home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


53

Бункер 18


Марк ковылял вниз по лестнице с винтовкой под мышкой, держась за холодные перила и оскальзываясь на мокрых от крови ступенях. Он едва слышал раздающиеся вокруг крики: стоны раненых, которых волочили вниз по лестнице, полные ужаса возгласы любопытных на каждой площадке, наблюдающих за их отступлением, и угрозы людей, преследующих его и остальных механиков с этажа на этаж.

Большую часть этого шума заглушал звон в ушах после того проклятого взрыва. Не того, что вышиб двери Ай-Ти, — к нему Марк был готов и укрылся вместе с остальными. И не после второй бомбы, которую Нокс швырнул в самую глубину вражеского логова. Его доконал последний взрыв, которого он не ожидал, — когда бомба выпала из рук маленькой седой женщины из снабжения.

Бомба Маклейн. Она взорвалась прямо перед ним. Лишила его слуха и отняла ее жизнь.

И Нокс, крепкий и непоколебимый руководитель механиков, его босс и хороший друг… погиб.

Марк спускался торопливо, раненый и испуганный. До безопасной «глубины» было еще далеко — и ему отчаянно хотелось отыскать жену. Он сосредоточится на этой мысли, чтобы не думать о прошлом. О взрыве, погубившем его друзей, перечеркнувшем их планы, отнявшем последнюю надежду на справедливость.

Сверху доносились приглушенные выстрелы и пронзительный визг пуль, бьющих в сталь — слава богу, только в сталь. Марк держался в стороне от внешних перил — так он оставался невидим для стрелков с автоматическими винтовками, открывших с верхних площадок охоту на отступающих. Механики и снабженцы отстреливались и спасались бегством, растянувшись на десяток этажей; Марк мысленно умолял стрелков наверху остановиться, дать им возможность отдохнуть, но топот ботинок и пули были неумолимы.

Спустившись еще на пол-этажа, он догнал троих снабженцев. Тот, что в середине, раненый, шел с трудом, положив руки на плечи товарищей. Их желтые комбинезоны на спинах были заляпаны кровью. Марк крикнул снабженцам, чтобы они не останавливались, но не услышал своего голоса, а лишь ощутил его в груди. Кровь, на которой он оскальзывался, отчасти принадлежала и ему.

Крепко прижимая к груди раненую руку и согнув ее, чтобы придерживать винтовку, Марк не отрывал другой руки от перил — иначе он рухнул бы на крутую лестницу. Живых союзников позади него не осталось. После очередной перестрелки он послал остальных вперед и едва успел уйти сам. И все же враги неутомимо продолжали наступать. Время от времени Марк останавливался, доставал патрон, совал его в патронник и стрелял, не целясь. Лишь бы что-то делать. Хоть немного их задержать.

Он остановился перевести дух, высунулся за перила и направил винтовку вверх. Очередной патрон дал осечку. А вот пули, просвистевшие в ответ, были реальными.

Присев за центральной колонной лестницы, Марк перезарядил винтовку. Его оружие, в отличие от винтовок преследователей, требовалось заряжать после каждого выстрела, и целиться из него было трудно. А у них оказалось нечто более совершенное, он о подобном никогда и не слышал, — нечто, стреляющее с частотой пульса испуганного человека. Подойдя к перилам, Марк посмотрел на площадку ниже, разглядел любопытные лица, выглядывающие из-за приоткрытой двери, и пальцы, вцепившиеся в край стального косяка. Дошел. Пятьдесят шестой этаж. Здесь он в последний раз видел жену.

— Ширли!

Выкрикивая ее имя, он спустился ниже. Он продолжал держаться дальней стороны лестницы, оставаясь невидимым для преследователей. Марк всмотрелся в лица за приоткрытой дверью.

— Моя жена! — крикнул он через площадку, сложив ладони рупором и забыв, что оглушительный звон в ушах слышен только ему. — Где она?

В полутьме за дверью кто-то зашевелил губами. Донеслось далекое глухое бормотание.

Кто-то показал вниз. Лица исказились; приоткрытая дверь захлопнулась, когда рядом взвизгнул очередной рикошет. Лестница затряслась от топота испуганных беглецов внизу и преследователей наверху. Марк посмотрел на силовые кабели, переброшенные через перила, и вспомнил, что фермеры хотели подключиться к электричеству этажом ниже. Он торопливо направился туда, вниз, отчаянно желая отыскать Ширли.

На пятьдесят седьмом этаже Марк, не сомневаясь, что его жена находится здесь, смело перебежал открытую площадку и прижался к двери. Послышались выстрелы. Марк дернул за ручку, выкрикивая имя жены и надеясь, что его услышат по ту сторону двери. Створка не поддавалась — ее удерживали изнутри невидимые руки. Марк ударил по застекленному окошку, оставив на нем розовый отпечаток ладони, и потребовал, чтобы его впустили. Первые пули зашлепали по металлу вокруг его ног, одна срикошетила и оставила вмятину на двери. Пригнувшись и прикрывая голову, Марк отбежал к лестнице.

Он заставил себя двинуться вниз. Если Ширли за дверями, то для нее это, вероятно, к лучшему. Она сможет избавиться от незаконного снаряжения, а потом смешаться с местными, пока все не уляжется. Если же она внизу, то надо быстрее ее догонять. В любом случае единственное направление, которое было ему открыто, — это вниз.

На следующей площадке Марк опять догнал все тех же троих снабженцев. Раненый сидел на площадке с широко распахнутыми глазами. Двое других, в заляпанных кровью комбинезонах, пытались ему чем-нибудь помочь. Одним из снабженцев оказалась женщина — Марк смутно припомнил, что они поднимались вместе. Когда он остановился спросить, нужна ли им помощь, то увидел в ее глазах холодный огонь.

— Я могу нести его! — крикнул Марк, опускаясь на колени возле раненого.

Женщина что-то ответила. Марк покачал головой и показал на свои уши.

Она повторила сказанное, медленно шевеля губами, но Марк все равно не сумел ее понять. Тогда женщина сдалась и оттолкнула его. Раненый держался за живот, красное пятно расползлось по нему до промежности. Пальцы стискивали торчащий из живота предмет — металлический стержень с колесиком на конце. Ножку кресла.

Женщина достала из сумки гранату — одну из тех трубок, что уже принесли так много разрушений и жертв. С мрачным видом она дала ее раненому. Тот взял гранату трясущимися руками и стиснул так, что побелели костяшки пальцев.

Снабженцы потянули Марка за собой — прочь от человека с куском офисной мебели, торчащим из кровоточащего живота. Выстрелы казались далекими, но Марк знал, что стреляют уже рядом. Практически у него над ухом. Его вдруг потянуло обратно — настолько заворожил его отрешенный взгляд этого обреченного человека. Их глаза встретились. Раненый держал гранату в вытянутой руке, обхватив пальцами смертоносный стальной цилиндр и стиснув зубы так, что на щеках перекатывались желваки.

Марк посмотрел вверх и увидел ботинки преследователей — черные без пятнышка крови. Ноги неутомимых и превосходящих врагов. Они шли по кровавому следу, который оставляли за собой Марк и другие. И их патроны никогда не давали осечек.

Еле переставляя ноги, Марк попятился вниз по лестнице — двое снабженцев почти тащили его за собой. Держась рукой за перила, он увидел, как за спиной оставленного ими раненого приоткрылась дверь.

В проем выглянул любопытный мальчишка и едва не выскочил посмотреть, что здесь делается. В него тут же вцепилось несколько рук, которые втащили его обратно.

Марка отволокли уже настолько далеко вниз по винтовой лестнице, что произошедшего дальше он не увидел. Но даже оглушенный, он услышал стрельбу, визг пуль, а потом взрыв, от которого содрогнулась вся лестница. Взрывная волна сбила их с ног, швырнув на перила. Винтовка Марка упала и заскользила по ступеням. Марк успел схватить ее до того, как она свалилась в пустоту.

Ошеломленно тряся головой, Марк поднялся на четвереньки, потом кое-как медленно встал. Он побрел вниз по вздрагивающим ступеням, которые звенели и вибрировали под ногами, пока бункер вокруг продолжал погружаться в мрачное безумие.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава