home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Бог поругаем не бывает 1990 год, начало моего иерейского служения в Свято-Николаевской церкви села Старая Богдановка. Со дня рукоположения не прошло и полугода. И вот в одно не-прекрасное утро прибегает к нам домой (метров 300 от церкви) проживавшая при храме благочестивая старушка Вера Корнилова - с выражением растерянности и ужаса на лице: "Ограбили церковь, батюшка!" Через несколько минут я уже в храме. Навесные замки спилены, двери распахнуты... Вхожу внутрь. Центральные аналои пусты, Царские врата отворены. Сердце сжалось... Быстро прохожу в алтарь - все разорено, перевернуто, престол оголен. Тут необходимо пояснение. Именно на престоле находятся две главные святыни храма: антиминс и запасные Дары. Антиминс - это плат, в который, по древней традиции, вшита частичка мощей святых [4]. Подписанный архиереем антиминс является вещественным благословением на служение Евхаристии в церкви; это как бы знак делегирования епископом своих полномочий священнику. По сути дела, где антиминс - там и церковь; антиминс является как бы сердцем церкви. Запасные Дары - частица того, что является средоточием существования Церкви, - Тела и Крови Христовой. Запасные Дары сохраняются в период между совершением Евхаристий на случай необходимости срочного причащения тяжелоболящих членов Церкви. Хранятся запасные Дары обычно в стоящем на престоле сосуде, называемом дарохранительницей. В нашей церкви дарохранительница представляла собой довольно массивное изделие из латуни в виде макета пятикупольного храма с помещением для хранения Святых Даров внутри. Высота нашей дарохранительницы - более полуметра. Исчезновение антиминса и дарохранительницы было бы трагедией. Трагедией в первую очередь мистической - осквернением святынь, а также и бедой в более обыденном понимании, причиной всякого рода проблем и неустройств. Но Бог поругаем не бывает (Гал.6:7). Рядом с пустым престолом на полу лежали два предмета - антиминс и дарохранительница. Это явное чудо, ибо физически происшедшее совершенно невероятно. Дело в том, что наш престол был покрыт большим покрывалом из тяжелого плюша, на котором стояли два массивных подсвечника, лежали, кроме дарохранительницы и антиминса, несколько крестов разных размеров, предметы евхаристического комплекта (копие, лжица), два Евангелия - напрестольное и требное, и т.п. Тяжелое, большого формата напрестольное Евангелие лежало ближе к западному краю престола, и им был плотно придавлен шелковый плат (илитон) с завернутым в него антиминсом. Впоследствии я спрашивал воров: как они собирали предметы с престола, как произошло так, что самый массивный предмет на нем (и на вид - самый ценный) - дарохранительница - оказался на полу? Как антиминс мог выскользнуть из под тяжелого Евангелия и оказаться там же? Воры пожимали плечами, они этого не понимали... По их объяснению, действовали они в полной темноте: вошли в алтарь через Царские врата (перевернув при этом на себя лампаду), затем, нащупав престол, взяли лежащее на нем покрывало за четыре угла, связали концы и так унесли. Самый большой предмет - дарохранительницу - они не заметили, звука ее падения - не услышали. Но еще более удивительно происшедшее с антиминсом. К Евангелию они вообще не притрагивались, не приподнимали. Они просто обернули его (как и другие предметы) покрывалом и связали концы узлом. Однако антиминс чудесным образом выскользнул из-под тяжелого тома (прошел сквозь ткань покрывала?) - и остался в храме. Сопутствующим этому чуду моментом было то, что грабители умудрились оставить все сколько-нибудь ценные иконы в храме и унесли только литографии и малоценные простецкого письма изображения начала XX века. Как потом выяснилось, грабителей было трое. Наркоманы, мальчишки. Двое ошалелых простецов и один старший - организатор, с оккультными амбициями, считавший себя "слушателем камней". Этот не просто ограбил церковь, он захотел ее осквернить - и выбрал для того понятный ему животный способ: помочился в купель для крещения младенцев. Но Бог поругаем не бывает! Господь попустил эту беду - как испытание и вразумление, - Господь же и утешил. Отслужив молебен в разоренном храме, я поехал в милицию, сделал заявление о происшествии. А вечером уже вез домой, в храм, все украденное - завязанное в те же скатерти и покрывала, в которых его увозили. Что же произошло? Почти невероятное. Сбыть награбленное воры собирались цыганам, о чем была предварительная договоренность. Понятно, что после того найти хоть что-либо не было бы никаких шансов. Однако... Камнем преткновения оказался лежавший в ту ночь на престоле мой иерейский крест из простого белого металла (не серебра). Но цепочка на нем была необычная. Ее мне за несколько месяцев до того подарили прихожане. Красивая витая цепь для наперсного креста грузинской работы, сделанная из меди, но посеребренная. Цыгане сразу разглядели, что цепочка - не серебро, но только покрыта им. Компания воров соглашаться с этим не хотела. Тогда они (воры) понесли цепочку к оценщику в официальный пункт приема драгметалла, и вот - невозможное для профессионала! - тот ошибся. Оценщик подтвердил предположение воров, что материал цепочки - серебро, и весьма высоко ее оценил. После этого торги с цыганами оказались в тупике: разница в цене была порядочная. Отдавать же товар не оптом - без креста с цепочкой - добытчики отказывались. В процессе этих препирательств их и взяли работники угрозыска. Воры получили сроки: подельники условно, а организатор на полую катушку - судье оч-ч-чень не понравилось, что тот помочился в церкви... И еще одна деталь - приехали эти ребята (где-то взяв "Москвич"-"пирожок") именно в нашу церковь потому, что, по их сведениям ("бабушка сказала"), церквушка эта вечно пустая и ночью ее никто не охраняет. Так и было до моего прихода - священники постоянно менялись, даже богослужения совершались крайне нерегулярно. Но именно в эту ночь при церкви (в домике во дворе) ночевали одиннадцать человек! - гости и приглашенные рабочие. Ограбление произошло не поздно - в районе полуночи; еще не все гости спали, но - никто ничего не заметил! Так явно было нам открыто и попущение скорбей Господом, но и утешение в них.


Часть 8. | Мой анабасис, или Простые рассказы о непростой жизни | Часть 1.