home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


61

Бункер 18


«…Я же сказал в четверг, что принесу ее тебе через два дня».

«Черт побери, два дня уже прошли, Карл. Ты вообще понимаешь, что очистка завтра утром?»

«А ты понимаешь, что сегодня — все еще сегодня?»

«Не строй из себя умника. Тащи ко мне наверх папку, и быстро. Клянусь, если это дерьмо вывалится из-за того, что ты…»

«Да принесу я ее. Успокойся, приятель. Я тебе немного нервишки пощекотал. Расслабься».

«Расслабься… Да пошел ты! Завтра расслаблюсь. Все, конец связи. А ты давай пошевеливайся».

«Все, уже выхожу…»

Ширли сидела, упершись локтями в рабочий стол Уокера и обхватив голову руками.

— Да что вообще происходит? — спросила она. — Уок, что это? Кто эти люди?

Уокер сидел, нацепив увеличительные линзы. Он макнул вырванный из кисточки волосок в белую краску, налитую в крышечку от грунтовки. Потом очень аккуратно, придерживая запястье другой рукой, провел волоском по корпусу потенциометра точно напротив отметки на его ручке. Удовлетворенный, он подсчитал уже нарисованные белые черточки — каждая указывала положение очередного сильного сигнала.

— Одиннадцать. — Он повернулся к Ширли, которая что-то говорила, но он не прислушивался. — И не думаю, что мы уже нашли наш бункер.

— Наш? Уок, меня это жутко пугает. Откуда все эти голоса?

Уокер пожал плечами.

— Из города? Из-за холмов? Откуда мне знать? — Он начал медленно поворачивать ручку потенциометра, отыскивая новые переговоры в эфире. — Одиннадцать, не считая нас. А если их больше? Ведь их должно быть больше, верно? Каковы шансы, что мы уже нашли всех?

— Последние говорили об очистке. Как думаешь, что это означает? То же, что и…

Уокер кивнул, и линзы съехали вниз. Он поправил их и продолжил медленно вращать ручку.

— Значит, они в бункерах. Как и мы.

Уокер показал на маленькую зеленую плату, к которой Ширли помогла припаять потенциометр.

— Наверное, для этого схема и нужна — она модулирует частоту несущей волны.

Ширли перепугали голоса, его же больше привлекали другие загадки. Послышался треск статики. Уокер перестал вращать ручку, затем переместил ее чуть назад и чуть вперед, но ничего не услышал. Тогда он двинулся дальше.

— Ты об этой маленькой плате с номером восемнадцать?

Уокер непонимающе взглянул на Ширли, остановив поиск, потом кивнул.

— Значит, бункеров как минимум столько, — пришла она к очевидному выводу, опередив Уокера. — Мне надо найти Дженкинса. Нужно рассказать ему об этом.

Ширли встала и направилась к двери. Уокер наклонил голову. Он подумал о последствиях их открытия, и у него слегка закружилась голова, а стол и стены как будто отодвинулись. Сама мысль о людях за пределами их бункера…

От жуткого грохота у него лязгнули зубы, и все мысли вылетели из головы. Пол содрогнулся и выскользнул из-под ног. Из переплетения труб и проводов наверху посыпалась пыль, копившаяся десятилетиями.

Уокер перекатился на бок и закашлялся, вдохнув густую пылевую взвесь. В ушах после взрыва все еще звенело. Он похлопал себя по голове, отыскивая линзы, потом увидел оправу на металлическом полу. Линзы разбились на мелкие осколки.

— О нет. Мне надо…

Он попытался опереться на руки, ощущая острую боль в бедре — там, где кость ударилась о металл. Мысли у него путались. Он помахал рукой, умоляя Скотти выйти из тени и помочь.

Тяжелый ботинок захрустел по осколкам линз. Сильные молодые руки вцепились в комбинезон, подняли его на ноги. Отовсюду слышались крики. Хлопали одиночные выстрелы вперемешку с очередями.

— Уок! Ты цел?

Дженкинс держал его за комбинезон. Уокер не сомневался, что упадет, если парень его отпустит.

— Мои линзы…

— Нам надо уходить! Они прорвались!

Уокер повернулся к двери, увидел, как Харпер помогает Ширли встать. Глаза у нее были испуганные, плечи и волосы покрывала серая пыль. Она смотрела на Уокера, явно плохо соображая, как и он.

— Собери вещи, — велел Дженкинс. — Мы отступаем.

Уокер обвел взглядом комнату, посмотрел на рабочий стол.

— Я ее починил, — сказал он, кашляя в кулак. — Она работает.

— Боюсь, поздновато.

Дженкинс выпустил его комбинезон, и Уокеру пришлось ухватиться за стул, чтобы не упасть. Звуки выстрелов приближались. По коридору протопали ботинки, снова послышались крики, пол вздрогнул от еще одного взрыва. Дженкинс и Харпер встали в дверях, выкрикивая приказы и взмахами рук направляя пробегающих мимо людей. Ширли подошла к стоящему у стола Уокеру и посмотрела на рацию.

— Нам нужно ее забрать, — сказала она.

Уокер посмотрел на поблескивающие на полу осколки. За эти линзы он отдал двухмесячную зарплату…

— Уок! Что мне хватать? Помоги.

Он повернулся к Ширли. Та уже собирала детали рации. Соединяющие платы провода уже перепутались. Возле двери раздался громкий выстрел — стрелял кто-то из механиков, — заставивший Уокера непроизвольно пригнуться. Мысли опять перемешались.

— Уок!

— Антенна, — прошептал он, показывая на потолочные балки, откуда все еще сыпалась пыль.

Ширли кивнула и запрыгнула на рабочий стол. Уокер обвел взглядом комнату, которую пообещал себе никогда снова не покидать. И в тот раз он твердо намеревался выполнить обещание. Что брать? Дурацкие памятные безделушки? Хлам… Грязная одежда. Стопка электросхем. Он схватил ящик для деталей и вывалил его содержимое на пол. Потом смел в него все компоненты рации, отключил от сети трансформатор и сунул его туда же. Ширли выдирала антенну, прижимая к груди охапку проводов и металлических стержней. Уокер взял паяльник, несколько инструментов и приборов. Харпер крикнул, что уходить надо сейчас или никогда.

Ширли схватила Уокера за рукав и потащила за собой к двери.

И Уокер понял, что этого «никогда» уже не будет.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава