home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


47

Выйди на минуту, мы поговорим.


— Что это за место? — спросил Лукас Бернарда.

Они стояли перед большой схемой, висящей на стене наподобие гобелена. Рисунки на ней были четкие, надписи — витиеватые. На схеме отображалась структура из равномерно расположенных кругов с мелкими деталями внутри, соединенных линиями. Несколько кругов были перечеркнуты толстыми красными крестами. Примерно такую величественную схему Лукас надеялся когда-нибудь получить, наблюдая за звездами.

— Это наше Наследие, — просто сказал Бернард.

Лукас часто слышал, как он так же говорил о компьютерах наверху.

— Круги изображают серверы? — спросил он, робко проводя ладонью по листу бумаги размером с небольшую простыню. — Они расположены точно так же, как серверы.

Бернард встал рядом и потер подбородок.

— Хм-м. Интересно. Действительно, так. Никогда прежде этого не замечал.

— Что это за круги?

Лукас присмотрелся и увидел, что все они пронумерованы. В одном из углов схемы располагалось несколько квадратов и прямоугольников с параллельными линиями между ними. Внутри этих фигур не содержалось деталей, а рядом было крупно написано: «Атланта».

— До них мы доберемся позже. Пойдем, хочу тебе кое-что показать.

В конце комнаты имелась дверь. Бернард провел через нее Лукаса и включил больше света.

— А кто еще сюда спускается? — спросил Лукас, следуя за ним.

Бернард обернулся:

— Никто.

Такой ответ Лукасу не понравился. Он тоже обернулся, потому что у него возникло ощущение, будто он идет туда, откуда не возвращаются.

— Я понимаю, что для тебя это очень неожиданно, — заметил Бернард. Он дождался, пока Лукас его догонит, и обнял того за плечо. — Но сегодня утром все изменилось. Мир меняется. И изменения редко бывают приятными.

— Это из-за… очистки? — Он едва не произнес «Джульетты». Ее фото на документе жгло ему грудь.

Бернард посуровел.

— Очистки не было, — резко ответил он. — И теперь разверзнутся врата ада и люди умрут. А бункеры, понимаешь ли, с самого начала проектировались так, чтобы предотвратить подобное.

— «Проектировались», — повторил Лукас. Его сердце сжалось раз, другой. По нейронам в мозгу заметались импульсы, и в конце концов определили, что Бернард произнес нечто бессмысленное. — Извините, — проговорил Лукас. — Вы сказали, «бункеры»?

— Ты наверняка захочешь ознакомиться вот с этим. — Бернард показал на столик в комплекте с хрупким на вид деревянным стулом. На столе лежала книга — подобных Лукас никогда не видел и даже не слышал о них. В толщину она была почти такая же, как и в ширину. Бернард похлопал по обложке, затем посмотрел на ладонь — нет ли там пыли. — Я дам тебе запасной ключ, который ты должен будешь всегда носить на шее. Спускайся сюда, когда сможешь, и читай. Здесь описана наша история, а также все действия, которые ты должен будешь предпринять в любой чрезвычайной ситуации.

Лукас подошел к книге — пожизненному запасу бумаги — открыл ее. Текст на страницах был отпечатан типографским способом, буквы — четкие и черные. Он пролистал пространное оглавление, пока не добрался до первой страницы собственно текста. Как ни удивительно, но первые строки он узнал сразу.

— Это же Пакт, — сказал он, взглянув на Бернарда. — Я уже знаю многое о…

— Вот Пакт, — пояснил Бернард, отделив начало книги толщиной с палец. — А все остальное — Правила.

И шагнул назад.

Лукас помедлил, осмысливая его слова, потом раскрыл том примерно на середине.

В СЛУЧАЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ:

при трещинах в стенах и утечках наружу, см. ПРОБОЙ ШЛЮЗА (с. 2180);

при обрушении одного или нескольких этажей, см. ОПОРНЫЕ КОЛОННЫ в разделе САБОТАЖ (с. 751);

при пожаре, см…

— Саботаж? — Лукас перелистал несколько страниц и прочел что-то о регенерации воздуха и кислородном голодании. — Кто все это написал?

— Люди, пережившие много неприятностей.

— Вроде… — Он не был уверен, можно ли такое произнести, но здесь, кажется, разрешалось нарушать табу. — Вроде людей, живших до восстания?

— Люди, жившие еще раньше. Народ. Нация.

Лукас закрыл книгу. Он покачал головой, гадая, не розыгрыш ли это — нечто вроде инициации. В словах священников обычно и то содержалось больше смысла. И в детских книжках тоже.

— Я ведь не должен все это выучить?

Бернард рассмеялся. Выражение его лица полностью изменилось.

— Тебе нужно лишь знать, что есть в книге, чтобы ты мог найти нужное, когда потребуется.

— А что тут сказано о сегодняшнем утре?

Он повернулся к Бернарду, и тут до него внезапно дошло, что никто не знает о его чувствах к Джульетте. Вина за обладание ее вещами пересилила стыд за сильные чувства к женщине, которую он едва знал. О его секрете никому не известно. И выдать его может только румянец на щеках, пока Бернард всматривается в него и обдумывает его вопрос.

— Страница семьдесят два, — ответил Бернард. Веселье на его лице сменилось прежним отчаянием.

Лукас взял книгу. Это было испытание. Ритуал посвящения в ученики. Он уже давно не делал ничего под пристальным взглядом наставника. Перелистывая страницы, он увидел, что раздел, который он ищет, расположен сразу после Пакта, в самом начале Правил.

Он отыскал нужную страницу. Сверху жирным шрифтом значилось:

ЕСЛИ ОЧИСТКА НЕ СОСТОЯЛАСЬ…

А ниже шли три ужасных слова, сплетенные в зловещий смысл. Лукас прочитал инструкцию несколько раз — просто чтобы убедиться. Посмотрел на Бернарда. Тот печально кивнул. Лукас еще раз уткнулся взглядом в текст:

ЕСЛИ ОЧИСТКА НЕ СОСТОЯЛАСЬ:

готовиться к войне.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава