home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


69

Бункер 17


Джульетта двигалась сквозь холодную темную воду, натыкаясь то ли на потолок, то ли на стены — во мраке было не разобрать. Она перехватывала обмякший шланг отчаянными рывками, понятия не имея, насколько быстро перемещается — пока не врезалась в лестницу. Ее нос ударился о пластик шлема, и тьму на мгновение разогнала вспышка в глазах. Ошеломленная, Джульетта начала всплывать, выпустив шланг.

Постепенно приходя в себя, она стала нашаривать драгоценную путеводную нить. Нащупала что-то перчаткой, сжала и уже собралась подтянуться, но тут сообразила, что это электрический кабель. Выпустив его, Джульетта развела руки в кромешной тьме. Ноги обо что-то стукнулись. Невозможно было разобрать, где верх, а где низ.

Когда она прижалась к жесткой поверхности, то решила, что, скорее всего, всплыла.

Оттолкнувшись от предполагаемого потолка, Джульетта двинулась туда, где надеялась отыскать пол. Ее руки в чем-то запутались, она ощутила нечто длинное поперек груди и схватилась за это, ожидая снова почувствовать кабель, но была вознаграждена, обнаружив под пальцами упругий шланг. Он больше не подавал воздух, зато указывал путь наружу.

Джульетта дернула шланг в одну сторону — он с легкостью поддался, тогда она дернула в другую — шланг натянулся. Он шел вверх и за угол, поднимаясь на шесть маршей лестницы, и ей предстояла битва за каждый дюйм. Джульетта продвигалась, перебирая шланг, всякий раз вытягивая руку далеко вперед, чтобы оттолкнуться от стен, потолка и ступеней. Ей казалось, что это противостояние длится вечно.

К тому времени, когда Джульетта достигла верха лестницы, она уже задыхалась. Она понимала, что дело не в усталости — у нее кончался воздух. Она сожгла те остатки кислорода, что еще сохранились внутри комбинезона. А за ее спиной тянулись сотни метров невидимого шланга, высосанного досуха.

Пробираясь по коридору, Джульетта снова попробовала связаться с Соло. Комбинезон тянуло к потолку медленно: он был уже не таким плавучим, как прежде.

— Соло! Ты меня слышишь?

При мысли о том, как много воды над головой и насколько сильно жидкость давит, Джульетта начинала задыхаться. Сколько воздуха в комбинезоне? На несколько минут? А как долго она будет всплывать? Скорее всего, это займет куда больше времени. Вероятно, в каком-нибудь из здешних темных коридоров есть баллоны с кислородом, но как их найти? Здесь не ее дом. У нее нет времени на поиски. Оставалось двигаться к лестнице — и далее на поверхность.

Подтягиваясь и отталкиваясь, Джульетта преодолела последний поворот и выбралась в главный коридор. Мышцы отчаянно напоминали о том, что их используют непривычным образом, заставляя сражаться с жестким и неуклюжим комбинезоном и вязкой водой. И тут Джульетта поняла, что чернильно-черная вода слегка посветлела, обретя цвет древесного угля. У мрака появился зеленый оттенок.

Джульетта скрестила ноги и собралась с мыслями, ударяясь о потолок и представляя впереди проходную с турникетом и главную лестницу. Она тысячи раз ходила по таким же коридорам — и дважды в полной темноте, когда отказали главные предохранители. Ей вспомнилось, как она брела на ощупь, успокаивая товарищей: «Все будет хорошо, оставайтесь на месте, я со всем справлюсь».

Теперь Джульетта пыталась проделать то же для самой себя. Солгать, что все будет хорошо, надо лишь двигаться дальше и не паниковать.

Когда она добралась до проходной, голова начала кружиться. Вода впереди светилась зеленью и манила — Джульетта знала, что там она сможет перестать барахтаться вслепую. Там ее шлем больше не будет утыкаться в невидимые препятствия.

Рука зацепилась за кабель. Джульетта стряхнула его и направилась вперед, к высокой колонне воды вокруг затопленной лестницы.

По пути ее накрыл первый спазм, похожий на икоту, — мощная судорога, инстинктивный порыв глотнуть воздуха. Джульетта выпустила шланг и почувствовала, как грудь разрывается от необходимости дышать. Ее охватило искушение сбросить шлем и набрать полную грудь воды. Ей казалось, что она может дышать водой. «Просто дай себе шанс, — подсказывал внутренний голос. — Надо всего лишь вдохнуть воды». Что угодно, лишь бы не отработанный воздух внутри комбинезона, предназначенного, чтобы не пропускать токсины снаружи.

Когда Джульетта выбралась на лестницу, горло опять сдавил спазм, и она закашлялась. Веревка висела на месте, удерживаемая гаечным ключом. Джульетта подплыла к ней, зная, что уже поздно. А когда дернула за веревку, та вдруг ослабла, и ее верхний конец стал опускаться, медленно свиваясь петлями.

Джульетта дрейфовала к поверхности: давления внутри комбинезона почти не осталось, и быстро всплыть она не могла. Снова накатил спазм, и она поняла, что шлем надо снять. У нее кружилась голова, она вот-вот могла потерять сознание.

Джульетта стала нашаривать застежки на металлическом воротнике, испытывая острое дежавю. Только на этот раз мысли в голове путались. Она вспомнила суп, гнилостную вонь и то, как выползала из темной кладовой. Вспомнила про нож.

Похлопав по груди, она нащупала рукоятку, торчащую из кармана. Кое-какие инструменты вывалились из кармашков и болтались на веревочках, предназначенных, чтобы они не потерялись. Теперь эти веревочки только мешали, а инструменты стали дополнительными грузами, тянущими вниз.

Джульетта медленно поднималась вдоль лестницы, дрожа всем телом от холода и корчась от недостатка кислорода. Позабыв о здравом смысле, утратив всякое представление о том, где она находится, Джульетта могла думать только об окутавшем голову ядовитом тумане. Она вставила кончик ножа в первую застежку на воротнике и сильно нажала.

Послышался щелчок, и холодная струйка замочила шею. Из-под шлема вырвался небольшой пузырь и мелькнул перед щитком. Отыскав вторую застежку, Джульетта вставила в нее нож, и шлем отошел. Ледяная вода окружила ее лицо, заполнила комбинезон и потянула вниз — туда, откуда Джульетта поднялась.


Ледяной холод мгновенно привел ее в чувство. Когда в глаза хлынула вода, Джульетта заморгала и увидела в руке нож. Купол шлема, вращаясь, уходил во мрак, подобно воздушному пузырю, плывущему не в ту сторону. Она медленно тонула следом, воздуха в легких не осталось. На нее давили десятки метров воды.

Джульетта сунула нож в какой-то карман на груди, увидела отвертки и гаечные ключи, свисающие на веревочках, и, оттолкнувшись, подплыла к шлангу, все еще ведущему к поверхности сквозь четыре этажа, заполненных водой.

Пузыри выходили из воротника, скользили вдоль шеи и сквозь волосы. Джульетта ухватилась за шланг и остановила погружение. Подтянулась вверх. Легкие отчаянно просили глоток воздуха, или воды, или чего угодно. Желание сделать вдох становилось непреодолимым. Она начала подтягиваться вдоль шланга и тут увидела лучик надежды.

Пузыри воздуха. Возможно, оставшиеся после ее погружения. Они перекатывались расплавленным припоем с нижней стороны ступеней винтовой лестницы.

В горле Джульетты пророкотал какой-то звук — крик отчаяния или усилия. Она принялась барахтаться, борясь с тонущим комбинезоном, затем ухватилась за перила лестницы. Подтягиваясь и отталкиваясь от перил, она добралась до ближайшего воздушного кармана, ухватилась за край лестницы и прижалась губами к металлической изнанке ступени.

Джульетта отчаянно втянула воздух и всосала при этом много воды. Закашлялась, нос обожгло попавшей внутрь жидкостью. Джульетта едва не вдохнула полные легкие воды. Она ощутила, как колотится сердце, готовое вырваться из груди, — и снова прижалась лицом к влажной ржавой изнанке ступени. Вытянутыми дрожащими губами она ухитрилась осторожно напиться воздухом.

Вспышки перед глазами исчезли. Джульетта отвела голову в сторону и выдохнула подальше от ступеней, проводила взглядом пузырьки, а затем прижалась лицом к металлу, чтобы сделать новый вдох.

Воздух.

Она заморгала, позволяя воде смыть невидимые слезы напряжения, отчаяния и облегчения. Посмотрев вверх вдоль изогнутого лабиринта металлических ступеней, многие из которых напоминали гибкие зеркала там, где движения воды заставляли колыхаться скопившийся под ними воздух, Джульетта увидела чудесный путь к спасению. Отталкиваясь ногами, она стала перемещаться, преодолевая по нескольку ступеней. Она перебирала руками, поднимаясь к очередному воздушному карману, выпивала воздух из полостей дюймовой глубины — такие имелись под каждой ступенью — и мысленно благодарила крепкие сварные швы там, где металлические пластины сотни лет назад были приварены к лестнице. Каждая ступень имела ребра жесткости по периметру — иначе она не выдержала бы миллионы ударов подошв, — и теперь эти бортики сохраняли воздух. Губы скользили по металлу, рот наполнял вкус ржавчины, но сейчас Джульетта была готова целовать спасительные железяки.


Зеленые аварийные лампы вокруг светили ровно, поэтому Джульетта не замечала, как позади остается одна лестничная площадка за другой. Ее мысли полностью сосредоточились на ином: преодолеть пять ступеней после вдоха, потом шесть, потом длинный отрезок почти без воздуха, избавиться от воды, попавшей в рот… Джульетта поднималась целую вечность, превозмогая тяжесть наполнившегося водой комбинезона и болтающихся инструментов и даже не думая о том, чтобы остановиться и обрезать их. Оттолкнуться и подтянуться, перебирая руками от ступени к ступени, глубоко и медленно вдохнуть воздух, выпить эту очередную ступеньку досуха, выдохнуть в стороне от лестницы, чтобы пузыри не попали под какую-нибудь верхнюю ступеньку, не торопиться. Преодолеть еще пять ступенек… Это стало игрой наподобие классиков — перепрыгнуть пять квадратиков, не жульничать, на меловые линии не наступать. Джульетта хорошо играла в классики, и нынешняя игра давалась ей все лучше.

И вдруг — зловоние бензина и нефти, вкус ядовитой маслянистой пленки на поверхности, и ее голова вынырнула под ступенькой.

Джульетта резко выдохнула и закашлялась, вытирая лицо. Она всплыла под лестницей. Отдышавшись, она рассмеялась и оттолкнулась, ударившись головой об острый стальной край ступеньки. Свободна! Джульетта быстро погрузилась в воду, проплыла вокруг перил и вынырнула. Глаза слезились от грязи. Громко молотя по воде руками и окликая Соло, Джульетта перебралась через перила. И наконец дрожащими коленями встала на ступени.

Она выжила. Согнув шею, задыхаясь и хрипя, с онемевшими ногами, она попыталась издать победный крик, но получился лишь жалобный стон. Она замерзала. Джульетту колотило от холода, когда она ползла по ступеням. Не дребезжал компрессор, ничьи руки не тянулись, чтобы помочь ей.

— Соло?..

Преодолев шесть ступеней, она выбралась на площадку и перекатилась на спину. Некоторые инструменты зацепились и тянули ткань в тех местах, где были привязаны. Из комбинезона лилась вода, щекотала шею, собиралась лужей вокруг головы, затекала в уши. Джульетта повернула голову — следовало снять этот ледяной комбинезон — и увидела Соло.

Он лежал на боку с закрытыми глазами. На лице его была кровь, кое-где уже засохшая.

— Соло?

Протянув мелко дрожащую от холода руку, она пошевелила его. Что он с собой сделал?

— Эй! Да вставай же, черт тебя побери!

Зубы у нее стучали. Она схватила Соло за плечо и яростно затрясла:

— Соло! Мне нужна помощь!

Глаз Соло чуточку приоткрылся. Он несколько раз моргнул, потом согнулся пополам и закашлялся.

— Помоги, — попросила она и стала нашаривать молнию на спине, не понимая, что это Соло нужна помощь.

Откашлявшись, он перекатился на спину. Из раны на голове все еще текла кровь, и свежие струйки начали сочиться поверх уже засохших.

— Соло?

Он простонал. Джульетта подтянулась ближе, едва ощущая свое тело. Соло что-то прошептал, хрипло и неразборчиво.

— Эй…

Она приблизила к нему лицо, ощущая, как онемели и распухли ее губы и как от нее воняет бензином.

— Не мое имя…

Он откашлялся кровью. Рука чуть шевельнулась, словно желая прикрыть рот, но так и не смогла подняться.

— Не мое имя, — повторил он.

Голова Соло перекатывалась из стороны в сторону, и Джульетта наконец-то поняла, что он серьезно ранен. Мысли у нее прояснились достаточно, чтобы осознать, в каком он состоянии.

— Лежи спокойно, — прохрипела она. — Соло, мне надо, чтобы ты лежал спокойно.

Она попробовала подтянуться выше, заставить себя двигаться. Соло моргнул и уставился на нее. На его седой бороде ярко алела кровь.

— Не Соло, — произнес он, напрягая голос. — Меня зовут Джимми…

Он опять закашлялся и закатил глаза.

— …и я не думаю…

Он зажмурился от боли.

— …больше не думаю, что я был…

— Держись, не уходи, — взмолилась Джульетта. По ее замерзшему лицу катились горячие слезы.

— …что я все это время был один, — прошептал он.

Его голова безвольно завалилась набок и замерла на холодном стальном полу.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава