home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


67

Бункер 18


Лукас сидел вместе с матерью на широком пороге распахнутой двери в серверную. Он смотрел на ее руки, гладящие его кисть. Мать сняла с плеча Лукаса приставшую нитку, скрутила в комочек и выбросила — подальше от своего драгоценного сына.

— Так ты говоришь, что тебя здесь ждет повышение? — спросила она, разглаживая ткань на его плече.

Лукас кивнул:

— Да, и очень серьезное.

Он посмотрел мимо нее в коридор, где стояли, негромко переговариваясь, Бернард и шериф Биллингс. Руки Бернарда были засунуты в карманы на растянутом животе комбинезона. Биллингс уставился на свой пистолет.

— Как это здорово, милый. Так мне будет легче переносить нашу разлуку.

— Думаю, мне уже недолго здесь оставаться.

— А ты сможешь проголосовать? Даже не верится, что мой мальчик занимается такими важными делами!

— Проголосовать? Я думал, выборы отложили.

Мать покачала головой. Кажется, за последний месяц на ее лице прибавилось морщинок, а на голове — седых волос. Могла ли она так измениться за столь короткое время?

— Дату выборов снова объявили. Ожидают, что это безобразие с бунтовщиками вот-вот завершится.

Лукас бросил взгляд на Бернарда и шерифа:

— Они наверняка что-нибудь придумают, чтобы дать мне возможность проголосовать.

— Вот и замечательно. Мне приятно сознавать, что я воспитала тебя правильно. — Она кашлянула в кулак, потом снова положила ладонь на руку сына. — Тебя здесь хорошо кормят? При нынешних нормах и рационах…

— Дают больше, чем я могу съесть.

Глаза матери удивленно распахнулись.

— Значит, наверное, будут повышать нормы?..

— Точно не знаю, — пожал плечами Лукас. — Наверное, да. И, послушай, ты там береги…

— Себя? — Мать прижала руку к груди. — За меня не беспокойся.

— Ты ведь знаешь, что я волнуюсь. Послушай, ма… кажется, наше время заканчивается. — Он кивнул в сторону коридора. Бернард и Питер направлялись к ним. — Похоже, мне пора обратно на работу.

— Ой!.. Да, конечно.

Мать разгладила на груди свой красный комбинезон и позволила Лукасу помочь ей встать. Она вытянула губы, а он подставил щеку.

— Мой малыш, — сказала она, звучно целуя его и пожимая ему руку. Потом шагнула назад и с гордостью посмотрела на него. — Заботься о себе как следует.

— Хорошо, ма.

— И обязательно побольше занимайся физкультурой.

— Ладно, ма.

Подошедший Бернард остановился рядом, с улыбкой прислушиваясь к их разговору. Мать повернулась и осмотрела исполняющего обязанности мэра с головы до ног. Затем похлопала Бернарда по груди.

— Спасибо, — произнесла она дрогнувшим от волнения голосом.

— Очень рад был познакомиться с вами, миссис Кайл. — Бернард пожал ей руку и показал на Питера. — Шериф вас проводит.

— Конечно. — Она в последний раз повернулась и помахала Лукасу. Тот немного смутился, но махнул рукой в ответ.

— Приятная дама, — заметил Бернард, глядя ей вслед. — Напомнила мне мою мать. — Он повернулся к Лукасу. — Ты готов?

Лукасу хотелось продемонстрировать свои сомнения. Ответить: «Наверное». Но вместо этого он выпрямил спину, потер влажные ладони и наклонил голову.

— Полностью, — выдавил он, изображая уверенность, которой не ощущал.

— Отлично. Тогда пойдем и сделаем все официально.

Он сжал плечо Лукаса и направился в глубь серверной. Лукас обошел массивную створку и навалился на нее, медленно запирая себя изнутри под скрип дверных петель. Электрозамки сработали автоматически. Панель доступа пискнула, и зловещий красный глаз индикатора открытой двери сменился радостным зеленым огоньком.

Лукас глубоко вздохнул и зашагал между серверами. Он старался не идти за Бернардом — он вообще никогда не ходил одним путем дважды. На сей раз он выбрал более длинный маршрут, чтобы хоть как-то нарушить монотонность.

К тому времени, когда он подошел, Бернард уже открыл дальний сервер. Он протянул Лукасу знакомые наушники.

Лукас взял их и надел задом наперед. Микрофон оказался на шее.

— Так правильно?

Бернард рассмеялся и покрутил пальцем.

— Наоборот, — сказал он, повысив голос, чтобы Лукас расслышал его через наушники.

Лукас принялся возиться с наушниками и запутался рукой в шнуре. Бернард терпеливо ждал.

— Готов? — спросил он, когда наушники оказались на месте. Он уже держал штекер.

Лукас кивнул. Бернард повернулся и сунул руку со штекером в сервер, к панели с гнездами. Лукас представил, как его пальцы движутся вниз и направо, вставляют штекер в гнездо под номером семнадцать. И как затем Бернард поворачивается и обвиняет Лукаса в недозволенном времяпровождении, разоблачает его тайную страсть…

Но пухлая рука босса не дрогнула. Лукас совершенно точно знал, что сейчас происходит: штекер плотно входит в разъем, подушечки пальцев ощущают легкий толчок, когда штекер упирается в пластиковый ограничитель…

Лампочка над гнездом замигала. Лукас услышал знакомый сигнал вызова. Он ждал ее голос, ждал ответа Джульетты.

Щелчок.

— Имя.

По спине Лукаса пробежал холодок страха, руки покрылись гусиной кожей. Этот голос, низкий и глухой, нетерпеливый и надменный, прозвучал и смолк — так на мгновение показывалась и исчезала звезда. Лукас облизнул губы.

— Лукас Кайл, — ответил он, стараясь не запинаться.

Последовала пауза. Он представил, как кто-то где-то записывает его имя, или перелистывает досье, или делает что-то ужасное с этой информацией. Воздух позади сервера становился все более горячим. Бернард улыбался, не зная о молчании на другом конце.

— Ты учился в Ай-Ти.

Это прозвучало как утверждение, но Лукас кивнул и ответил.

— Да, сэр.

Он провел ладонью по лбу и вытер ее о комбинезон. Ему отчаянно хотелось сесть, прислониться к серверу номер сорок семь, расслабиться. Но Бернард улыбался ему, приподняв кончики усов. Его глаза за очками были широко раскрыты.

— Какова твоя главная обязанность в бункере?

Бернард подготовил его к возможным вопросам.

— Обеспечивать соблюдение Правил.

Молчание. Никакой реакции, ни единого намека на правильность или неправильность ответа.

— Что ты защищаешь превыше всего?

Голос звучал ровно и одновременно чрезвычайно серьезно. Зловеще — и спокойно. У Лукаса пересохло во рту.

— Жизнь и Наследие, — ответил он, осознавая, что все это вызубренная чушь. Ему хотелось углубиться в детали, дать понять голосу, как сильному и трезвому отцу, что он знает, почему это важно. Он ведь не тупица. И способен не просто перечислять выученные факты…

— Что требуется для защиты того, что нам так дорого?

Пауза.

— Требуются жертвы, — прошептал Лукас.

Он подумал о Джульетте, и показное спокойствие, которое он демонстрировал Бернарду, едва не рассыпалось прахом. Имелись вещи, насчет которых он не чувствовал полной уверенности, которые не понимал. И это была как раз одна из них. Лукас сомневался, что имело смысл идти на такие жертвы. Что опасность была настолько велика, что требовалось отправлять людей, хороших людей, туда, где их…

— Много ли времени ты провел в лаборатории, где делают комбинезоны?

Голос изменился, стал менее напряженным. Неужели церемония закончилась? И это было все? Он прошел испытание? Дожидаясь очередной реплики, Лукас невольно затаил дыхание и теперь выдохнул, надеясь, что микрофон не уловит этот звук. Он попробовал расслабиться.

— Немного, сэр. Бернард… э-э… мой босс… он хочет зарезервировать для меня время в лаборатории после… ну, вы понимаете…

Он взглянул на Бернарда, который наблюдал за ним, теребя дужку очков.

— Да. Знаю. Как продвигается решение проблемы на ваших нижних этажах?

— Ну, меня держат в курсе только общих новостей, а они неплохие. — Лукас кашлянул и подумал о звуках перестрелок и боев, которые доносились из рации в комнатке под серверной. — В смысле что дело движется, и вскоре будет завершено.

Долгая пауза. Лукас заставил себя дышать ровно и даже улыбнулся Бернарду.

— Хотел бы ты сделать что-либо иначе, Лукас? С самого начала?

Лукас пошатнулся, ноги у него подкосились. Он вспомнил себя за тем столом в зале заседаний, черная сталь прижата к щеке, глаза смотрят сквозь крохотное отверстие на маленькую седую женщину с бомбой в руке. И вдоль этой линии летят пули. Его пули.

— Нет, сэр, — ответил он наконец. — Все было сделано в соответствии с Правилами, сэр. Все под контролем.

Он ждал. И чувствовал, что где-то его сейчас оценивают.

— Теперь ты следующий в цепочке управления восемнадцатым бункером, — провозгласил голос.

— Спасибо, сэр.

Лукас потянулся к наушникам, готовый снять их и передать Бернарду — на случай, если тому нужно что-то сказать или услышать подтверждение, что теперь все официально.

— Знаешь, в чем заключается худшая часть моей работы? — поинтересовался глухой голос.

Лукас резко опустил руки.

— В чем, сэр?

— Стоять здесь, смотреть на значок бункера на карте, а потом перечеркивать его красным крестом. Можешь представить, что я при этом чувствую?

— Не могу, сэр.

— Примерно то же, что родитель, потерявший тысячи детей одновременно.

Пауза.

— Тебе придется быть жестоким со своими детьми, чтобы не потерять их.

Лукас подумал о своем отце.

— Да, сэр.

— Добро пожаловать в Операцию «Пятьдесят» мирового порядка, Лукас Кайл. А теперь, если у тебя есть вопросы, я могу на них ответить, только коротко.

Лукас собрался было сказать, что у него нет вопросов. Он хотел отключиться от этой линии, позвонить Джульетте и поговорить с ней, ощутить хотя бы легкое дуновение здравомыслия в полной безумия душной комнате. Но тут он вспомнил, что говорил ему Бернард о признании собственного невежества и о том, как оно служит ключом к знаниям.

— Только один, сэр. Мне говорили, что это не важно, и я понимаю почему. Но я считаю, что если узнаю, то смогу работать лучше.

Он помолчал, но его собеседник, похоже, ждал, пока он задаст вопрос. Лукас кашлянул.

— Есть ли… — Он поправил микрофон, приблизив его к губам, взглянул на Бернарда. — Как все началось?

Он не сказал бы наверняка — это мог быть и оживший в сервере вентилятор, — но ему почудилось, что невидимый собеседник вздохнул.

— Насколько сильно ты хочешь знать?

Лукас побоялся ответить на его вопрос честно.

— Мне не очень важно знать, но я был бы благодарен за возможность понять, чего мы достигли и что пережили. Думаю, это даст мне… даст нам цель, понимаете?

— Причина и есть цель, — загадочно ответил собеседник. — Но прежде я хотел бы услышать, что ты думаешь.

Лукас сглотнул.

— Что я думаю?

— Идеи есть у каждого. Или ты хочешь сказать, что у тебя их нет?

В звучании низкого голоса проскользнул намек на иронию.

— Думаю, было нечто такое, чье приближение мы увидели.

Лукас взглянул на Бернарда. Тот нахмурился и отвернулся.

— Это один из вариантов.

Бернард снял очки и стал их протирать рукавом рубашки, опустив взгляд.

— Подумай… — Незнакомец помолчал. — Что ты ответишь, если я скажу, что во всем мире было только пятьдесят бункеров и что мы здесь находимся в бесконечно малом уголке этого мира?

Лукас задумался. Он решил, что перед ним еще один тест.

— Я отвечу, что мы были единственными… — Он едва не сказал, что они были единственными, кто обладал ресурсами, но он прочитал в Наследии достаточно много и знал, что это не так. Во многих частях мира стояли здания, возвышающиеся над своими холмами. Так что подготовиться могли многие. — Я отвечу, что мы были единственными, кто знал, — предположил Лукас.

— Очень хорошо. И почему могла возникнуть такая ситуация?

Лукас уже возненавидел этот разговор. Ему совершенно не хотелось отгадывать загадки. Он всего лишь надеялся, что ему ответят.

И тут, подобно тому как через соединение двух проводов впервые проскакивает искра, его ошеломила истина.

— Потому что… — Он попытался осознать смысл такого ответа. Вообразить, как подобная идея вообще могла оказаться правдой. — Причина не в том, что мы знали, — ответил он, слегка задыхаясь, — а в том, что это сделали мы.

— Да, — подтвердил голос. — И теперь ты знаешь.

Он произнес что-то еще, еле слышно, обращаясь к кому-то другому.

— Наше время истекло, Лукас Кайл. Поздравляю с назначением.

Наушники прилипли к голове, лицо стало мокрым от пота.

— Спасибо, — пробормотал он.

— Да, и вот еще что, Лукас.

— Да, сэр?

— Советую тебе в будущем сосредоточиться на том, что у тебя под ногами. Завязывай со звездами, хорошо, сынок? Мы знаем, где находится большинство из них.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава