home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


65

Бункер 18


Уокера вели вниз по внутренней лестнице мимо бригады механиков, заваривающих узкий проход еще одной стеной из металлических листов. Большая часть деталей самодельной рации лежала в коробке для запчастей, которую он отчаянно стискивал обеими руками. Детали болтались и дребезжали, когда старик пробивался сквозь толпу механиков, спасающихся бойни этажом выше. Идущая впереди Ширли прижимала к груди остальное оборудование, волоча за собой антенну. Уокеру приходилось отскакивать и пританцовывать на своих стариковских ногах, чтобы не зацепиться за эти провода.

— Пошли! Пошли! — вопил кто-то.

Все сбились в плотную толкающуюся массу. Кажется, грохот перестрелки за спиной становился громче. На потолке что-то затрещало, золотистый дождь шипящих искр посыпался на лицо Уокера. Тот прищурился и быстро проскочил сквозь искрящийся поток. Со следующей площадки навстречу толпе пробивалась группа шахтеров в полосатых комбинезонах, они тащили большой стальной лист.

— Сюда! — крикнула Ширли, увлекая старика за собой.

На следующем этаже она потянула его в сторону. Уокер едва за ней поспевал. Мешок с пожитками упал; молодой мужчина с винтовкой развернулся и торопливо возвратился за ним.

— В генераторную, — скомандовала Ширли, показывая направление.

Туда через двойные двери уже вливался людской поток, которым на входе управлял Дженкинс. Часть из тех, у кого имелось оружие, занимали позиции возле нефтяного насоса, чей балансир с противовесом замер неподвижно, как будто уже стал жертвой надвигающегося боя.

— Что это? — спросил Дженкинс, когда они подошли к двери, и указал подбородком на охапку проводов в руках Ширли. — Это…

— Рация, сэр, — кивнула она.

— Угу, много нам сейчас от нее пользы.

Дженкинс махнул двум механикам, чтобы они проходили. Ширли и Уокера оттеснили в сторону.

— Сэр…

— Отведи его внутрь, — рявкнул Дженкинс, показывая на Уокера. — Нечего ему тут путаться под ногами.

— Но, сэр, думаю, вы захотите узнать…

— Давайте топайте! — гаркнул Дженкинс на отстающих беглецов и поторопил их жестом.

Снаружи остались только механики, сменившие гаечные ключи на винтовки. Они заняли оборону — так, словно уже привыкли к этой игре: упершись локтями в перила и нацелив длинные стволы в одном направлении.

— Давайте или внутрь, или наружу, — крикнул Дженкинс Ширли, собираясь закрыть дверь.

— Пошли, — сказала она Уокеру, тяжело вздохнув. — Пойдем внутрь.

Уокер безропотно подчинился, думая о деталях и инструментах, которые следовало прихватить с собой. О том, что осталось двумя этажами выше и теперь было для него потеряно. Возможно даже, навсегда.


— Эй, выведите всех из диспетчерской!

Ширли побежала через генераторную, волоча за собой провода и бряцая об пол алюминиевой антенной.

— Все вон!

Смешанная группа из механиков и нескольких человек в желтых комбинезонах отдела снабжения робко вышла из маленькой диспетчерской. Они присоединились к остальным возле перил, огораживающих могучую машину, которая доминировала в просторном зале. По крайней мере, шум здесь оказался вполне терпимым. Ширли представила, что было бы, если бы все эти люди оказались здесь в те дни, когда рев разбалансированного вала и громыхание ослабевших креплений генератора могли лишить человека слуха.

— Так, вы все, — вон из моей диспетчерской.

Ширли выгнала последних, кто еще оставался. Она знала, почему Дженкинс наглухо запечатал этот этаж. Здесь в буквальном смысле сосредоточились все оставшиеся у них ресурсы. Ширли вывела последнего человека из комнатки, набитой регуляторами и шкалами, и немедленно проверила запас топлива.

Обе цистерны оказались залиты полностью, значит, хотя бы это спланировали правильно. Теперь электричеством повстанцы обеспечены недели на две. Ширли прошлась взглядом по шкалам и регуляторам, все еще крепко прижимая к груди детали антенны.

— Где мне все это?..

Уокер протянул ей коробку. Немногочисленные горизонтальные поверхности в диспетчерской были усеяны переключателями и прочими вещами, которые лучше не трогать. Кажется, Уокер это понял.

— На полу, наверное.

Ширли положила свою ношу и закрыла дверь. Люди, которых она выгнала наружу, с тоской посматривали через окно на несколько высоких стульев в этой комнатке с кондиционером. Ширли проигнорировала их взгляды.

— У нас все есть? Мы все взяли?

Уокер вытаскивал из коробки фрагменты рации, огорченно цокая языком при виде перекрученных проводов и перемешавшихся деталей.

— А электричество здесь есть? — спросил он, держа штепсель трансформатора.

Ширли рассмеялась.

— Уокер, ты ведь знаешь, где мы сейчас? Конечно, у нас есть электричество. — Она взяла у него сетевой шнур и воткнула в одну из розеток на панели управления. — У нас есть все, что нужно? Мы можем собрать и снова включить рацию? Уок, нам обязательно надо дать Дженкинсу послушать то, что мы обнаружили.

— Знаю. — Уокер кивнул и принялся разбирать детали, одновременно скручивая разошедшиеся проводки. — Надо развернуть эту штуковину. — Он указал на антенну.

Ширли посмотрела на потолок. Здесь не было балок.

— Подвесь ее там, к перилам, — посоветовал он. — По прямой линии, но только так, чтобы конец оказался здесь.

Ширли направилась к двери, волоча за собой антенну.

— Да, и не позволяй металлическим частям касаться перил! — крикнул вдогонку Уокер.

Ширли позвала на помощь нескольких механиков из своей смены. Как только они поняли, что нужно сделать, сразу же принялись за работу — стали распутывать узлы, пока Ширли тянула конец антенны к Уокеру.

— Через минуту будет готово, — сообщила она, закрывая за собой дверь.

Провод легко прошел в щель между дверью и косяком.

— Думаю, у нас все получится, — отозвался Уокер и посмотрел на нее. Его глаза запали, всклокоченные волосы спутались, на седой бороде блестели капельки пота. — Черт! — он хлопнул себя по лбу. — У нас же нет динамиков.

Когда Уокер выругался, у Ширли похолодело внутри — она подумала, что они забыли нечто важное.

— Подожди здесь, — сказала она и снова выбежала наружу — к полке с защитными наушниками. Там она выбрала наушники со шнуром — из тех, что использовались для переговоров между диспетчерской и теми, кто работал на главном или запасном генераторе. Схватив их, она метнулась мимо любопытной испуганной толпы обратно в диспетчерскую. Ей пришло в голову, что она сама сейчас должна бояться больше остальных, — ведь к ним все ближе подбирается реальная война. Но сейчас Ширли могла думать лишь о голосах, которые эта война прервала. Любопытство оказалось намного сильнее страха — это было в ее характере.

— Как насчет этого?

Она закрыла за собой дверь и показала Уокеру наушники.

Он удивленно вытаращил глаза.

— Отлично, — сказал он. Ширли и ахнуть не успела, как он откусил штекер кусачками из своего мультитула и принялся зачищать провода. — Хорошо, что здесь тихо, — со смехом добавил он.

Ширли тоже рассмеялась, и это заставило ее задуматься о том, что вообще сейчас происходит. Что они собираются делать? Сидеть и копаться в проводках, пока не ворвутся помощники шерифа и охранники из Ай-Ти и не уволокут их прочь?

Уокер подключил наушники, и из динамиков послышалось слабое шипение статики. Ширли торопливо подошла к нему, села и взяла его за запястье. Наушники в руке Уокера ощутимо подрагивали.

— Может, тебе придется… — Он показал на регулятор с нанесенными отметками.

Ширли кивнула и сообразила, что они забыли прихватить краску. Она взяла регулятор и всмотрелась в белые черточки.

— Какой нужен? — спросила она.

— Нет, не так, — остановил ее Уокер, когда она повернула регулятор на одну из отметок, где они прежде ловили чьи-то голоса. — Крути в другую сторону. Мне надо узнать, сколько… — Он кашлянул в кулак. — Нам надо узнать, сколько их всего.

Ширли кивнула и стала медленно поворачивать регулятор в том направлении, где белых черточек не было. Ширли и Уокер затаили дыхание. Гудение основного генератора едва проникало сквозь толстую дверь и двойные стекла.

Вращая регулятор, Ширли наблюдала за Уокером. Ей не давала покоя мысль, что с ними будет, когда их окружат. Их всех отправят на очистку? Или же Уокер и некоторые другие смогут заявить, что они всего лишь свидетели, а не бойцы? Ее опечалили мысли о последствиях их общего гнева и жажды мести. Ее разлучили с мужем, он погиб — и ради чего? Ради чего умирают люди? Ширли думала о том, почему все планы рухнули. Вспоминала их мечты — вероятно, неосуществимые — о реальной смене власти, о легком решении проблем. Да, прежде с ней обращались несправедливо, но зато ей, по крайней мере, ничего не грозило. Существовала несправедливость, но при этом у Ширли был любимый человек. Уравновешивает ли одно другое? Какая жертва более осмысленна?

— Чуть быстрее, — попросил Уокер, начавший терять терпение из-за молчания в эфире.

Несколько раз они попадали на несущую волну, что было ясно по треску статики, но никто на этих волнах не разговаривал. Ширли едва заметно увеличила скорость вращения регулятора.

— Как думаешь, антенна?.. — начала она.

Уокер поднял руку. В наушниках у него на коленях что-то громко щелкнуло. Он дернул большим пальцем, дав команду вращать обратно. Ширли повиновалась. Она пыталась вспомнить, насколько далеко прокрутила регулятор после того, как раздался звук, — похожим образом она в этом же помещении когда-то регулировала генератор…

«Соло? Это Джульетта. Ты меня слышишь? Что там у тебя происходит?»

Ширли уронила регулятор. Тот крутанулся на припаянном проводке и упал на пол.

Руки у нее онемели. Кончики пальцев покалывало. Она повернулась и уставилась на колени Уокера, где лежали наушники, — откуда раздавался этот призрачный голос. Старик молча смотрел на свои руки.

Никто из них двоих не шелохнулся. И голос, и имя… Ошибиться было невозможно.

Слезы радости покатились по бороде Уокера и закапали на колени.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава