home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


33

Давно ли замер твой последний вздох?


Инженер Уокер склонился над захламленным рабочим столом и поправил очки. Большие выпуклые линзы крепились к наголовному обручу. Тот мог бы показаться неудобным, если бы Уокер не носил его в течение большей части своих шестидесяти двух лет. Когда он установил обруч в нужное положение, черная микросхема на зеленой печатной плате стала видна совершенно четко. Уокер различал каждую блестящую металлическую ножку — паучью лапку, угодившую в ловушку серебристой лужицы застывшего припоя.

Кончиком очень тонкого паяльника Уокер коснулся припоя, одновременно нажав ногой на резиновую грушу под столом. Металл вокруг ножки расплавился и втянулся в соломинку. Одна ножка из шестнадцати освободилась.

Уокер уже собрался перейти к следующей — он не спал всю ночь, доставая из плат сгоревшие микросхемы, чтобы отвлечься от разных мыслей, — когда услышал в коридоре знакомый топот очередного носильщика.

Бросив на стол плату и паяльник, Уокер торопливо подошел к двери. Не отпуская ручку, он выглянул в коридор, когда парень пробегал мимо.

— Носильщик! — рявкнул Уокер. Парень неохотно остановился. — Какие новости, мальчик?

Мальчишка улыбнулся, показав белые молодые зубы.

— У меня большие новости. Но они тебе обойдутся в чит.

Уокер с отвращением хмыкнул, но все же принялся копаться в карманах. Он поманил парня.

— Тебя ведь Самсон зовут, верно?

Парнишка кивнул, тряхнув волосами.

— Ты был учеником Глории?

Парень снова кивнул, не сводя глаз с серебристого чита, извлеченного Уокером из кармана, в котором бренчала всякая всячина.

— Знаешь, Глория обычно жалела одинокого старика. И рассказывала мне все новости.

— Глория умерла, — возразил носильщик и протянул руку.

— Это точно, — согласился Уокер, вздохнув. Он уронил чит на протянутую ладонь, затем помахал морщинистой, покрытой пятнами рукой, ожидая известий. Ему страстно хотелось узнать новости, и за это он с радостью заплатил бы и десять читов. — Подробности, мальчик. Не пропусти ни единой.

— Очистки не было, мистер Уокер!

Сердце Уокера замерло. Носильщик развернулся, собираясь убежать.

— Стой, мальчик! Что значит «очистки не было»? Ее освободили?

Носильщик покачал головой с длинными, растрепавшимися от быстрого бега волосами.

— Нет, сэр. Она отказалась!

Глаза у парня блестели, он ухмылялся до ушей, распираемый восторгом, оттого что он один здесь владеет такой новостью. За его жизнь никто еще не отказывался чистить. И за жизнь Уокера тоже. Может быть, вообще никогда. Уокера охватила гордость за Джульетту.

Мальчишка немного подождал. Ему явно не терпелось бежать дальше.

— Что-нибудь еще? — спросил Уокер.

Самсон кивнул и выразительно посмотрел на карманы Уокера. Тот испустил долгий вздох отвращения: что стало с этим поколением? Он порылся в кармане одной рукой, нетерпеливо помахивая другой.

— Она ушла, мистер Уокер!

Носильщик схватил чит с ладони Уокера.

— Ушла? То есть умерла? Да говори же!

Зубы Самсона блеснули, когда чит исчез в его кармане.

— Нет, сэр. Ушла за холм. Отказалась чистить, мистер Уокер, а затем просто взяла и ушла. Куда-то к городу, и мистер Бернард все это видел!

Юный носильщик шлепнул Уокера по руке — ему явно требовалось что-нибудь ударить из-за переполнявшего его восторга. Откинув с лица волосы, он широко улыбнулся и побежал по своим делам — с отдохнувшими ногами и потяжелевшим карманом.

Ошеломленный Уокер так и остался стоять в дверях. Ему пришлось стиснуть косяк железной хваткой, чтобы не упасть. Пошатываясь, он постоял, тупо глядя на стопку тарелок, которую выставил прошлым вечером в коридор. Обернувшись, посмотрел на разобранную постель, манившую его всю ночь. От паяльника все еще поднимался дымок. Уокер закрыл дверь в коридор, который первая смена вот-вот должна была наполнить постукиванием и позвякиванием, и выключил паяльник, пока не начался пожар.

Он постоял возле стола, думая о Джулс и этой новости. Ему очень хотелось знать, получила ли она его записку вовремя, хотелось избавиться от ужасного страха за нее, который терзал его изнутри.

Уокер вернулся к двери. «Глубина» начинала просыпаться. Его тянуло выйти к людям, переступить порог мастерской, стать частью беспрецедентного события.

Наверное, Ширли вскоре принесет ему завтрак и заберет пустые тарелки. Можно ее дождаться, немного поговорить. И тогда, возможно, эта безумная одержимость исчезнет.

Но ждать?.. Когда минуты копятся подобно стопке заказов на работу, а он не знает, насколько далеко ушла Джульетта и как отреагировали другие на ее отказ делать очистку? Эта мысль и заставила его действовать.

Уокер поднял ногу и перенес ее через порог. Ботинок замер над нехоженой территорией.

Он набрал в грудь побольше воздуха, опустил ногу и сделал первый шаг. И внезапно ощутил себя отважным исследователем. Вот он, Уокер, через сорок лет идет, пошатываясь, по знакомому коридору: рука скользит по металлической стене, и все ближе поворот. А что там, за поворотом, ему уже не вспомнить.

И Уокер стал еще одним стариком, проникшим в великую неизвестность, ошеломленным тем, что там может обнаружить.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава