home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


25

На следующее утро Джульетта пришла на работу с опозданием и совершенно вымотанная. Ноги и спина болели после спуска в компьютерный отдел, к тому же поспать ей не удалось ни минуты. Всю ночь она металась и ворочалась, гадая, не наткнулась ли на ту шкатулку, которую лучше было бы не открывать. Возможно, она стала задавать вопросы, на которые существовали только плохие ответы. Если она выйдет в кафе и посмотрит туда, куда обычно избегала смотреть, то увидит двух последних чистильщиков, лежащих на склоне холма и обнимающих друг друга. Неужели эти двое влюбленных бросились навстречу смертоносному ветру как раз из-за того, что Джульетта сейчас пыталась раскопать? Страх в глазах Скотти вынудил ее задуматься, достаточно ли осторожно она себя вела. Она взглянула через стол на своего помощника — еще более зеленого новичка на этой работе, чем она. Тот что-то перепечатывал из лежащей перед ним папки.

— Эй, Питер!

— Да? — отозвался он, подняв взгляд от клавиатуры.

— Ты ведь до этого был в юридическом? Был «тенью» судьи?

Он чуть склонил голову:

— Нет, помощником в суде. А практикантом я был в офисе помощника шерифа на средних этажах, за исключением последних нескольких лет. Я хотел попасть на эту работу, но не было вакансий.

— Ты там и вырос? Или на самом верху?

— На средних. — Он опустил руки на колени и улыбнулся. — Отец у меня был водопроводчиком на гидропонных фермах. Умер несколько лет назад. А мама работает в роддоме.

— Правда? Как ее зовут?

— Ребекка. Она одна из…

— Я ее знаю. Она там практиковалась, когда я была еще девчонкой. Мой отец…

— Он работает в верхнем роддоме, знаю. Я не хотел про это говорить…

— Почему? Эй, если тебя тревожит, что я начну играть в фаворитов, то признаю: виновна. Ты теперь мой помощник, и я буду тебя поддерживать.

— Нет, дело не в этом. Я просто не хотел, чтобы вы на меня косо смотрели. Я ведь знаю, что вы со своим отцом не…

Джульетта прервала его взмахом руки:

— Он все еще мой отец. Мы просто отдалились друг от друга. Передай своей маме привет от меня.

— Обязательно.

Питер улыбнулся и склонился над клавиатурой.

— Слушай, у меня к тебя вопрос. Я кое-что не могу понять.

— Конечно, — отозвался он, взглянув на нее. — Спрашивайте.

— Можешь объяснить, почему дешевле передать кому-нибудь записку с носильщиком, чем просто послать сообщение с компьютера?

— О, конечно. — Он кивнул. — Сообщение обойдется в четверть чита за букву. Дорого получается!

Джульетта рассмеялась:

— Нет, я знаю, сколько это стоит. Но ведь и бумага тоже недешева. И носильщики работают не бесплатно. Но мне кажется, что пересылка сообщений должна быть практически бесплатной, понимаешь? Это просто информация. Она ничего не весит.

Питер пожал плечами:

— Сколько себя помню, это всегда стоило четверть чита за букву. Не знаю. Кстати, у нас суточный лимит на сообщения, пятьдесят читов в день, плюс неограниченное количество в случае чрезвычайных ситуаций. Я бы не стал по этому поводу напрягаться.

— Да я не напрягаюсь, мне просто неясно. То есть я понимаю, почему нельзя снабдить всех рациями вроде наших, — потому что передавать информацию может только один человек, а нам нужен свободный эфир для экстренной связи. Но ведь мы можем принимать и посылать сколько угодно электронных сообщений одновременно.

Питер уперся локтями в стол и положил на кулаки подбородок:

— Ну… подумайте о стоимости серверов и электричества. Нужно добывать и сжигать нефть, обслуживать проводные линии связи, обеспечивать охлаждение и так далее. Особенно если по сети идет плотный поток информации. И сравните с затратами на связь с помощью записок: достаточно вылить бумажную массу на сетку, дать ей высохнуть, написать несколько слов и отдать человеку, который и так уже идет наверх или вниз. Неудивительно, что это дешевле!

Джульетта кивнула, но лишь чтобы показать, что услышала его. У нее самой такой уверенности не было. Ей очень не хотелось озвучивать причину этих сомнений, но сдержаться она не смогла.

— Но что, если тут замешано что-то другое? Что, если сообщения сделали такими дорогими специально?

— Зачем? Чтобы заработать? — Питер щелкнул пальцами. — Чтобы занять носильщиков работой по доставке записок?

Джульетта покачала головой:

— Нет, чтобы сделать общение более трудным. Или как минимум дорогим. Скажем, чтобы разделить нас, заставить держать свои мысли при себе.

Питер нахмурился:

— Зачем кому-то этого хотеть?

Пожав плечами, Джульетта посмотрела на экран компьютера и медленно потянулась к рулону распечаток, лежащему на коленях. Она напомнила себе, что больше не живет среди людей, которым может безоговорочно доверять.

— Не знаю, — ответила она. — Забудь об этом. Просто глупая мысль.

Она подтянула к себе клавиатуру, и тут Питер заметил значок чрезвычайной ситуации.

— Ого! Еще одно предупреждение, — сказал он.

Она подвела курсор к мигающей иконке и услышала, как Питер шумно выдохнул.

— Да что за чертовщина здесь происходит? — спросил он.

Джульетта вывела сообщение на экран и пробежала его глазами, не веря увиденному. Она точно не ожидала, что ее работа окажется такой. И люди точно не должны были умирать настолько часто. А может, она, вечно уткнувшаяся носом в какую-нибудь трансмиссию или масляный картер, просто не знала о подобном раньше?

Мигающий над сообщением цифровой код она опознала, даже не заглядывая в справочную таблицу. Он уже становился печально знакомым. Очередное самоубийство. Имя покойного не сообщалось, но был указан номер офиса. И она знала этот этаж и адрес. Ее ноги все еще болели от визита туда.

— Нет… — пробормотала она, хватаясь за край стола.

— Хотите, я… — Питер потянулся к рации.

— Нет, черт побери.

Джульетта покачала головой. Она оттолкнулась от стола, опрокинув мусорную корзину, из которой вывалились папки с закрытыми делами. Туда же выкатился и рулон с ее коленей.

— Я могу…

— Я этим займусь, — сказала Джульетта, отмахиваясь. — Проклятье.

Она тряхнула головой. Комната вокруг нее кружилась, все стало расплывчатым. Она побрела к двери, разведя для равновесия руки. Питер вдруг снова метнулся к экрану, схватил мышь, щелкнул по чему-то.

— Э-э, Джульетта?..

Она уже почти доковыляла до двери, внутренне настраиваясь на долгий и мучительный спуск.

— Джульетта!

Обернувшись, она увидела бегущего к ней Питера. Его рука нашаривала рацию на бедре.

— Что?

— Мне очень жаль… Это… Даже не знаю, как и сказать…

— Выкладывай, — нетерпеливо потребовала она.

Она сейчас могла думать только о висящем в петле Скотти. Эта картина электрическим током пронзала ее мозг. Именно так ее больное воображение нарисовало сцену его смерти.

— Я только что получил личное сообщение и…

— Отвечай на него, если хочешь, а мне надо спуститься туда.

Джульетта развернулась к лестнице. Питер схватил ее за руку. Грубо. И сжал.

— Мне очень жаль, мэм, но я должен вас арестовать…

Джульетта резко повернулась к нему и увидела, насколько он неуверен в себе.

— Что ты сказал?

— Я лишь выполняю свой долг, шериф, клянусь.

Питер потянулся к наручникам. Джульетта уставилась на него и не поверила своим глазам, когда он защелкнул наручник на ее запястье и стал возиться со вторым.

— Питер, что происходит? Мне надо срочно встретиться с другом…

Он покачал головой:

— В сообщении сказано, что вы подозреваемая, мэм. И я лишь выполняю то, что мне велели…

И с этими словами он защелкнул второй браслет. Джульетта ошарашенно уставилась на свои руки, не в силах выкинуть из головы образ друга, висящего в петле.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава