home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


62

Бункер 17


Паника, которую она ощутила, надев комбинезон, оказалась неожиданной.

Джульетта предвидела, что ей будет страшновато погружаться в воду, но даже такое простое действие, как облачение в комбинезон чистильщика, наполнило ее ужасом и вызвало холодную боль в желудке. Она с трудом заставила себя дышать ровно, пока Соло застегивал молнию на спине и уплотнял шов полосой «липучки».

— Где мой нож? — спросила Джульетта, похлопав по передним карманам и поискав среди инструментов.

— Здесь.

Соло наклонился и достал нож из сумки со снаряжением из-под полотенца и смены одежды. Он протянул его рукояткой вперед, и Джульетта сунула нож в карман, который пришила на животе. Когда нож оказался под рукой, даже дышать стало легче. Этот нож из верхнего кафе стал для нее чем-то вроде талисмана. Она поймала себя на том, что периодически трогает его рукоятку — примерно как раньше поглядывала на старые часы на запястье.

— Давай подождем со шлемом, — сказала она Соло, когда тот поднял прозрачный купол с пола площадки. — Возьми сперва веревку.

Она указала пальцем в пухлой перчатке. Ее тело согревали толстый материал комбинезона и два слоя нижнего белья. Джульетта надеялась, что этого будет достаточно, чтобы не замерзнуть насмерть в воде.

Соло приподнял кольца связанной из кусков веревки. К одному из ее концов был прикреплен разводной ключ длиной с его предплечье.

— С какой стороны? — спросил он.

Джульетта показала туда, где плавно изгибающиеся ступени погружались в подсвеченную зеленым воду.

— Опускай медленно и равномерно. И держи веревку на расстоянии, чтобы она не зацепилась за ступени внизу.

Соло кивнул. Пока он опускал ключ в воду и тот тянул веревку на дно, Джульетта проверила инструменты. В одном кармане лежал набор отверток. Каждая была привязана к карману полуметровым куском бечевки. В другом кармане находился гаечный ключ, в третьем — кусачки. Проверяя карманы, она вспомнила, как шла сюда. Как шуршала по шлему мелкая пыль, как таял запас воздуха, с каким звуком тяжелые ботинки опускались на плотный грунт…

Джульетта вцепилась в перила и попыталась думать о чем-то другом. О чем угодно. Провода для подачи электричества, шланг для воздуха… Нужно сосредоточиться. Ей понадобится много и того и другого. Джульетта глубоко вдохнула и проверила высокие бухты труб и проводов на площадке. Она уложила их «восьмеркой», и теперь запутать их будет невозможно. Хорошо. Компрессор готов. Соло останется лишь следить, чтобы все опускалось за ней и ни за что не зацепилось…

— Ключ на дне, — сообщил Соло и привязал веревку к перилам лестницы.

Сегодня он был в хорошем настроении. Здравомыслящий и энергичный. Самый подходящий момент, чтобы приступить к делу. Перегонка воды на станцию обработки служила временным решением. Настала пора запустить большие насосы внизу, чтобы они избавились от воды должным образом — закачали ее через бетонные стены обратно в грунт.

Джульетта подошла к краю площадки и посмотрела на серебристую поверхность стоячей воды. Разве ее план не безумен? Разве не должна она испытывать страх? Или ее больше пугали годы ожидания, если проблема будет решаться безопасным способом? Перспектива сойти с ума, медленно и постепенно, выглядела большим риском. А то, что она собралась сделать, — это примерно как выйти наружу, напомнила она себе. Однажды она уже совершила подобное и выжила. А сейчас даже… безопаснее. У нее будет неограниченный запас воздуха, и никакие токсины не станут разъедать одежду.

Джульетта смотрела на свое отражение в неподвижной воде. Мешковатый комбинезон делал ее фигуру огромной. Если бы Лукас стоял здесь рядом с ней, если бы видел, что она собралась сделать, стал бы он ее отговаривать? Пожалуй, стал бы. Насколько хорошо они на самом деле знают друг друга? Сколько раз они общались вживую? Два или три.

Но с тех пор были десятки разговоров. Могла ли она узнать его только по ним? По историям из его детства? По его заразительному смеху в те дни, когда у нее все валилось из рук и хотелось плакать? Не в этом ли заключалась причина дороговизны электронных посланий — чтобы предотвратить такой вид отношений. Разве иначе стояла бы она здесь, думая о мужчине, которого едва знала, а не о безумии стоящей перед ней задачи?

Возможно, Лукас стал ее спасательным тросом, своего рода ниточкой надежды, соединяющей с домом. Или он, скорее, пятнышко света, время от времени видимое в тумане? Маяк, указывающий ей обратный путь?

— Шлем?

Соло стоял рядом, держа прозрачный пластиковый купол с фонариком наверху.

Джульетта взяла шлем, проверила, надежно ли закреплен фонарик, и постаралась выбросить из головы дурацкие мысли.

— Сперва дай воздух, — велела она. — И включи рацию.

Соло кивнул. Она держала шлем, пока Соло закреплял конец шланга в переходнике, который она привинтила к воротнику. Когда шланг защелкнулся, послышалось короткое шипение остатков воздуха. Затем рука Соло скользнула вдоль ее затылка и включила рацию. Джульетта наклонила подбородок, нажимая самодельный триггер, вшитый в белье.

— Прием, прием, — произнесла она.

Из рации на бедре Соло послышался странный хрип, смешанный с голосом Джульетты.

— Немного шумно, — сказал он и подрегулировал у себя громкость.

Джульетта установила на место шлем. Из него был удален экран и вся облицовка. Соскоблив еще и наружную краску, она получила почти прозрачную полусферу из прочного пластика. Приятно сознавать, защелкивая крепления на воротнике, что все, видимое изнутри шлема, реально существует.

— Ты в порядке?

Голос Соло приглушал шлем. Джульетта подняла руку и продемонстрировала ему большой палец, затем указала на компрессор.

Соло кивнул, опустился возле него на колени и почесал бороду. Затем повернул главный выключатель портативного компрессора, пять раз прокачал рукоятку подсоса и дернул шнур стартера. Компрессор чихнул дымом и заработал. Несмотря на обрезиненные опоры, он плясал и трясся на металле лестничной площадки, и Джульетта ощущала его вибрацию подошвами. Даже сквозь шлем она услышала, с каким грохотом работает компрессор, и представила, как этот грохот разносится по заброшенному бункеру.

Соло подержал дроссель еще секунду, как она ему показывала, затем медленно утопил его до упора. Пока компрессор тарахтел и пыхтел, Соло смотрел на Джульетту, улыбаясь сквозь бороду, похожий на какую-нибудь собаку из отдела снабжения, преданно глядящую на хозяина.

Джульетта ткнула в красную канистру с запасом горючего и снова показала ему большой палец. Соло ответил тем же. Джульетта направилась к ступеням, держась за перила. Соло протиснулся мимо нее и подбежал к перилам и привязанной веревке. Затем протянул Джульетте руку, помогая спускаться по скользким ступеням в неуклюжих ботинках.

Она надеялась, что в воде станет легче двигаться, но не знала этого наверняка и полагалась на интуитивное понимание физики — примерно так, как она умела угадывать намерение машины, просто внимательно за ней наблюдая. Она сделала последние несколько шагов посуху, а потом ее ботинки рассекли маслянистую поверхность воды и нащупали первую подводную ступеньку. Джульетта спустилась еще на две, готовая ощутить сквозь комбинезон ледяной холод, но плотная ткань и два слоя белья оказались хорошей теплоизоляцией. Даже слишком хорошей — она увидела, как на внутренней поверхности шлема начала конденсироваться влага. Наклонив подбородок, Джульетта включила рацию и велела Соло открыть клапан и пустить в шлем воздух.

Соло повозился на воротнике и повернул рычажок клапана, открыв доступ воздуху из компрессора. Возле уха послышалось довольно сильное шипение, и Джульетта ощутила, как комбинезон вокруг тела надувается. Выпускной клапан, который она ввинтила с другой стороны воротника, сработал и сбросил избыточное давление, не дав комбинезону — и, как она заподозрила, ее голове — лопнуть.

— Грузы, — сказала она в рацию.

Соло взобрался обратно по лестнице и вернулся с круглыми грузами из спортзала. Присев на последней сухой ступени, он закрепил их под коленями Джульетты полосами толстой липучки и уставился, ожидая дальнейших указаний.

Джульетта с трудом подняла ногу, затем другую, убеждаясь, что грузы закреплены надежно.

— Провод, — бросила она, привыкая работать с рацией.

Это была самая важная часть: электричество из АйТи будет питать остановившиеся насосы внизу. Двадцать четыре вольта. Она установила переключатель на площадке, чтобы Соло смог проверить насос, пока она внизу. Ей не хотелось возвращаться, когда провод будет под напряжением.

Соло размотал несколько метров двухжильного кабеля и закрепил конец петлей у нее на запястье. Он хорошо вязал узлы, как веревочные, так и проволочные. Уверенность Джульетты росла с каждой минутой, а дискомфорт от пребывания в комбинезоне уменьшался.

Стоя на две ступеньки выше, Соло улыбнулся ей сквозь пластиковый купол, блеснув желтыми зубами в лохматой бороде. Джульетта улыбнулась в ответ. Она постояла спокойно, пока Соло проверял и включал фонарик на шлеме. Аккумулятор был только что заряжен и мог проработать целый день — намного дольше, чем требовалось.

— Ладно. Помоги мне перелезть.

Отключив подбородком рацию, Джульетта повернулась и прислонилась к перилам, легла на них животом, затем переместила голову. Поразительное это было ощущение — перелезать через перила. Как будто совершаешь самоубийство. Вот большая лестница, вот ее бункер, она на четыре этажа выше механического, под ней пространство, куда прыгали только безумцы, а она собирается нырнуть туда по собственной воле.

Соло помог ей перенести ноги с грузом. Для этого ему пришлось спуститься на одну ступеньку в воду. Когда он поднял ногу, Джульетта перебросила ее через перила. Она неожиданно оказалась на узкой полоске скользкой стали, гадая, сможет ли вода удержать ее и затормозить падение. На мгновение Джульетту охватила паника: металлический привкус во рту, тяжесть в животе, неудержимое желание помочиться — и все это, пока Соло переваливал другую ее ногу через перила, а она отчаянно держалась за привязанную им веревку. А потом ее ботинки пробили серебристую шкуру воды.

— Черт!

Она шумно выдохнула и ахнула, потрясенная тем, что плюхнулась в воду так быстро. Руки и колени обхватили извивающуюся веревку, а тело болталось внутри надувшегося комбинезона, ставшего похожим на слишком просторную кожу, отделившуюся от тела.

— Ты в порядке? — крикнул Соло, сложив ладони рупором вокруг рта.

Джульетта кивнула внутри неподвижного шлема. Она ощущала, как грузы на ногах тянут ее вниз. Ей хотелось дать Соло множество советов, пожелать удачи, но мысли в голове носились слишком быстро, и она совсем забыла про рацию. Вместо этого она ослабила хватку перчаток и коленей, ощутила, как веревка со скрипом заскользила вдоль тела, и начала долгое погружение.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава