home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


57

Бункер 18

…В тот год гражданская война поглотила тридцать три штата. Этот конфликт унес больше жизней американцев, чем все последующие войны, вместе взятые, ибо смерть губила своих же. Четыре года земля опустошалась, и когда над полями сражений рассеивался дым, открывалась ужасная картина, где брат лежал на брате. Более полумиллиона человек погибли. Некоторые говорят, что потери на самом деле оказались почти вдвое большими. Болезни, голод и несчастья правили жизнью людей…

Страницы книги вспыхнули красным как раз в тот момент, когда Лукас добрался до описания сражений. Он перестал читать и взглянул на лампы под потолком. Их ровный белый свет сменился пульсирующим красным, означающим, что в серверной над ним кто-то есть. Лукас взял лежащую на колене серебряную ниточку и аккуратно заложил ею место, где остановился. Закрыв старый том, он бережно вернул его в металлическую коробку, а коробку вставил в просвет на книжной полке. Потом молча пересек комнату, склонился перед компьютером и шевельнул мышкой, оживляя экран.

Появилось окно с видом на серверы в реальном времени, слегка искаженным широкоугольным объективом. Это был еще один секрет помещения, и без того набитого тайнами, — способность видеть удаленные места. Лукас стал переключаться с камеры на камеру. Может, Сэмми или другой техник пришел что-то починить? Урчащий живот тем временем выказывал надежду, что этот кто-то принес ему обед.

Через объектив четвертой камеры Лукас наконец-то увидел посетителя: невысокая фигура в сером комбинезоне, усатый мужчина в очках. Он немного сутулился, на подносе в его руках позвякивали столовые приборы, стоял стакан с немного расплескавшейся водой и накрытая крышкой тарелка. Поднос упирался в выступающий живот мужчины. Проходя мимо камеры, Бернард заглянул в объектив, пронзив Лукаса взглядом. Губы под усами растянулись в улыбке.

Лукас встал из-за компьютера и, мягко шлепая босыми ногами по прохладной стальной решетке, торопливо прошел по коридору, чтобы открыть люк. Он с уже привычной легкостью поднялся по лесенке и повернул потертую красную запорную рукоятку. Едва он приподнял решетку, как на лесенку упала тень Бернарда. Пока Лукас отодвигал в сторону секцию пола, Бернард с лязгом опустил поднос возле люка.

— Сегодня я тебя балую, — сообщил Бернард.

Он принюхался и поднял металлическую крышку. Из-под нее вырвалось облачко пара, исходящего от двух горок свиных ребрышек.

— Ух ты! — При виде мяса у Лукаса потекли слюнки. Он вылез из люка и уселся на полу, свесив ноги в проем. Поставил поднос на колени и взялся за нож и вилку. — А я думал, что мы перевели бункер на ограниченные пайки — во всяком случае, пока не удастся подавить сопротивление. — Он отрезал кусок нежного мяса и сунул его в рот. — Но я вовсе не жалуюсь.

Лукас с удовольствием прожевал полноценную белковую пищу, мысленно поблагодарив животное за такую жертву.

— Пайки не были увеличены, — сказал Бернард. — Мы наткнулись на очаг сопротивления на базаре, а эта бедная свинка попала под перекрестный огонь. Но я не собирался позволить ей пропасть зря. Большая часть мяса, разумеется, пошла женам и мужьям тех, кого мы потеряли.

— Угу. — Лукас проглотил пищу. — И сколько их?

— Пятеро, и еще трое после первой атаки.

Лукас покачал головой.

— Не так уж и плохо, если учесть все обстоятельства. — Бернард пригладил усы и стал смотреть, как Лукас ест.

Тот, не переставая жевать, показал вилкой на мясо, предлагая поделиться, но Бернард отмахнулся. Шеф прислонился к пустому корпусу сервера, скрывавшему пульт связи и запорную рукоятку люка над лесенкой. Лукас постарался не реагировать.

— И долго еще мне нужно будет здесь оставаться? — Он старался говорить спокойно, как если бы его устроил любой ответ. — Я тут уже три недели, верно? — Он отрезал еще кусок мяса, не тронув овощи. — Еще пару дней?

Бернард потер щеки и провел пальцами по редеющим волосам.

— Надеюсь, что так, но точно не скажу. Я доверяю мнению Симса, а он убежден, что угроза еще не миновала. Механики хорошо забаррикадировались у себя внизу. Грозятся отключить электричество, но я в этом сомневаюсь. Думаю, они в конце концов поймут, что не контролируют энергоснабжение на наших этажах. Вероятно, они пытались отключить его перед штурмом, а потом с удивлением увидели, что у нас все освещено.

— Но ведь они не отключат электричество на фермах? — Лукас подумал об ограниченных пайках. Об угрозе, что в бункере начнется голод.

Бернард нахмурился:

— Когда-нибудь, возможно. Если достаточно сильно отчаются. Но это лишит их поддержки, оставшейся у них наверху. Не волнуйся, они оголодают и сдадутся. Все идет так, как написано в книге.

Лукас кивнул и глотнул воды. Такой вкусной свинины он в жизни не ел.

— Кстати, о книге. Учеба продвигается хорошо?

— Да, — солгал Лукас и кивнул. Если честно, то он почти не раскрывал Правила. В других книгах нашлось гораздо больше интересного.

— Хорошо. Когда наши неприятности завершатся, мы вставим тебе в график дополнительные смены в серверной. Можешь потратить это время на учебу. Как только мы назначим новую дату выборов — и я сомневаюсь, что кто-либо еще выдвинет свою кандидатуру, особенно после нынешних событий, — я стану проводить гораздо больше времени наверху. И Ай-Ти будешь руководить ты.

Лукас поставил стакан и взял салфетку. Вытер губы и задумался.

— Что ж, надеюсь, это произойдет не сразу. По-моему, мне нужно еще несколько лет…

Его прервало жужжание. Лукас замер. Он выронил салфетку, и она упала на поднос.

Бернард отскочил от сервера, как будто черный металлический корпус ударил его током или внезапно стал горячим.

— Проклятье! — воскликнул он и ударил по серверу кулаком. Потом стал шарить по карманам комбинезона, отыскивая свой универсальный ключ.

Лукас заставил себя съесть еще кусочек, чтобы скрыть волнение. Постоянный сигнал вызова приводил Бернарда во все большее возбуждение. Его поведение становилось нелогичным. Лукасу вспомнилась жизнь с отцом — перед тем, как самогон окончательно успокоил его в яме на картофельном поле.

— Даже на ругань сорвался, — пробурчал Бернард, последовательно отпирая замки.

Он взглянул поверх сервера на Лукаса. Тот медленно пережевывал кусок мяса, внезапно перестав ощущать его вкус.

— У меня для тебя задание, — сказал он, кое-как отперев последний замок — Лукас знал, что тот немного заедает. — Хочу, чтобы ты поставил тут сзади панель, просто несколько светодиодов. Придумай какой-нибудь код, чтобы мы могли видеть, кто нас вызывает. Хочу знать, важный ли это вызов, или его можно спокойно игнорировать.

Он дернул заднюю панель и швырнул ее на пол позади себя. Лукас сделал глоток воды, пока Бернард всматривался в темные полупустые внутренности сервера, изучая мигающие индикаторы над маленькими разъемами для связи. Отчаянное жужжание сигнала вызова заглушало произносимые шепотом проклятия Бернарда.

Подняв багровое от гнева лицо, он повернулся к Лукасу, который поставил стакан на поднос.

— На самом деле мне здесь нужны только два индикатора. — Бернард показал на боковую стенку сервера. — Красный, если вызывает семнадцатый бункер. И зеленый, если это кто угодно другой. Все понял?

Лукас кивнул. Он уставился на поднос и стал разрезать пополам картофелину, снова подумав об отце. Бернард повернулся и взялся за заднюю панель сервера.

— Я могу поставить ее обратно, — пробормотал Лукас с набитым горячей картошкой ртом. Он выдохнул пар, проглотил и запил водой.

Бернард положил панель на место. Повернулся и яростно уставился внутрь сервера, откуда все еще доносился сигнал вызова. Лампы под потолком тревожно перемигивались.

— Хорошая мысль, — согласился он. — Может, ты сумеешь быстро выполнить и мое задание.

Наконец сервер прекратил отчаянные вызовы, и в комнате наступила тишина, нарушаемая лишь постукиванием вилки Лукаса по тарелке. Почти как в пропахшие перегаром моменты затишья из его молодости. Вскоре — подобно отцу, который вырубался на кухне или в туалете, — Бернард должен был уйти.

И, словно прочитав мысли Лукаса, его босс и наставник встал, заслонив верхние лампы.

— Приятного тебе ужина, — пожелал он. — Я скажу Петеру, чтобы зашел потом за тарелками.

Лукас набрал на вилку несколько фасолин.

— Серьезно? А я думал, что это был обед.

Он сунул фасолины в рот.

— Уже девятый час, — сообщил Бернард и поправил комбинезон. — Ах да, я сегодня говорил с твоей матерью.

— Правда? — Лукас опустил вилку.

— Я ей напомнил, что ты выполняешь важную для бункера работу, но ей очень хочется с тобой повидаться. Я сказал Симсу, чтобы ее сюда пропустили…

— В серверную?

— Она просто войдет, чтобы убедиться, что у тебя все хорошо. Я бы устроил все иначе, но Симс считает, что нужно сделать именно так. Он не может сказать точно, насколько сильна лояльность наших работников, и все еще пытается отыскать источники утечки информации…

Лукас усмехнулся:

— Симс параноик. Никто из наших не станет общаться с масленщиками. Они не предадут бункер, и уж тем более вас.

Лукас взял кость и принялся обгладывать остатки мяса.

— Но все же он убедил меня охранять тебя как можно лучше. Я дам тебе знать, если смогу устроить встречу с матерью. — Бернард подался вперед и сжал плечо Лукаса. — Спасибо за терпение. Я просто счастлив, что нашел того, кто понимает, насколько важна эта работа.

— О, я все прекрасно понимаю. Что угодно ради бункера.

— Вот и хорошо. — Еще раз сжав его плечо, Бернард встал. — Продолжай читать Правила. Особенно разделы, посвященные бунтам и восстаниям. И еще я хочу, чтобы ты усвоил уроки того, что происходит сейчас, на случай — боже упаси, — если подобное повторится, когда бункером будешь управлять ты.

— Сделаю.

Лукас положил обглоданную кость и вытер пальцы салфеткой. Бернард повернулся, собираясь уходить.

— Да, вот еще что… — Он остановился и посмотрел на Лукаса. — Знаю, что нет нужды тебе напоминать, но ни при каких обстоятельствах ты не должен отвечать на вызовы через это сервер. — Он указал на переднюю панель. — Я еще не получил одобрения твоей кандидатуры от руководителей других Ай-Ти, так что твоей должности может угрожать… серьезная опасность, если ты заговоришь с любым из них до своего официального утверждения.

— Шутите? — Лукас покачал головой. — Как будто мне захочется говорить с тем, кто заставляет нервничать вас. Вот уж черта с два.

Бернард улыбнулся и вытер лоб.

— Ты хороший человек, Лукас. Я рад, что ты у меня есть.

— А я рад служить.

Лукас протянул руку к следующему ребрышку и улыбнулся в ответ на улыбку наставника. Наконец Бернард повернулся и пошел к выходу. Его шаги простучали по стальным решеткам и замерли перед массивной дверью, сделавшей Лукаса пленником среди машин и всех их секретов.

Лукас ел и слушал, как Бернард набирает на замке свой новый код — последовательность уже неизвестных ему сигналов. Кода Лукас больше не знал.

Бернард сказал, что это ради его же блага. Лукас жевал кусочек сала, когда тяжелая дверь с лязгом захлопнулась, а мигающие красные лампочки под его ногами и вдоль лесенки погасли.

Он бросил кость на тарелку. Отодвинул картофелину — его затошнило от ее вида, когда он вспомнил, где лежат кости его отца. Поставив поднос на решетку, Лукас вытянул ноги из лестничного проема и подошел к открытому и безмолвному серверу.

Гарнитура легко выскользнула из мешочка. Он надел наушники, ощутив ладонями трехнедельную бороду. Подхватив кабель, Лукас воткнул штекер в разъем с пометкой «17».

Послышались сигналы вызова. Он представил, как на другом конце провода раздается жужжание и мигают лампочки.

Лукас ждал, затаив дыхание.

— Алло? — прозвучало в наушниках.

Он улыбнулся.

— Привет, — сказал он и прислонился к серверу номер сорок, устраиваясь поудобнее. — Как там у тебя дела?


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава