вы смотрите? — спросила она и украдкой бросила взгляд на его колени, где в тусклом свете, просачивающемся с лестницы, едва виднелся большой лист белой бумаги. Тот лежал ровно, словно на доске или на чем-то жестком.

— Думаю, эти две собираются разделиться. Посмотрите туда.

Человек показал на экран и на смесь темных точек — настолько темных, что они казались единым черным пятном. Если Джульетта и различала какие-то контуры и оттенки, то это вполне могло оказаться обманом зрения. Но все же она всмотрелась в то место, куда указывал его палец, гадая, не пьян ли ее собеседник и не сошел ли он с ума, и терпеливо выдержала последующее молчание.

— Вот, — возбужденно прошептал он.

Джульетта увидела вспышку. Пятнышко света. Как будто кто-то на мгновение включил фонарик в дальнем конце генераторной. Потом пятнышко исчезло.

Она вскочила со стула и подошла к экрану. Что же это было?

Карандаш опять скрипнул по бумаге.

— Что это было, черт побери? — спросила Джульетта.

Незнакомец рассмеялся:

— Звезда. Если подождете, сможете увидеть ее снова. Там сегодня тонкие облака и сильный ветер. А звезда скоро будет проходить через эту точку.

Джульетта обернулась в поисках стула и увидела, что мужчина держит в вытянутой руке карандаш, прищурив глаз и глядя в ту точку, где мигнул огонек.

— Как вы ухитряетесь там что-то разглядеть? — спросила она, усаживаясь на пластиковый стул.

— Чем дольше этим занимаешься, тем лучше видишь в темноте. — Он склонился над бумагой и что-то на ней отметил. — А я поднимаюсь сюда по ночам уже довольно давно.

— Чем именно вы занимаетесь? Просто смотрите на облака?

Он рассмеялся:

— По большей части да. К сожалению. Но я пытаюсь разглядеть, что находится за ними. Смотрите — и вы сможете увидеть ее снова.

Джульетта уставилась в то место, где была вспышка. И неожиданно вновь увидела искорку света, похожую на сигнал, посланный с высоты над холмами.

— Сколько звезд вы увидели? — спросил он.

— Одну. — От новизны этого зрелища у нее перехватило дыхание. Она знала, что звезды существуют — такое слово имелось в словаре, — но еще ни разу их не видела.

— Рядом с той звездой есть еще одна, не такая яркая. Давайте покажу.

Послышался легкий щелчок, и колени незнакомца залил красный свет. Джульетта увидела, что у него на шее висит фонарик, обернутый на конце пленкой из красного пластика. Из-за пленки казалось, что стекло фонарика объято пламенем, он испускал мягкий свет, который не слепил, как лампы на кухне.

На коленях мужчины она увидела большой лист бумаги, усыпанный точками. Они располагались беспорядочно, а лист, расчерченный сеткой из прямых линий, усеивали пометки, сделанные мелким почерком.

— Проблема в том, что они перемещаются, — пояснил незнакомец. — Если сегодня я вижу эту звезду здесь, — он постучал пальцем по одной из точек, рядом с которой стояла точка поменьше, — то завтра ровно в то же время она сдвинется чуть-чуть сюда. — Когда он повернулся к Джульетте, та увидела, что мужчина молод, не старше тридцати, и довольно симпатичен. Чистый и ухоженный, как большинство офисных работников. Он улыбнулся и добавил: — У меня ушло много времени, чтобы это понять.

Джульетте хотелось сказать ему, что он долгое время оставался неживым, но вспомнила, что испытывала в годы своего ученичества, когда люди судили о ней подобным образом.

— А в чем тут смысл? — спросила она.

Его улыбка поблекла.

— А в чем вообще смысл?

Он вновь уставился на стену и погасил фонарик. Джульетта поняла, что задала неправильный вопрос, обидела его. А потом задумалась, нет ли в его увлечении чего-то незаконного, нарушающего какие-нибудь запреты. Отличается ли хоть чем-то сбор информации о внешнем мире от поведения людей, которые просто сидят и смотрят на холмы? Она сделала мысленную пометку спросить об этом Марнса. Незнакомец опять повернулся к ней.

— Меня зовут Лукас, — сказал он.

Ее глаза уже привыкли к темноте, и она смогла разглядеть его протянутую руку.

— Джульетта, — ответила она, пожимая ему руку.

— Новый шериф.

Не спросил, просто констатировал, — разумеется, он знал, кто она такая. Похоже, все наверху это знали.

— Чем вы занимаетесь, когда не сидите здесь? — поинтересовалась она, не сомневаясь, что это не его основная работа. Никто не мог зарабатывать читы, глядя на облака.

— Я живу в верхней трети. Днем работаю за компьютером. А сюда прихожу только в те дни, когда видимость хорошая. — Он включил фонарик и направил свет в ее сторону, намекая, что мысли о звездах сейчас для него уже не самое важное. — На моем этаже есть парень, который работает здесь в вечернюю смену. Когда он возвращается домой, то дает мне знать, какие сегодня были облака. Если подходящие, то я прихожу и ловлю удачу.

— И составляете схему расположения звезд? — Джульетта показала на большой лист бумаги.

— Пытаюсь. На это, наверное, уйдет несколько жизней.

Он сунул карандаш за ухо, достал из кармана тряпку и вытер испачканные углем пальцы.

— А что потом?

— Ну, надеюсь, что сумею заразить кого-нибудь своей болезнью, и тот продолжит с того места, где я закончу.

— То есть про несколько жизней — это серьезно?

Он рассмеялся, и смех у него оказался приятный:

— По меньшей мере несколько.

— Что ж, не буду вам мешать, — сказала она, неожиданно ощутив вину за то, что отвлекала его разговорами.

Джульетта встала и протянула руку, Лукас тепло ее принял. Он накрыл другой ладонью ее кисть и задержал руку чуть дольше, чем она ожидала.

— Приятно было познакомиться, шериф.

Он улыбнулся. Джульетта пробормотала что-то невнятное в ответ.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава