home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2. Путь к разгадке

В 1965 г. (вскоре после того, как я обнаружил публикацию в журнале «Прожектор») в книжные магазины Ленинграда поступила небольшая книга доцента Ленинградского института советской торговли И.М. Вольпера «Псевдонимы Ленина». В ней автор сделал первую в нашей литературе попытку объяснить появление ряда псевдонимов В.И. Многие объяснения автора мне были уже известны по литературе. Но одна догадка Вольпера, касающаяся появления самого знаменитого псевдонима, меня заинтересовала. Он писал: «Можно также допустить, что толчком к выбору псевдонима «Ленин» послужило знакомство с трудами ответственного сотрудника Министерства земледелия России С.Н.Ленина. В работе «Развитие капитализма в России» (1899 г.). В.И. Ульянов (подписывавший в то время свои работы псевдонимом Владимир Ильин) использует три статьи этого автора»27.

Опуская детали, отметим, что псевдоним В.И. был не «С. Ленин», а «Н. Ленин». В главке под названием «Что означает буква «Н» Вольпер предлагает этому свое объяснение. По его мнению, букву «Н» В.И. Ульянов мог взять от подпольного имени «Николай Петрович», которым пользовался во время посещения и руководства рабочими кружками в Петербурге в 1893–1895 гг.28. Я же предполагал, что он воспользовался именем умершего в младенчестве брата Николая или именем деда Н.В. Ульянова.

За рубежом псевдоним «Н. Ленин» расшифровывали всегда как «Николай Ленин». Бесспорно, это происходило потому, что Николай наиболее распространенное русское имя на букву «Н». Впервые В.И. Николаем называет директор Русского информационного бюро США А.Дж. Сак в своей книге «Рождение русской демократии», вышедшей в 1918 г.29.

Вслед за ним именем «Николай» его называет американская газета «Чикаго дэйли ньюс». 27 октября 1919 г. В.И. ответил на пять вопросов ее корреспондента И. Левина и подписал ответы следующим образом: Wl. Oulianoff (N. Lenin). Редакция газеты вместо «N. Lenin» указала «Nikolai Lenin»30.

Спустя год, 13 октября 1920 г., В.И. дает интервью американской журналистке Л. Брайант, жене Д. Рида. В сокращенном виде оно было опубликовано на следующий день в «Вашингтон пост»31. А 23 октября того же года газета югославских рабочих «Знание», выходившая в Чикаго, под заголовком «Советская власть сильнее, чем когда-либо» опубликовала полный текст интервью В.И. (на сербохорватском языке). Давая вступительный текст к интервью, редакция газеты написала:

«13 октября (ночью) Николай Ленин дал исключительное интервью «Интернейшнл ньюс сервис»32.

В 1920–1921 гг. в Мадрасе вышла в свет двумя изданиями книга Г.В. Кришна Рао «Николай Ленин. Его жизнь и деятельность», а 31 января 1924 г. в редактируемой М. Сингаравелу Четтиаром газете «Лейбор Кисан газетт» был опубликован некролог «Товарищ Николай Ленин»33.

16 июня 1921 г. Б. Шоу послал В.И. в подарок свою книгу «Назад к Мафусаилу». На титульном листе великий англичанин сделал надпись: «Николаю Ленину, единственному государственному деятелю Европы, который обладает талантом, характером и знаниями, соответствующими его ответственному положению»34.

Имя «Николай» было поставлено перед фамилией «Ленин» американскими издателями в предисловии, которое В.И. написал 20 января 1920 г. для четвертого американского издания книги Д. Рида «10 дней, которые потрясли мир», вышедшего в свет в 1926 г. в Нью-Йорке (первые три издания книги Рида вышли в США в 1919 г.)35.

В 1922 г. в эмигрантском журнале «Воля России» появилась рецензия на роман ДЛ. Давида, главными действующими лицами которого были Л.Д. Троцкий и В.И. Из пересказа содержания следует, что героя романа зовут «Николай Ленин»36.

Чешский поэт В. Незвал написал стихотворение «Прокламация Николая Ленина»37.

«Николаем Лениным» назвал В.И. руководитель районного муниципалитета Гаваны в траурные дни 1924 года, призывая своих сограждан скорбеть о великом гражданине38.

Последний раз расшифровку буквы «Н» как «Николай» мы встречаем у А. Костона, составителя «Словаря псевдонимов», вышедшего в Париже в 1965 г. В своем пояснении к псевдониму «Николай Ленин» он пишет: «Государственный деятель и ученый. Владимир Ильич Ульянов»39.

Я же отмечу, что сам В.И. ни одну свою работу не подписывал «Николай Ленин». Он использовал псевдоним «Н. Ленин» или его криптонимы, о которых я писал выше.

Прошло шесть лет. Я занимался изучением деятельности большевистского издательства «Вперед» в 1906 г. и в связи с этим интересовался адресами его сотрудников. Неожиданно вспомнил работу И.М. Вольпера и решил посмотреть, где в Петербурге проживал в 1906 г. С.Н. Ленин (имени и отчества я не знал). Оказалось, что Сергей Николаевич Ленин (так звали моего незнакомца) жил на 2-й линии Васильевского острова (д. 1/3) и служил в Министерстве земледелия и государственных имуществ. Он был действительным статским советником, его должность – член совета Главного управления землеустройства и земледелия, член Кустарного комитета40.

Собирая сведения о С.Н. Ленине, я увидел, что в Петербурге, правда по другому адресу (Невский пр., 104), проживал также коллежский советник старший делопроизводитель 2-го департамента Министерства юстиции Николай Николаевич Ленин41. Здесь пришлось задуматься, не мог ли он быть тем человеком, который повлиял на появление псевдонима «Н. Ленин». Изучив «Адресную книгу С.-Петербурга» за 1892–1896 гг. и «Весь Петербург» за 1892–1917 гг., я выяснил, что H.H. и С.Н. Ленины – родные братья, проживавшие в интересующий нас период (1893–1895 гг.), сначала на Надеждинской (ныне Маяковского) улице, 24, а затем на Большой Подьяческой, 37 (сын H.H. Ленина, Николай Николаевич Ленин-младший, сказал мне, когда мы с ним познакомились, что братья жили в этом доме на втором этаже)42. H.H. и С.Н. Ленины были активными членами Вольного экономического общества (ВЭО), H.H. Ленин в 1898 г. был даже товарищем (говоря сегодняшним языком – заместителем) председателя ВЭО.

Анализируя все известные данные, я пришел к выводу, что В.И. и братья Ленины были знакомы. Подтверждение этого знакомства, я убежден в этом, можно было бы найти в записных книжках В.И., которые до сих пор так и не опубликованы. После их публикации можно будет полностью определить весь круг лиц, с которыми он общался в Петербурге, но это, видимо, дело будущего. А пока попробую обосновать свое предположение о знакомстве моих героев.

С 1893 по 1895 г. начинающий адвокат В.И. и сотрудник Министерства юстиции H.H. Ленин могли встречаться по профессиональным делам в канцелярии Съезда мировых судей (Мещанская, ныне Гражданская, ул., 26), где в этот период довольно часто бывал В.И.

Другое место, где они встречались наверняка, – ВЭО. В 1893–1895 гг. В.И. часто посещал его, участвовал в заседаниях. В богатой библиотеке общества, насчитывавшей к концу XIX в. более 200 тысяч книг, В.И. изучал материалы земской статистики, литературу о положении промышленности и сельского хозяйства России. Брал под залог книги на дом. Даже после ареста, находясь в Доме предварительного заключения и работая там над книгой «Развитие капитализма в России», он с помощью А.И. Ульяновой-Елизаровой и А.К.Чеботаревой продолжал пользоваться книгами из библиотеки ВЭО. Не переставал интересоваться изданиями ВЭО и находясь в ссылке в Шушенском.

H.H. Ленин, хотя и занимал ответственное положение в ВЭО, в отличие от брата, печатных трудов не имел. Как выяснилось из справочников «Весь Петербург», интересы его не ограничивались только служебными или общественными обязанностями. Он увлекался театром (как потом мне стало известно, под псевдонимом «Нелин» играл на сцене вместе с будущей народной артисткой России Е.М. Грановской), был членом правления Василеостровского общества народных развлечений, директором Петербургского Гоголевского драматического кружка. И я подумал, что, может быть, о нем, Николае Ленине, вспомнил, находясь в 1901 г. в Германии, В.И., когда размышлял над тем, каким псевдонимом подписать письмо в «Искру».

Тут возникает очень серьезный вопрос – не ставил ли при этом В.И. под удар властей H.H. Ленина? На мой взгляд, нет. Благонадежность H.H. Ленина была вне всяких сомнений. А появление подписи «Н. Ленин» под статьей в нелегальном издании должно было заставить власть предержащих, прежде всего чинов заграничного отделения российской охранки, заняться усиленными и длительными поисками истинного автора.

Мои оппоненты, в частности ЯЛ. Сухотин, считают, что В.И. никогда не пошел бы на то, чтобы поставить под удар ни в чем не виновного человека43. Не стану вдаваться в обсуждение нравственных качеств В.И., была ли для него важней мораль или революционная целесообразность. Подчеркну лишь еще раз, что в данном случае H.H. Ленин пострадать не мог.

Охранка активно принялась за поиски. Искали очень долго. Так, уже 11 января 1906 г. исполняющий дела прокурора Петербургской палаты П.К. Камышанский (он, кстати, на два года раньше H.H. Ленина окончил Петербургский университет44, а это означает, что они наверняка были знакомы) в письме директору Департамента полиции Э.И. Вуичу сообщал, что предложил следователю по важнейшим делам Н.В. Зайцеву войти в сношение с охранным отделением для обнаружения лица, скрывающегося под псевдонимом «Ленин»45.

Несколько позже следователь H.H. Коссович предлагал владельцу типографии «Дело» социал-демократу И.Я. Львову за раскрытие псевдонима «Ленин» снять с него штраф в 500 рублей и не заставлять отсиживать полуторамесячное тюремное заключение46. Но и это не помогло. Лишь в мае 1907 г. появится документ о розыске Ульянова (Ленина)47.

И, наконец, 18 июня 1907 г. исполняющий дела вицедиректора Департамента полиции А.Т. Васильев направил предписание начальнику Петербургского охранного отделения A.B. Герасимову, в котором предлагал «в возможно непродолжительном времени сообщить все имеющиеся во вверенном Вам отделении данные о Владимире Ильиче Ульянове (Ленине)… для возбуждения о нем формального дознания, причем ген. – майору Клыкову надлежит, по привлечении Ульянова в качестве обвиняемого, возбудить вопрос о выдаче его из Финляндии»48. Докопались-таки!

Но и потом далеко не все жандармы знали подлинную биографию и настоящее имя В.И. Например, подполковник корпуса жандармов Ф.С. Рожанов в учебнике по истории революционного движения в России, предназначенном для чинов охранного отделения, в разделе «Российская социал-демократическая партия» (глава «Большевики») писал: «Ульянов (Ленин) Николай Ильич: первоначально вместе с братом своим Александром принимал участие в террористических предприятиях последних народовольческих групп, например, в покушении на жизнь государя императора Александра III (1 марта 1887), устроив у себя динамитную лабораторию; по задержании был выслан в Восточную Сибирь; по возвращении оттуда примкнул к марксистскому течению, а затем стал видным деятелем в Российской социал-демократической рабочей партии, сделавшись лидером «Большевиков»; в настоящее время находится за границей, пользуясь большим влиянием в партии»49.

С такими познаниями жандармам действительно трудно было успешно бороться с большевиками…

В 1972 г. я изложил свою гипотезу в статье «Знаменитый псевдоним» и сдал ее в журнал «Нева» О.В. Карышеву, заведовавшему тогда отделом, который сегодня называется «Седьмая тетрадь». Визу, разрешающую печатать статью, от Ленинградского филиала ИМЛ при ЦК КПСС – Института истории партии при ЦК КПСС, я получил. Поэтому мне казалось, что статья скоро увидит свет. Но не тут-то было. В дело вмешался цензор «Невы» (фамилию его, к сожалению, не знаю). Он потребовал сведений о том, кем были братья H.H. и С.Н. Ленины в 1917 г. Узнав, что H.H. Ленин стал действительным статским советником и управляющим делами эмеритальной (пенсионной) кассы Министерства юстиции, а С.Н. Ленин – тайным советником, членом совета Министерства земледелия и т. д., цензор категорически запретил печатать статью, заявив, что В.И. не мог знаться с такими людьми. «Но ведь отец В.И. Ульянова был действительным статским советником», – сказал я. Карышев только грустно улыбнулся. Цензор имел право на произвол – он ревностно охранял реноме В.И.


1.  Загадка псевдонима | Ульяновы и Ленины. Тайны родословной Вождя | 3.  Сибирский первопроходец Иван Посник и его потомки