home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


24

До Ай-Ти было тридцать четыре этажа вниз. Джульетта мчалась по ступенькам так быстро, что ей приходилось цепляться за внутренние перила, чтобы не врезаться в случайных встречных. На шестом этаже она обогнала носильщика — тот даже изумился. К десятому этажу у нее начала кружиться голова от непрерывного движения по спирали. Интересно, как Холстон и Марнс реагировали на вызовы, требовавшие срочности? Два других полицейских участка, в середине и внизу, логичным образом размещались в самом центре своей зоны ответственности в сорок восемь этажей, что было намного удобнее. На двадцатых этажах Джульетта решила, что ее участок расположен отнюдь не идеально, чтобы реагировать на происшествия в нижнем секторе ее сорока восьми этажей. Вместо этого он находится возле шлюза и камеры, совсем рядом с орудием высшей меры наказания в бункере. Она прокляла такое положение вещей, подумав о долгом и изнурительном возвращении.

В конце двадцатых Джульетта едва не сбила зазевавшегося мужчину. Джульетта обхватила его рукой, вцепившись другой в перила, чтобы не покатиться вместе с ним по ступенькам. Мужчина извинялся, пока она бормотала под нос ругательства. И тут она увидела, что это Лукас, — рисовальная доска на лямках за спиной, из карманов торчат карандаши.

— О, привет, — поздоровался он и улыбнулся, но тут же нахмурился, сообразив, что она торопится в противоположном направлении.

— Извини, мне надо идти.

— Конечно.

Лукас посторонился, и Джульетта наконец-то убрала ладонь с его груди. Она кивнула, не зная, что сказать, потому как думала только о Скотти, — и рванула дальше вниз, даже не обернувшись.

Когда она добралась наконец до тридцать четвертого этажа, то постояла какое-то время на лестничной площадке, чтобы отдышаться и избавиться от головокружения. Убедившись, что звезда шерифа на месте, а флэшка — в кармане, Джульетта распахнула двери и попыталась войти с таким видом, как будто работает здесь.

Она быстро обвела взглядом вестибюль. Справа за стеклянным окном располагался зал для совещаний. Там горел свет, хотя была уже середина ночи. За стеклом виднелось несколько голов — шло совещание. Ей показалось, что она слышит голос Бернарда, громкий и гнусавый, пробивающийся через дверь.

Впереди она увидела невысокую проходную, за которой начинался лабиринт жилых помещений, офисов и мастерских. Джульетта неплохо представляла план отдела — она слышала, что три этажа Ай-Ти имеют много общего с механическим, только атмосфера там другая.

— Могу я вам помочь? — поинтересовался стоящий за воротами проходной юноша в серебристом комбинезоне.

Джульетта подошла к турникету.

— Шериф Николс, — представилась она и предъявила ему удостоверение, затем провела им под лазерным сканером турникета. На нем загорелась красная лампочка, послышалось сердитое жужжание. Турникет не поворачивался. — Я пришла к Скотти, одному из ваших техников. — Она снова провела удостоверением под лучом, и с тем же результатом.

— У вас назначена встреча? — спросил юноша.

Джульетта прищурилась:

— Я шериф. С каких это пор мне требуются предварительные договоренности?

Она снова попыталась войти, и снова турникет ответил ей жужжанием. Парень даже не пошевелился, чтобы ей помочь.

— Пожалуйста, не делайте этого, — сказал он.

— Послушай, сынок, я здесь веду расследование. А ты мне препятствуешь.

Тот лишь улыбнулся в ответ:

— Я уверен, что вам известно наше особое положение в бункере и что ваша власть…

Джульетта сунула удостоверение в карман и обеими руками схватила парня за грудки, почти вытянув его через турникет наружу — крепкие мышцы, благодаря которым она отворачивала бесчисленные гайки и болты, позволяли с легкостью проделывать и не такое.

— Слушай сюда, гребаный недоумок. Я пройду или через эти ворота, или над ними, а потом через тебя. И предупреждаю, что я отчитываюсь напрямую перед Бернардом Холландом, исполняющим обязанности мэра — и, кстати, твоим чертовым боссом. Я понятно говорю?

Парень вытаращил глаза и кивнул.

— Тогда открывай, — велела она и толкнула его обратно.

Парень достал свое удостоверение и махнул им перед сканером. Джульетта прошла через вращающийся турникет. Потом остановилась.

— Э-э… куда мне идти?

Охранник все еще запихивал удостоверение в нагрудный карман, руки у него тряслись.

— Т-т-туда, мэм. — Он показал направо. — Второй коридор, потом налево. Последний офис.

— Вот и молодец, — сказала Джульетта, повернулась и мысленно улыбнулась.

Похоже, тон, который приводил в чувство дерущихся механиков, отлично работал и здесь. И она мысленно рассмеялась, вспомнив, какой аргумент использовала: твой босс также и мой босс, так что открывай. Впрочем, этому трусу она могла бы тем же тоном прочитать рецепт печенья мамы Джин — и он бы ее пропустил.

Джульетта вошла во второй коридор, пройдя мимо встречных мужчин и женщин в серебристых комбинезонах. Те обернулись и посмотрели ей вслед. В конце коридора по обеим сторонам располагались офисы, но Джульетта не знала, в каком из них сидит Скотти. Сперва она заглянула в офис с приоткрытой дверью, но там свет не горел. Тогда она подошла ко второму и постучала.

Поначалу ответа не последовало, но свет в щели под дверью мигнул — к ней кто-то подошел.

— Кто там? — прошептал знакомый голос.

— Открывай чертову дверь, — сказала Джульетта. — Сам знаешь кто.

Ручка повернулась, щелкнул замок, дверь приоткрылась. Джульетта протиснулась внутрь, Скотти тут же закрыл дверь и запер ее.

— Тебя видели? — спросил он.

Она уставилась на него с изумлением:

— Видели ли меня? Конечно видели. Как, по-твоему, я сюда попала? Тут повсюду люди.

— Но кто-нибудь видел, как ты входишь сюда? — прошептал он.

— Скотти, что за чертовщина тут творится? — Джульетта начала подозревать, что напрасно проделала весь этот путь. — Ты послал мне сообщение, которое выглядит довольно странно, и попросил прийти немедленно. И вот я здесь.

— Откуда ты все это взяла?

Скотти дрожащими руками схватил со стола рулон распечатки. Джульетта подошла, опустила ладонь ему на плечо и взглянула на бумагу.

— Успокойся, — негромко сказала она. Взглянув на несколько строк, она мгновенно узнала абракадабру, которую отправляла сегодня в механический. — Как это к тебе попало? Несколько часов назад я послала это Ноксу.

Скотти кивнул:

— А он переправил мне. Но ему не следовало этого делать. Из-за такого я могу попасть в серьезные неприятности.

— Ты ведь шутишь, да? — рассмеялась Джульетта. И увидела, что он не шутит. — Скотти, начнем с того, что именно ты мне все это передал. — Она отступила на шаг и пристально взглянула на него. — Погоди-ка, ты знаешь, что тут за чушь, да? Ты можешь ее прочесть?

Скотти кивнул:

— Джулс, тогда я не знал, что именно скопировал для тебя. Там были гигабайты всякой ерунды. Я и смотреть не стал. Просто переслал тебе…

— Почему это настолько опасно?

— Я даже говорить об этом не могу. Потому что я не расходный материал для очистки. Нет, Джулс. — Он протянул ей рулон. — Держи. Мне и распечатывать это не следовало, но я хотел стереть исходник в компьютере. Ты должна это взять. Вынеси распечатку отсюда. Я не могу допустить, чтобы ее нашли у меня.

Джульетта взяла рулон, но только чтобы успокоить парня.

— Скотти, сядь. Пожалуйста. Слушай, я понимаю, что ты напуган, но мне нужно, чтобы ты сел и поговорил со мной. Это очень важно.

Он покачал головой.

— Скотти, немедленно сядь, черт бы тебя побрал!

Она указала на стул, и Скотти ошеломленно подчинился. Джульетта присела на край его стола, отметив, что на койке в углу комнаты недавно спали, и ощутила жалость к парню.

— Чем бы это ни было, — она потрясла рулоном, — это — причина двух последних очисток.

Она произнесла это как доказанный факт, а не всего лишь зарождающуюся гипотезу. Возможно, именно страх в глазах Скотти укрепил ее в этой мысли. Или необходимость действовать уверенно, чтобы его успокоить.

— Скотти, мне нужно знать, что это такое. Посмотри на меня.

Он поднял голову.

— Видишь звезду? — Она щелкнула по глухо звякнувшей бронзовой бляхе.

Он кивнул.

— Я уже не мастер твоей смены, парень. Я закон, и это очень важно. Так вот, не знаю, известно ли тебе, но у тебя не может возникнуть проблем из-за того, что ты ответишь на мои вопросы. Более того, ты обязан на них отвечать.

Он взглянул на нее с искоркой надежды в глазах. Скотти явно не подозревал, что она это выдумывает. Сейчас Джульетта уже четко знала, что не существует такого понятия, как неприкосновенность. Ни для кого.

— Что у меня в руках? — спросила она, помахав рулоном распечатки.

— Это программа, — прошептал он.

— Как для таймера? Как для…

— Нет, для компьютера. На языке программирования. Это… — Он отвернулся. — Не хочу говорить. О, Джулс, как я мечтаю вернуться в механический! И как хочу, чтобы ничего этого не происходило!..

Скотти был не просто напуган — он испытывал ужас. Страх за свою жизнь. Джульетта слезла со стола, склонилась над ним, опустила ладонь на его руку, лежащую на нервно подрагивающем колене.

— Что эта программа делает?

Он прикусил губу и покачал головой.

— Все хорошо. Мы здесь в безопасности. Расскажи, для чего эта программа.

— Для дисплея, — решился Скотти. — Но не для дисплея индикации, или светодиодного, или матричного. Тут есть определенные алгоритмы, я их узнал. Любой сможет…

Он умолк на несколько секунд.

— Шестидесятичетырехбитный цвет, — прошептал он, глядя на нее. — Шестьдесят четыре бита! Зачем кому-то понадобилось так много цвета?

— Объясни простыми словами, — велела Джульетта.

Скотти выглядел так, словно вот-вот сойдет с ума.

— Ты ведь его видела? Изображение на верхнем экране?

Джульетта кивнула:

— Ты же знаешь, где я работаю.

— Ну так и я его видел — еще до того, как начал питаться только в этом офисе, потому что вкалывал, стирая пальцы до костей. — Он пригладил растрепанные темно-русые волосы. — Эта программа, Джулс, — та, что у тебя, — способна сделать изображение на аналогичном экране выглядящим реально.

Джульетта подумала, потом рассмеялась.

— Но погоди, разве это не то, что экран и так делает? Скотти, снаружи установлены камеры и датчики. Они всего-навсего принимают изображения, а экран их потом транслирует, правильно? Ты меня совсем запутал. — Она потрясла распечаткой. — Разве эта программа не делает то, о чем я думаю? То есть передает изображение на дисплей?

Скотти нервно сплел пальцы.

— Для этого такая программа не нужна. Ты говоришь о пересылке изображения. Для этого мне достаточно написать десяток строк кода. Нет, та программа создает изображения. Она гораздо сложнее. — Он схватил руку Джульетты. — Джулс, эта программа может создавать совершенно новые изображения. Она может показать все, что тебе нужно.

Он судорожно вздохнул. Время между ними застыло, наступила пауза, когда сердца не бьются, а глаза не моргают.

Джульетта присела на корточки, балансируя на носках старых ботинок. Потом устроилась на полу и прислонилась к металлической обшивке офисной стены.

— Теперь понимаешь… — заговорил Скотти, но Джульетта подняла руку, останавливая его.

Ей никогда не приходило в голову, что изображение может быть сымитировано. Но почему бы и нет? А зачем?

Джульетта представила, что жена Холстона узнала то же, что и она сейчас. Наверняка та была не глупее Скотти — ведь именно она придумала способ, с помощью которого и обнаружила все это, так ведь? И что она сделала с таким открытием? Заявила о нем и спровоцировала восстание? Рассказала мужу-шерифу? Что?

Джульетта знала только, что бы она сама сделала на ее месте — если бы практически в этом убедилась. Она по натуре была слишком любопытной, потому не сомневалась, как именно поступила бы. Знание не давало бы ей покоя, подобно громыхающим внутренностям неисправной машины или секрета работы нового, еще неисследованного механизма. Она схватила бы отвертку и гаечный ключ, вскрыла бы его, чтобы заглянуть внутрь…

— Джулс…

Она отмахнулась от Скотти. Подробности из папки Холстона хлынули на нее потоком. Упоминание о том, как Эллисон внезапно и почти без причины оказалась на грани безумия. Наверняка ее гнало наружу любопытство. Или Холстон не знал? Все это могло быть игрой на публику, и Эллисон просто ограждала мужа от какого-то ужаса, создавая видимость сумасшествия?

Но разве понадобились бы Холстону три года, чтобы свести воедино то, о чем она догадалась за неделю? Или же он и так все знал, но три года набирался мужества, чтобы отправиться следом за женой? Возможно, у Джульетты было преимущество, которого не имел Холстон, — Скотти. В конце концов, она шла по следу того, кто шел по другому следу — более легкому и намного более очевидному.

Она подняла взгляд на своего молодого друга. Тот с тревогой смотрел на нее.

— Тебе надо вынести это отсюда, — проговорил он, стрельнув глазами в сторону распечатки.

Джульетта кивнула. Поднялась с пола и сунула рулон за пазуху комбинезона. Распечатку нужно будет уничтожить, только она пока не знала, каким способом.

— Я стер копии всего, что получил от тебя, — сказал Скотти. — Мне конец уже за то, что я это смотрел. И ты должна поступить так же.

Джульетта похлопала по нагрудному карману, ощутила там твердый брикетик флэшки.

— И еще, Джулс… можешь оказать мне услугу?

— Что угодно.

— Проверь, можно ли меня каким-то образом перевести обратно в механический? Я больше не хочу здесь находиться.

Она кивнула и сжала его плечо.

— Сделаю все, что смогу, — пообещала она, ощущая внутри тяжесть из-за того, что втянула несчастного парня в эту историю.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава