home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


79

Бункер 17


Джульетта проснулась на полу. Ее тряс какой-то бородатый мужчина. Соло. Она вырубилась в его комнате, возле стола.

— Мы дошли, — сообщил он и улыбнулся, показав желтые зубы.

Так хорошо он еще никогда не выглядел. Он был более живым и бодрым. Зато Джульетте казалось, что она умерла.

Умерла.

— Который час? — спросила она. — И какой день?

Джульетта попыталась сесть. Каждый мускул в ее теле словно разорвали пополам, отделили от кости и оставили болтаться под кожей.

Соло подошел к компьютеру и включил монитор.

— Другие выбирают комнаты, а затем пойдут на верхние фермы. — Он повернулся к ней. Джульетта потерла виски. — К нам пришли другие, — угрюмо проговорил он, как будто это было новостью.

Джульетта кивнула. Сейчас она могла думать лишь об одном. К ней вернулись сны — о Лукасе, обо всех ее друзьях в тюремных камерах, о комнате, где для каждого из них готовят комбинезоны, и никого не волнует, станут ли они чистить линзы. Это будет массовое убийство, урок для тех, кто останется. Она подумала о грудах тел возле этого, семнадцатого, бункера. Нетрудно было представить, что произойдет дальше.

— Пятница, — сообщил Соло, посмотрев на монитор. — Или ночь с четверга на пятницу, смотря как тебе нравится. Два часа ночи. — Он почесал бороду. — А кажется, что мы проспали дольше.

— Какой день был вчера? — она тряхнула головой. Нет, глупость получается. — Какой был день, когда я погружалась? С компрессором? — Голова у нее еще не работала как следует.

Соло взглянул на нее так, словно к нему пришла та же мысль.

— Погружалась ты в четверг. Завтра уже наступило. — Он почесал голову. — Давай считать сначала…

— Некогда. — Джульетта застонала и попробовала встать. Соло подбежал к ней и, подхватив под мышки, помог подняться. — В лабораторию.

Он кивнул. Джульетта видела, что Соло очень устал, лишь вполовину меньше, чем она, но все равно готов ради нее на что угодно. Ей стало грустно, что кто-то настолько ей предан.

Она прошла первой по узкому коридорчику. Подъем по лесенке вызвал боль во всем теле. Джульетта выползла на пол серверной, Соло поднялся следом и помог ей встать. В лабораторию они отправились вместе.

— Мне нужна вся термолента, что у нас есть, — на ходу инструктировала его Джульетта. Пробираясь между серверами, она пошатнулась и наткнулась на один из них. — Но лента должна быть на желтых катушках, сделанная в отделе снабжения. Ни в коем случае не на красных.

Соло кивнул.

— Хорошая лента. Как та, что мы использовали для компрессора.

— Правильно.

Они вышли из серверной и побрели по коридору. Джульетта услышала за поворотом топот детских ног и восторженные крики. Это были странные звуки, вроде голосов призраков. Но одновременно они казались и совершенно нормальными. В семнадцатый бункер вернулось что-то нормальное.

В лаборатории она сразу поручила Соло заняться лентой. Он выкладывал длинные полосы на рабочем столе так, чтобы края перекрывались, а потом горелкой сплавлял и герметизировал стыки.

— Края должны перекрываться не меньше чем на дюйм, — сказала Джульетта, заметив, что Соло экономит ленту. Тот кивнул.

Джульетта бросила взгляд на свою койку, но разлеживаться было некогда. Она выбрала самый маленький комбинезон из имевшихся, в воротник которого едва пролезла ее голова. Джульетта помнила, с каким трудом протиснулась в семнадцатый бункер, и снова испытывать подобное ей совершенно не хотелось.

— У меня не хватит времени сделать новый переключатель для этого комбинезона, так что я отправлюсь без рации.

Она прошлась по всему комбинезону, деталь за деталью отделяя части, созданные, чтобы быстро выходить из строя, и отыскивая улучшенную версию каждой в запасах, награбленных в отделе снабжения. Кое-что придется загерметизировать сверху хорошей лентой. Комбинезон будет смотреться не таким аккуратным, как тот, что помог изготовить Уокер, но все равно он окажется гораздо лучше того, который получит Лукас. Джульетта извлекла все детали, над которыми неделями ломала голову, восхищаясь инженерными ухищрениями, потребовавшимися, чтобы сделать детали слабее, чем они выглядели. Достав прокладку из кучки того, в чем она сомневалась, Джульетта проверила ее, сжав ногтями. Прокладка легко расщепилась. Она стала искать другую.

— Ты надолго? — спросил Соло, шумно разматывая очередную полосу ленты. — Уходишь на день? На неделю?

Джульетта оторвала взгляд от рабочего стола и посмотрела на Соло. Ей не хотелось говорить, что она может погибнуть. Эту мрачную мысль она оставила при себе.

— Мы придумаем, как прийти за тобой. Но сперва я должна попытаться спасти кое-кого.

Ответ прозвучал фальшиво. Ей хотелось сказать, что она, возможно, уходит навсегда.

— С помощью этого? — Соло пошуршал одеялом из термоленты.

Джульетта кивнула.

— Двери в мой дом никогда не открываются. Кроме тех случаев, когда кого-то отправляют на очистку.

Соло кивнул:

— Здесь было так же — в те времена, когда все сошли с ума.

Джульетта удивленно присмотрелась к нему и увидела, что он улыбается. Соло пошутил. Она рассмеялась, хотя ей и не очень-то хотелось, и вдруг поняла, что от смеха ей полегчало.

— У нас есть часов шесть или семь, пока те двери не откроются. А когда они откроются, я должна уже быть там.

— И что дальше?

Соло погасил горелку и осмотрел плоды своего труда. Потом взглянул на Джульетту.

— Дальше я хочу посмотреть, как они объяснят, что я жива. Думаю… — Она заменила уплотнение и перевернула комбинезон, чтобы заняться другим рукавом. — Я думаю, что мои друзья сражаются по одну сторону баррикады, а те, кто послал меня сюда, — по другую. Все остальные, а это большинство, пока наблюдают. Они слишком напутаны, чтобы принять чью-то сторону, что, по сути, означает: их можно не брать в расчет.

Она помолчала, извлекая маленьким экстрактором уплотнение между рукавом и перчаткой. Отбросив некачественную деталь, Джульетта потянулась за ее надежным аналогом.

— И ты думаешь, что спасение твоего друга все изменит?

Джульетта оторвалась от работы и посмотрела на Соло, который уже почти закончил укладывать и сваривать ленту.

— Спасение друга — лишь спасение друга. Но я думаю, что, когда все те, кто еще не принял решение, увидят, что чистильщик вернулся домой, это подтолкнет их встать на правильную сторону. А при такой поддержке оружие и сражения теряют смысл.

Соло кивнул и стал складывать одеяло, хотя Джульетта его и не просила. Подобная инициатива и понимание того, что следует делать дальше, наполнили Джульетту надеждой. Возможно, ему нужны были эти дети. Те, о ком он станет заботиться. Ей показалось, что за последнее время он уже повзрослел лет на десять.

— Я вернусь за тобой и остальными, — пообещала Джульетта.

Соло наклонил голову и некоторое время смотрел на нее, переполненный эмоциями. Подошел к своему рабочему столу, положил на него аккуратно сложенное одеяло, дважды похлопал по нему. В бороде у него блеснула улыбка, а потом он отвернулся и поскреб щеку, как будто там что-то чесалось.

«В этом он все еще подросток, — поняла Джульетта. — Он все еще стыдится плакать».


На протяжении последних четырех часов жизни Лукаса в семнадцатом бункере занимались перетаскиванием тяжелого снаряжения на третий этаж. Дети тоже помогали, но Джульетта велела им останавливаться на этаж ниже — ее беспокоил воздух наверху. Соло уже во второй раз за пару дней помог ей облачиться в комбинезон. Он мрачно уставился на Джульетту:

— Не передумаешь? Уверена?

Джульетта кивнула и взяла одеяло из термопленки. Этажом ниже слышался голос Риксона, усмирявшего кого-то из мальчишек.

— Постарайся не волноваться, — сказала она. — Что будет, то будет. Но попробовать я должна.

Соло нахмурился, почесал подбородок, кивнул:

— Ты привыкла жить среди своих. Там ты, наверное, в любом случае была счастливее.

Джульетта сжала его руку толстой перчаткой:

— Я не стала бы несчастной и здесь. Но я стала бы несчастной, зная, что позволила ему выйти, даже не попытавшись что-либо сделать.

— А я только начал привыкать к тому, что ты рядом.

Он отвернулся, нагнулся и поднял ее шлем.

Джульетта проверила перчатки, убедилась, что все надежно подогнано, и посмотрела вверх. Подъем к выходу в комбинезоне станет убийственным испытанием. А потом еще надо будет пройти по останкам людей в офисе шерифа и выбраться через дверь шлюза. Джульетта взяла шлем. Несмотря на решимость, предстоящее ее пугало.

— Спасибо за все.

Она чувствовала, что не просто прощается. Джульетта знала, что добровольно делает именно то, чего хотел Бернард несколько недель назад. Ее очистка была отложена, но сейчас Джульетта возвращалась к ней.

Соло кивнул и зашел сзади, чтобы проверить комбинезон на спине. Постучал по липучке, подергал воротник.

— Все хорошо, — сообщил он дрогнувшим голосом.

— Береги себя, Соло. — Джульетта похлопала его по плечу.

Она решила не надевать шлем, пока не поднимется еще на этаж, чтобы сэкономить запас воздуха.

— Джимми, — отозвался он. — Я решил, что теперь меня снова будут звать Джимми.

Он улыбнулся Джульетте. Печально покачал головой, но улыбнулся.

— Я больше не буду один, — сказал он.


предыдущая глава | Бункер. Иллюзия | cледующая глава