home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


68

Бункер 18


— Прием! Соло? Пожалуйста, скажи что-нибудь.

Этот голос, даже звучащий через маленькие динамики в наушниках, было невозможно не узнать. Он бестелесно звучал в диспетчерской — в той самой диспетчерской, где столько лет проработала его обладательница. Ширли уставилась на крошечные динамики, подсоединенные к волшебной рации, зная, что это не может быть чей-то иной голос.

Они с Уокером затаили дыхание. И прождали, как им показалось, целую вечность, прежде чем Ширли нарушила молчание.

— Это была Джульетта, — прошептала она. — Но как мы можем слышать?.. Ее голос… сохранился здесь? В воздухе? Как давно она могла это сказать?

Ширли ничего не понимала в науке — за учебу ей не платили. Уокер так и сидел, уставившись на наушники. Молча, не шевелясь. В бороде у него блестели слезы.

— Все эти… колебания, что мы ловим антенной, они просто носятся тут повсюду?

Ширли задумалась, не распространяется ли это на все голоса, которые они слышали. А вдруг они всего лишь ловят разговоры из прошлого? Возможно ли такое? В форме какого-то электрического эха? Такое предположение почему-то показалось ей менее шокирующим, чем альтернатива.

Уокер повернулся к ней со странным выражением на лице. Рот у него был приоткрыт, на губах застыла улыбка.

— Нет, это работает не так, — сказал он, и улыбка стала шире. — Мы в настоящем. И все происходит сейчас. — Он схватил руку Ширли. — Ты ведь тоже слышала, да? Я не сумасшедший. Это действительно был ее голос, да? Она жива. Она выжила.

— Нет… — Ширли покачала головой. — Уок, да о чем ты говоришь? Как Джульетта может быть жива? И где она тогда сейчас?

— Ты слышала. — Он показал на рацию. — Раньше. Разговоры. Про очистку. Там, снаружи, есть люди. Другие люди. И она сейчас с ними, Ширли. И это происходит прямо сейчас.

— Жива.

Ширли уставилась на рацию, осмысливая его слова. Ее подруга все еще где-то. Все еще дышит. У нее в голове уже намертво отложился образ: тело Джульетты лежит за холмом в молчаливом покое, и его медленно, частичка за частичкой, разъедает ветер. А теперь Ширли представила, как Джульетта движется, дышит, разговаривает где-то по рации.

— Мы можем с ней поговорить?

Она знала, что это глупый вопрос. Но Уокер неожиданно вздрогнул, всплеснул сухими руками:

— Боже! Господи, да!

Он стал раскладывать на полу детали рации. Руки у него тряслись, но, как поняла Ширли, уже от возбуждения. И у нее, и у него пропал страх, и остальной мир за пределами их маленького замкнутого пространства утратил значение.

Уокер покопался в коробке с деталями. Достал из нее какие-то инструменты и порылся на дне.

— Нет, — пробормотал он. Затем повернулся и рассмотрел детали на полу. — Нет, нет, нет.

— Что такое? — Ширли отошла от деталей, чтобы ему было лучше видно. — Чего нам не хватает? Микрофон у нас есть. — Она показала на частично разобранные наушники.

— Передатчика. Такая маленькая плата. Я думал, что она у меня на рабочем столе…

— Я все смела в эту коробку, — возразила Ширли напряженным голосом и подошла к пластиковому ящику.

— На другом рабочем столе. Куда я складывал ненужное. Дженкинс хотел только слушать. — Он указал на рацию. — Я сделал так, как он хотел. Откуда я мог знать, что мне понадобится передатчик?..

— Ниоткуда. — Она опустила ладонь на его руку. Ширли видела, что с Уокером творится неладное. Она достаточно часто наблюдала, как это происходит. — Здесь есть что-нибудь такое, чем мы сможем воспользоваться? Думай, Уок. Сосредоточься.

Он покачал головой, указав на наушники:

— Этот микрофон бесполезен. Он лишь преобразует звук. Маленькие мембраны вибрируют… Погоди-ка… есть кое-что!

— Здесь? Где?

— Должны быть на складе у шахтеров. Передатчики. — Уокер изобразил, как держит коробочку и переключает тумблер. — Для радиодетонаторов. Я один такой чинил месяц назад. Он подойдет.

Ширли вскочила:

— Пойду принесу. А ты оставайся здесь.

— Но лестница…

— Мне ничего не грозит. Я пойду вниз, а не вверх.

Уокер кивнул.

— Ничего тут не меняй. — Она показала на рацию. — Не ищи новые голоса. Только ее. Оставь все как есть.

— Конечно.

Ширли наклонилась и сжала его плечо:

— Я быстро.

Когда она вышла из диспетчерской, к ней повернулись десятки лиц. В широко раскрытых глазах читались вопросы, рты были приоткрыты. Ей захотелось крикнуть, перекрывая гул генератора, что Джульетта жива, что они не одиноки, что в запретном мире снаружи живут и дышат люди. Хотелось, но у нее не было времени. Она торопливо подошла к ограждению генератора и отыскала Кортни.

— Привет…

— У вас там все хорошо? — спросила Кортни.

— Да, нормально. Ты не окажешь мне услугу? Присмотри за Уокером, пока меня не будет.

Кортни кивнула.

— А куда ты?..

Но Ширли уже бежала к главному выходу. Она протиснулась через группу людей, столпившихся в проходе. Дженкинс стоял снаружи вместе с Харпером. Они смолкли, когда Ширли промчалась мимо.

— Эй! — Дженкинс схватил ее за руку. — А ты куда бежишь?

— В кладовую шахтеров. — Она вырвала руку. — Я быстро…

— Никуда ты не пойдешь. Мы собираемся взорвать лестницу. Эти идиоты сами идут нам в руки.

— Вы что хотите взорвать?

— Лестницу, — повторил Харпер. — Она уже заминирована. Как только они до нее доберутся и начнут пробиваться сюда… — Он сложил ладони, показывая шар, потом резко развел их, изображая взрыв.

— Вы не понимаете. — Она повернулась к Дженкинсу. — Это нужно для рации.

— У Уокера был шанс, — нахмурился Дженкинс.

— Мы ловим много разговоров. А ему очень нужна деталь. Я сбегаю быстро, клянусь.

— Сколько осталось времени до взрыва? — спросил Дженкинс у Харпера.

— Пять минут, сэр.

— У тебя есть четыре, — сказал он Ширли. — Но убедись, что…

Последних слов Ширли уже не услышала. Она пробежала мимо буровой вышки с печально опущенной головой, мимо цепочки озадаченных мужчин — стволы их винтовок были устремлены туда, куда она направлялась.

Ширли выскочила на верхнюю площадку лестницы и сбежала на этаж ниже. Вверху кто-то предупреждающе крикнул. Спускаясь дальше, она подняла голову и увидела двух шахтеров с тротиловыми шашками.

На нижнем этаже она свернула с лестницы и направилась к шахте. В коридорах было тихо, безмолвие нарушало лишь ее дыхание и стук каблуков.

Джульетта. Жива.

Человек, отправленный на очистку, выжил.

Ширли свернула в следующий коридор и побежала мимо жилищ тех, кто работал в глубине, — шахтеров и нефтяников. Тех, кто теперь сверлил стволы винтовок вместо скважин и держал оружие вместо инструментов.

И это новое знание, эта невероятная новость, этот секрет… Из-за него грядущее сражение казалось сюрреалистичным. Мелочным. Зачем сражаться, если за стенами есть места, куда можно уйти? Если ее подруга все еще там? Не лучше ли будет последовать за ней?

Ширли пришла на склад. Две минуты, вероятно, уже прошли. Сердце у нее колотилось. Дженкинс наверняка не станет взрывать лестницу, пока она не вернется. Ширли прошла вдоль полок, заглядывая в коробки и выдвижные ящики. Она знала, как выглядит передатчик. Тут где-то должны лежать несколько штук. Ну где же они?

Ширли проверила шкафчики, сбросив на пол висящие там грязные комбинезоны, вышвырнув каски. Но ничего не нашла. Сколько времени у нее осталось?

Тогда она заглянула в маленький кабинет мастера, выбив дверь и обшарив стол. В выдвижных ящиках она не нашла ничего. На полках у стены — тоже. Один большой металлический ящик внизу не открывался. Он был заперт.

Ширли отошла на шаг и врезала по нему ботинком. Затем ударила окованным сталью носком еще раз, и еще. На жести в районе замка появилась вмятина. Ширли ухватилась за край, рванула и выломала хлипкий запор — ящик со скрипом выдвинулся.

Взрывчатка. Динамитные шашки. И несколько маленьких радиодетонаторов — она знала, что их вставляют в шашки для подрыва. А рядом она увидела три передатчика, нужных Уокеру.

Ширли взяла два передатчика, несколько детонаторов и сунула их в карман. Она прихватила еще и две динамитные шашки — просто потому, что они подвернулись под руку и Ширли сочла, что они могут пригодиться. Затем она выбежала из кабинета и через склад помчалась обратно к лестнице.

Она потратила слишком много времени. В груди было холодно и пусто. При каждом тяжелом вдохе там что-то хрипело. Ширли мчалась изо всех сил, сосредоточившись лишь на том, чтобы переставлять ноги.

Свернув в конце коридора, она снова задумалась о том, насколько нелепа эта война. Уже трудно было вспомнить, из-за чего она началась. Погиб Нокс, не стало Маклейн. Сражались бы люди, если бы их великие лидеры остались с ними? Не пошли бы они другим путем? Более разумным?

Добежав до лестницы, Ширли отругала себя за безрассудство. Пять минут наверняка уже прошли. Вот-вот громыхнет взрыв, ее оглушит ударной волной. Перепрыгивая через две ступени, Ширли выскочила наверх и увидела, что шахтеры уже ушли. Над самодельными стволами на нее уставились встревоженные глаза.

— Беги! — крикнул кто-то, размахивая руками и поторапливая ее.

Ширли отыскала взглядом Дженкинса. Тот присел, сжимая винтовку, рядом с ним был Харпер. Побежав к ним, она едва не споткнулась о тянущиеся к лестнице провода.

— Взрывай! — рявкнул Дженкинс.

Кто-то нажал на кнопку.

Пол содрогнулся. Ширли упала и сильно ударилась, скользнув подбородком по рельефным ромбикам на листах облицовки и едва не выронив динамитные шашки.

Когда она поднялась на колени, в ушах у нее все еще звенело. За перилами лестницы перемещались какие-то люди, винтовки посылали пулю за пулей в облако дыма, выползающее из дыры с искореженными и зазубренными стальными краями. Оттуда слышались глухие крики раненых.

Пока мужчины сражались, Ширли похлопала себя по карманам и отыскала в одном передатчики.

Грохот войны вновь начал отдаляться, становясь несущественным, пока она торопливо шла к генераторной, обратно к Уокеру. У нее кровоточила губа, но Ширли не думала об этом — ее мысли были заняты более важными вещами.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава