home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


28

В шесть утра Джульетта вышла на работу в первую смену, вновь и вновь мысленно воспроизводя разговор с Уокером. Когда она появилась в диспетчерской, несколько находившихся там техников встретили ее долгими аплодисментами. Нокс лишь зыркнул на нее из угла, вновь став грубоватым и неприветливым. Он уже поздравил ее с возвращением и не собирался делать этого снова.

Она поздоровалась со всеми, кого не видела накануне вечером, и взглянула на список работ. Ей было трудно сосредоточиться на словах. Джульетта не могла отделаться от мыслей о бедняге Скотти: как он сопротивлялся, охваченный паникой, пока кто-то большой и сильный — или сразу несколько человек — его душил. Она подумала о его тщедушном теле, на котором наверняка осталось множество признаков насилия и которое вскоре станет питать корни на ферме. Подумала о супружеской паре, лежащей рядом на холме и заведомо лишенной шанса уйти дальше, заглянуть за горизонт.

Джульетта выбрала из списка работу, почти не требовавшую умственных усилий, и подумала о бедных Джанс и Марнсе и о том, какой трагической оказалась их любовь — если она правильно догадалась о чувствах Марнса. Ей отчаянно хотелось поделиться своими знаниями со всеми, кто был в диспетчерской. Она обвела взглядом Меган и Рикса, Дженкинса и Марка и подумала о небольшой, сплоченной армии, которую она может собрать. Бункер прогнил до сердцевины, злодей оказался на посту мэра, отличного шерифа сменила марионетка, а хорошие мужчины и женщины так или иначе умирали.

Смешно было даже представить: она возглавляет отряд механиков, ведет его на штурм верхних этажей и устраняет несправедливость. А что потом? Не о таком ли восстании им рассказывали в школе? Не так ли оно началось? Одна-единственная дура с горячей кровью завладела сердцами легиона дураков?

Джульетта отправилась в насосную, влившись в утренний поток механиков, но думая больше о том, что следовало бы сделать наверху, чем о том, что нужно починить внизу. Она спустилась по одной из боковых лестниц, заглянула в кладовку, чтобы прихватить тяжелую сумку с инструментами, и потащила ее в одну из глубоких шахт, где насосы работали постоянно, откачивая из бункера воду.

Кэрил, переведенная из третьей смены, уже трудилась возле бассейна шахты, накладывая заплаты на крошащийся цемент. Она помахала ей мастерком, Джульетта чуть кивнула и выдавила улыбку.

Отключенный насос-преступник висел на стене, запасной насос рядом с ним старался изо всех сил, разбрызгивая струи сквозь пересохшие и потрескавшиеся уплотнения. Джульетта заглянула в бассейн проверить уровень воды. Над ее мутной поверхностью едва виднелась нарисованная краской девятка. Джульетта быстро подсчитала, зная диаметр бассейна и то, что он заполнен почти на девять футов. Хорошей новостью стало то, что у них в запасе почти день, прежде чем намокнут ботинки. В худшем случае они заменят насос на восстановленный из запчастей и поругаются с Хендриксом из-за того, что взяли этот насос со склада, вместо того чтобы чинить имеющийся.

Начав разбирать отказавший насос, то и дело поливаемая брызгами из его меньшего протекающего соседа, Джульетта задумалась о своей жизни, учитывая новую перспективу, открывшуюся после утренних размышлений и разговоров. Бункер всегда был чем-то таким, что она воспринимала как должное. Священники говорили, что он существовал всегда, сотворенный заботливым Господом, и что он способен обеспечить людей всем необходимым. Джульетта давно усомнилась в этой байке. Пару лет назад она оказалась в первой бригаде, сумевшей пробурить скважину глубиной в три километра, чтобы добраться до нового месторождения нефти. Тогда она получила представление о масштабах мира внизу. А потом она собственными глазами увидела внешний мир, с его призрачными полосами дыма — облаками, — плывущими удивительно высоко. Она даже увидела звезду, а до нее, как говорил Лукас, и вовсе непостижимо далеко. Какой бог сотворил бы так много земли внизу, так много воздуха наверху — и всего лишь какой-то жалкий бункер посередине?

И еще был древний полуразрушенный город на горизонте, и картинки в детских книжках. И то и другое словно давало подсказки. Священники, разумеется, говорили, что горизонт есть доказательство того, что человеку не суждено его достичь и пересечь. А книжки с выцветшими картинками? Это лишь богатое воображение авторов, от которых в свое время избавились из-за создаваемых ими проблем.

Но Джульетта видела в этом отнюдь не плоды богатого воображения. Она провела детство в роддоме, по нескольку раз перечитала все книжки, и вещи, которые они описывали, равно как и чудесные представления актеров на базаре, казались ей более осмысленными, чем тот ветхий бетонный цилиндр, в котором они жили.

Джульетта отсоединила последний шланг и начала отделять насос от мотора. Стальная стружка намекала на поврежденную крыльчатку, а это означало, что нужно извлечь вал. Работая автоматически и выполняя последовательность действий, которые она в прошлом совершала неоднократно, Джульетта думала о множестве животных, населявших те книжки. Большую часть этих животных никто уже не видел собственными глазами. Она предположила, что единственная выдумка заключалась в том, что все животные говорили и вели себя по-человечески. В нескольких книжках такие фокусы проделывали мыши и курицы, а она точно знала, что уж они-то говорить не могут. Все прочие животные должны были где-то существовать — или существовали в прошлом. Она чувствовала это нутром, наверное, потому, что они не представлялись ей такими уж фантастическими. Все они были созданы по одному принципу, совсем как насосы в бункере. Одно животное сотворено по аналогии с другим: некая конструкция оказалась пригодной, и кто бы ни разработал первую, он же разработал и все остальные.

В бункере содержалось куда меньше смысла. Бог его не создавал — его, скорее всего, разработал Ай-Ти. Это была новая гипотеза, но Джульетта начинала верить в нее все больше и больше. Они контролируют все важные части бункера. Очистка есть высший закон и глубочайшая религия. И то и другое взаимосвязано и располагается за неприступными стенами Ай-Ти. Есть и другие намеки — то, как компьютерщики отдалены от механического отдела и как расположены офисы помощников шерифа. Не говоря уже о статьях Пакта, практически гарантирующих неприкосновенность компьютерному отделу. А теперь обнаружилась вторая цепочка снабжения и серия заведомо дефектных запчастей, которые и были реальной причиной того, почему время выживания снаружи не удается продлить. Они создали этот бункер, и они же заперли в нем всех.

От возбуждения Джульетта едва не сорвала болт. Она обернулась взглянуть на Кэрил, но та уже ушла. Заплата на сером бетоне выделялась более темным пятном — вскоре оно высохнет и сольется со стеной. Джульетта обвела взглядом потолок насосной, где тянулись и переплетались кабелепроводы и трубы. Несколько паровых труб располагались сбоку, чтобы от их жара не расплавилась изоляция кабелей; с одной из труб свисала полоска термоленты. «Ее скоро потребуется заменить», — подумала Джульетта. Этой ленте было уже лет десять, а то и двадцать. Она вспомнила украденную ленту, из-за которой оказалась в центре скандала: та лента выдержала бы здесь от силы двадцать минут.

В этот момент Джульетта и поняла, что должна сделать. Устроить так, чтобы у всех упали повязки с глаз. Оказать услугу следующему глупцу, который что-то ляпнет или осмелится подумать вслух. И это будет легко. Ей даже ничего не придется делать самой — все сделают за нее. Понадобится лишь убедить кое-кого, а убеждать она умеет отлично.

Джульетта улыбнулась. Пока она извлекала из насоса сломанную крыльчатку, в голове у нее сложился список необходимого. Чтобы решить проблему, потребуется лишь заменить одну или две детали. И это будет идеальным способом добиться того, чтобы все в бункере снова стало функционировать правильно.


Джульетта полностью отработала две смены; онемевшими от усталости руками она донесла инструменты до кладовки и направилась в душ. Там она обработала ногти над раковиной жесткой щеткой, решив поддерживать их в чистоте, как она делала наверху. Джульетта шла в столовую, предвкушая целую миску калорийной еды вместо жидковатого рагу из кролика в кафе на первом этаже. Шагая через вестибюль, у входа она увидела Нокса, беседующего с помощником шерифа Хэнком. По тому, как они повернулись и уставились на нее, она поняла, что говорили о ней. Сердце у нее сжалось. Первое, что пришло в голову, — что-то случилось с отцом. Или с Питером. Кого еще они могли у нее отнять из тех, кто был ей дорог? Они не стали бы сообщать ей что-либо о Лукасе, потому что не знали об их знакомстве.

Она резко повернулась и направилась к ним, когда они двинулись ей навстречу. Выражения их лиц подтвердили ее опасения. Произошло нечто ужасное. Джульетта не обратила внимания, что Хэнк потянулся к наручникам.

— Мне очень жаль, Джулс, — произнес он, когда они оказались рядом.

— Что случилось? — спросила Джульетта. — Что-то с отцом?

Хэнк смущенно наморщил лоб. Нокс покачивал головой и жевал бороду. На помощника шерифа он смотрел так, будто собирался его съесть.

— Нокс, что происходит?

— Прости, Джулс.

Он покачал головой. Кажется, он хотел сказать еще что-то, но не мог. Хэнк взял ее руку.

— Ты арестована за тяжелое преступление против бункера.

Хэнк говорил так, как будто декламировал печальное стихотворение. На ее запястье сомкнулась сталь.

— Ты будешь осуждена и приговорена в соответствии с Пактом.

Джульетта повернулась к Ноксу:

— Что это значит?

Ее что, действительно снова арестовывают?

— Если тебя признают виновной, тебе будет предоставлена почетная возможность, — произнес Хэнк.

— Чего ты от меня ждешь? — прошептал Нокс.

Его мощные мышцы подергивались под тканью комбинезона. Он стиснул кулаки, когда вторая полоска металла защелкнулась на другом ее запястье. Великан Нокс выглядел так, словно он задумывал насилие — или даже убийство.

— Успокойся, Нокс, — ответила Джульетта и покачала головой. Ей была невыносима мысль, что из-за нее пострадает еще кто-то.

— Если люди изгонят тебя из этого мира… — продолжал зачитывать Хэнк. Голос у него дрожал, глаза увлажнились от стыда.

— Пусть будет так, — сказала Джульетта Ноксу и посмотрела мимо него. Там росла толпа возвращающихся со второй смены механиков, остановившихся посмотреть, как блудную дочь «глубины» заковывают в наручники.

— …то пусть в этом изгнании все твои грехи будут прощены, — закончил Хэнк.

Он посмотрел на Джульетту, сжимая цепь между ее запястий. По его лицу катились слезы.

— Мне очень жаль, — произнес он.

Джульетта кивнула. Стиснув зубы, она кивнула и Ноксу.

— Все хорошо, — сказала она, продолжая кивать. — Все хорошо, Нокс. Пусть будет так.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава