home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7. Док В любви нет страха... Боящийся несовершенен в любви (1Ин.4:18). Это, кажется, понятно - невозможно представить себе трусоватого апостола или боязливого Тристана. Хотя страх за судьбу любимого человека - также страх? Или нет и правильнее это как-то по-иному назвать? Или этот страх тоже от несовершенства, от неспособности предать себя и любимого в руки Божии? Военные, особенно спецназ и т.п., говорят, что если идти на операцию без страха, то это заведомая и бессмысленная гибель. Хотя, с другой стороны, для летчика или моряка страх не помощник. Сложно... И вот еще что: люди любят пугаться (замечательно об этом говорится в одном из романов Клиффорда Саймака). Как объяснить увлечение "ужастиками"? Что в них притягивает? И не сродни ли этому чувству страстные увлечения апокалиптикой? Так что же такое страх? Однородное ли это понятие? Ведь есть и страх Божий - страх оскорбить Отца, оттолкнуть Его любовь. Да, страх бывает очень разный - и по сути, и в своих формах. Может быть страх спасительный, а может быть - гибельный. Есть страх сознания (опасение) и есть страх рефлекторный, физиологический. Страх-опасение для верующего человека - это следствие маловерия. Но он же может быть и формой трепетного, осторожного отношения к близким, ко Господу. Ну а что такое страх физиологический? Его ли стараются избежать в жизни (обходя темные аллеи) и им ли "наслаждаются" в кинозале? Что он такое? Откуда? Чего боюсь я? Боюсь именно рефлекторно, с сердцебиением и холодком внутри? Боюсь прудовых лягушек. Вот жаб, милых изумрудноглазых толстушек, даже люблю (в смысле природы, а не кулинарии). А лягушек - боюсь. Змей, пауков и пр. не боюсь, в руки - если не ядовитые - беру совершенно спокойно. А лягушек боюсь ужасно, даже на расстоянии... Абсурд. Еще я стал побаиваться темной морской воды - после того, как узнал, что в шипе нередко у нас встречающегося ската-хвостокола находится яд-нейролептик. От удара такой рыбины, кстати, недавно погиб известный австралийский зоолог-каскадер. У нас летом 2006 года было четыре случая нападения скатов на купальщиков, правда, без трагических последствий. А несколько лет назад был и летальный исход. Ну, вот ЭТОТ страх совершенно рационален, понятен. Но есть во мне и иррациональный страх - того же свойства, что и боязнь лягушек. Я пугаюсь ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННО больших вещей. То есть именно противо-естественных. Естественно-большие меня не впечатляют - телебашни, небоскребы и пр. Меня пугает несоответствие размера и формы. Когда-то меня заставил похолодеть аномально гигантский (как я то увидел) плавкран, нависший над мостом лейтенанта Шмидта в Питере. Я - корабел, и большими кранами меня не удивишь; в Николаеве для строительства авианосцев были установлены два самых больших в мире, действительно циклопических, козловых крана-тысячетонника. Но они были как-то на своем месте, понятны. Этот же парил в вышине, нависал, словно падающая гора, и хотелось поскорее уйти от того места и не оборачиваться... Или как-то заглянув в колодец, я увидел вместо ожидаемого зеркала воды на глубине трех-пяти метров уходящую в бесконечность земных недр штольню. И камень летел туда как в космос... А вот этакий "ужастик" из сегодняшней жизни на косе. Бывает такая прозрачная погода, когда линза воздуха словно приближает далекие, ушедшие за горизонт объекты. И не в тумане-облаках-ветре дело - чаще всего и самая тихая погода скрывает дали. Но редко-редко, несколько раз за лето, что-то в воздухе происходит, и он показывает невидимое... Так, с морского берега косы иногда можно увидеть находящуюся за горизонтом Тендру, и не только верхушку маяка (а ночью видно, что светит он над самой кромкой округлого бока моря), но и сам маяк целиком, и силуэты деревьев вокруг него, и даже полосу плоского берега. В окно моей квартиры на втором этаже виден Ягорлык с выходом к открытому морю. И вот иногда, в минуты такой странной прозрачности, над горизонтом через тоненькую строчку света зависает какой-то нереально правильный черный прямоугольник, лежащий над морем. Видел я его не раз, но - вот самозащита сознания! - считал его островом Долгим в странной проекции, прекрасно зная, что Долгий не там (да он и сам виден правее!) и, конечно, не такой. Белые пятна зрения на опасных пейзажах... Летом 2006 года рядом с нами поселились очень симпатичные москвичи-киношники: Женя, Сережа с Олей, еще один Сережа. Разбили палатку рядом с крошечным домиком поляков. Женя и Сережа купили у местного оригинала - "капитана" Булкина - яхту. Женя на яхте и жил. Москвичи, естественно, избороздили весь Ягорлык и прилегающие морские просторы. И вот они рассказали мне о странном объекте... (Только позже я соотнес это с черным прямоугольником.) На границе Ягорлыцкого залива и моря стоят в воде две гигантские бетонные стены. Местные их называют ДОКОМ. Но это что-то абсурдное. Док посреди моря? Две параллельные стены, метра в три толщиной, высотой над водой метров 15-20 и длиной - под сотню. Между ними - метров 30. Само по себе это зрелище повергает мою душу в трепет. Но и еще... От места расположения "дока" распространяется ужасное зловоние; проходя от него более чем в кабельтовом [14], приходится затыкать нос. Это не птицы: рядом на островах гнездовья тысяч птиц, и - никакого запаха. А еще невдалеке от "дока" пятно воды всегда красноватого цвета, диаметром несколько десятков метров. Независимо от течений и ветров. Вот так... Смотрю в окно. Сегодня "док" над горизонтом не виден. Виден только на своем месте остров Долгий. Так что же такое страх? Почему я боюсь "дока"? Ведь скорее всего все имеет рациональное объяснение... Или нет?


6. Без мозгов | Мой анабасис, или Простые рассказы о непростой жизни | 8. Чехи