home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


59

Бункер 17


Джульетта включила свет в лаборатории, где изготавливались комбинезоны для чистильщиков, и втащила очередную партию груза из отдела снабжения. В отличие от Соло, она не воспринимала постоянный источник энергии как должное. Не зная, откуда поступает электричество, она нервничала из-за того, что источник может иссякнуть. Поэтому, в противоположность Соло, имевшему привычку — даже навязчивую идею — включать повсюду свет и оставлять его гореть, она старалась экономить таинственную энергию как только возможно.

Джульетта свалила добычу на койку и вспомнила Уокера. Не так ли и он начинал, став в конечном итоге жить прямо на работе? И что им двигало? Одержимость, увлеченность, необходимость заниматься решением никогда не заканчивающихся проблем?

Чем лучше она понимала старика, тем более далекой от него ощущала себя. И более одинокой. Усевшись, Джульетта принялась растирать ноги — бедра и икры закаменели после недавнего подъема. Может, за последние недели она и стала обретать крепкие, как у носильщика, ноги, но они все еще болели, и эта боль сделалась постоянной. Массируя мышцы, Джульетта превращала тупую боль в острую, но такую она и предпочитала. Резкая и четкая боль была лучше тупой и ноющей. Ей нравились понятные ощущения.

Джульетта стряхнула с ног ботинки — странно было считать эти раздобытые ботинки своими — и встала. Хватит отдыхать. Она перенесла холщовые мешки на один из вычурных рабочих столов — в лаборатории буквально все было изящнее, чем у нее в механическом. Даже детали, обреченные прослужить недолго, изготавливались на таком уровне химического и инженерного совершенства, который она смогла оценить только сейчас, когда поняла их зловещее предназначение. Она набрала целую кучу прокладок и уплотнений — и хороших из отдела снабжения, и плохих из лаборатории, чтобы посмотреть, как эта система работает. Они разместились вдоль дальнего края главного рабочего стола, напоминая о той дьявольской жестокости, с которой ее вышвырнули наружу.

Вывалив на стол детали из отдела снабжения, она и подумала о том, как странно иметь сюда доступ и даже жить в запретном месте другого бункера. Еще более странным было осознавать, что все эти рабочие столы и безукоризненно чистые инструменты находились здесь для одной цели — посылать людей вроде нее на смерть.

А если обвести взглядом стены, где на вешалках разместилось около дюжины комбинезонов чистильщиков в различной степени готовности, то создавалось впечатление, что живешь и работаешь в комнате, полной оживших призраков. Если бы один из комбинезонов спрыгнул с вешалки и прошелся, это не удивило бы Джульетту. Рукава и штанины у комбинезонов были пухлыми и как будто заполненными, а зеркальные щитки шлемов скрывали любопытные лица. Висящие комбинезоны создавали иллюзию присутствия людей. Они бесстрастно наблюдали за Джульеттой, пока она сортировала находки на две кучи: в одну попадали предметы, необходимые для ее следующего большого проекта, а в другую — всякие полезные мелочи, которые она прихватила, даже не представляя конкретно, для чего они могут пригодиться.

Туда, во вторую группу, отправилась ценная аккумуляторная батарея, испачканная засохшей кровью, которую Джульетта не сумела стереть. Перед мысленным взором вспыхнули виденные ею сцены: например, двое мужчин, совершившие самоубийство в главном офисе отдела снабжения — руки переплетены, противоположные запястья перерезаны, вокруг огромная лужа цвета ржавчины. То была одна из худших картин, воспоминание, от которого она не могла избавиться. По всему бункеру Джульетта натыкалась и на другие следы насилия и вандализма. Теперь она поняла, почему Соло ограничивался только вылазками в сады. Она также поняла его привычку каждый вечер блокировать изнутри дверь в серверную шкафом для документов, хотя Соло уже много лет жил там в одиночестве. Джульетта не винила его. Она тоже каждый вечер перед сном задвигала засовы на двери лаборатории. Она не верила в призраков, но это ее убеждение подвергалось суровому испытанию: Джульетта постоянно ощущала, что за ней наблюдают — если не люди, то сам бункер.

Она принялась за работу над воздушным компрессором с удовольствием, ей всегда нравилось делать что-то руками. Что-то мастерить. Отвлечься от мыслей. Первые несколько ночей после того, как ей удалось выжить в жутком испытании очисткой, а затем силой пробиться в этот мертвый бункер, она долго и упорно искала место, где могла бы спокойно выспаться. О помещении под серверной, где воняли накопленные Соло кучи объедков и хлама, не могло быть и речи. Она заглянула в жилое помещение главы Ай-Ти, но из-за мыслей о Бернарде не смогла там даже спокойно посидеть. Диванчики в разных кабинетах оказались слишком короткими. Джульетта устроила себе неплохой лежак на теплом полу в серверной, но пощелкивание и гудение внутри множества высоких корпусов едва не свело ее с ума.

Как ни странно, но эта лаборатория, со всеми ее призраками и комбинезонами на стенах, оказалась единственным местом, где ей удалось нормально выспаться. Наверное, причиной тому стало изобилие инструментов, сварочные аппараты и гаечные ключи и огромные шкафы с выдвижными ящичками, набитыми всеми мыслимыми разъемами и штепселями. Если ей понадобится что-то починить, даже саму себя, она найдет здесь все необходимое. Другим местом в семнадцатом бункере, где Джульетта чувствовала себя как дома, стали две тюремные камеры, в которых она иногда спала во время путешествий наверх и вниз. И еще ей было спокойно, когда она сидела возле того пустого сервера и разговаривала с Лукасом.

Она думала о нем, пока шла через комнату, чтобы взять нужного размера втулку в одном из шкафов с металлическими деталями. Сунув ее в карман, Джульетта сняла один из готовых комбинезонов, восхитившись его весом и вспоминая, каким громоздким казался тот, который когда-то был надет на нее. Положив его на рабочий стол, она сняла воротник шлема, отнесла его к сверлильному станку и аккуратно проделала отверстие. Закрепив воротник в тисках, она стала ввинчивать в отверстие втулку, нарезая резьбу, к которой потом будет крепиться шланг для воздуха. Джульетта занималась этим, вспоминая последний разговор с Лукасом, когда в лабораторию вошел Соло, распространяя вокруг запах свежевыпеченного хлеба.

— Привет! — окликнул он Джульетту, стоя в дверях.

Джульетта взглянула на него и качнула головой, приглашая войти. Для вращения втулки требовались усилия, металлическая ручка впивалась в ладони, на лбу выступил пот.

— Я испек хлеб.

— Пахнет восхитительно, — буркнула она.

Научив Соло делать плоский бездрожжевой хлеб, она не могла его остановить. Большие жестянки с мукой исчезали с полок в кладовой одна за другой, пока он экспериментировал с рецептами. Джульетта напомнила себе, что надо научить его печь и что-нибудь другое — чтобы направить его усердие в нужное русло и добиться какого-то разнообразия.

— И еще я нарезал огурцы, — сообщил он с такой гордостью, как будто звал ее на пир. Во многих отношениях Соло так и застрял в подростковом возрасте — включая кулинарные привычки.

— Подожди, я скоро освобожусь.

Последними усилиями она ввинтила втулку до конца, получив резьбовое соединение — такое же аккуратное, как если бы его сделали в отделе снабжения. Теперь втулка легко вывинчивалась, как и полагалось хорошо пригнанному болту.

Соло поставил тарелку с хлебом и овощами на рабочий стол и уселся рядом на стул.

— Над чем ты работаешь? Над еще одним насосом?

Он посмотрел на большой компрессор на колесиках с торчащими из него шлангами.

— Нет. На это уйдет слишком много времени. Я работаю над тем, что позволит дышать под водой.

Соло рассмеялся и принялся жевать кусок хлеба, пока не сообразил, что она не шутит.

— Так ты серьезно?

— Да. Насосы, которые нам действительно нужны, находятся в водосборных бассейнах на самом дне бункера. Требуется лишь провести до них электричество из Ай-Ти. Вниз. И тогда в бункере станет сухо через несколько недель или месяцев, а не лет.

— Дышать под водой, — пробормотал Соло и посмотрел на нее так, будто именно она сходила с ума.

— Это мало отличается от того, как я пришла сюда из своего бункера. — Джульетта обмотала соединитель на конце воздушного шланга силиконовой лентой и стала ввинчивать его в воротник. — Комбинезоны герметичные и поэтому водонепроницаемые. Мне нужен лишь постоянный приток воздуха для дыхания, и я смогу работать внизу столько, сколько захочу. Во всяком случае, достаточно долго, чтобы запустить насосы.

— Думаешь, они все еще могут работать?

— Должны. — Она взяла гаечный ключ и плотно затянула соединитель. — Они предназначены для работы под водой, и у них простая конструкция. Им нужно лишь электричество, а у нас здесь его хватает.

— А что буду делать я? — Соло отряхнул руки, усеяв крошками рабочий стол, и потянулся за новым куском хлеба.

— Ты станешь присматривать за компрессором. Я покажу, как его запускать и заправлять топливом. В этом шлеме я установлю портативную рацию шерифа, так что мы сможем переговариваться. Тебе нужно будет приглядывать за целой кучей шлангов и проводов. — Она улыбнулась ему. — Не волнуйся, без дела ты скучать не станешь.

— А я и не волнуюсь, — заявил Соло. Он выпятил грудь и захрустел огурцом, поглядывая на компрессор.

И Джульетта увидела, что Соло — как любой подросток с небольшим жизненным опытом, но сильным стремлением — пока еще не научился убедительно врать.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава