home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Юсь Харович

Почему Юсь? А не, скажем, Юзеф или Юлиан, это уже никто не вспомнит. Харович, это понятно, бусанин дал своё имя для отчества малышу, когда нужно было заполнить документы.

Харов всегда внимательно следил за мальчиком и подмечал все странности, которые с тем происходили. Он вел дневник по совету того же инспектора. У него было самое тесное общение с ребёнком. А вампиров бусане не боялись.

Первая странность была подмечена в раннем детстве. Харов оставил ребенка в комнате запертым одного, ему нужно было срочно отлучиться в контору. По возвращении он не нашёл его в той самой комнате, но обнаружил в другом помещении, в соседней комнате. Поначалу решил, что кто – то из сотрудников случайно зашел и перенёс ребенка, который едва еще начинал ползать. Двери были с защёлкой и подумать, что ребенок смог дотянуться до ручки, открыть магнитную защёлку, потом запереть снаружи – такое даже в голову прийти не смогло. Додуматься о телепортации он не смог. Единственное, что могло насторожить, это наличие в помещении цветка в горшке, который нравился Юсю. Он любил смотреть на него, показывая пальцем другим. Стебли цветка всё время нервно подрагивали, и Юсь повторял их странные звуки, как потом оказалось, он слышал движение этого растения. Диапазон звуков, которые ему были доступны, был столь широк, что это заинтересовало Харова, он вписал это как вторую странность. Если объяснить, что ребенок сам ушел к своему цветку, тогда всё становилось бы на свои места. Но Харов такое мог только подозревать.

Он уже давно не писал отчеты, связь с инспектором оставалась односторонней и почему-то быстро прекратилась. Тот инспектор на многие годы замолчал, а сам Харов его больше не искал. Однажды Харов заметил, что всегда разговаривает с Юсем на своём языке, а общим пользуется редко, он решил исправить свою ошибку. Ведь в будущем вампиру придётся много общаться с другими представителями космоса, а проблемы с взаимопониманием ему ни к чему, ведь он и так изгой среди большинства людей. Он стал чаще брать ребенка в общество, которое пока ограничивалось туристами и командировочными. Но те не приняли чужака в свой круг. Они откровенно побаивались за себя и за своих детей. Тогда Харов сам стал окружать Юся всем, что могло ему пригодиться. Другие бусане с удовольствием помогали земляку, понимая, какое нелегкое дело выпало на его плечи. Так у него появились другие друзья.

Детство прошло быстро. Детская комната, которая больше всего стала напоминать конуру, стала маленькой и неудобной, а ведь недавно была уютной и надежной. Благодаря вечному строительству, бусане смогли улучшить свои жилищные условия. А так как Юсь был «федеральным» подарком, то за его жизнью следили социальные службы. Сами они давно не появлялись на станции, но требовали визуального контакта от других служащих. Первым требованием после такой проверки было выделить ребёнку нормальную комнату для среды обитания. Помимо апартаментов вампир получил мебель и новое, увеличенное пособие, теперь он имел счёт в одном из банков планеты.

Харов тоже получил сносное жилище, а когда окончательно переселился, то оценил все прелести таких новшеств. Во-первых, у него появилась ванная комната. Не нужно было носить воду из общей колонки, собирать и запирать свой мусор, чтобы потом выносить его в другую часть ангара. Запирали его обычно, чтобы он не мешал при отключении сил притяжения. Теперь многие услуги стали неотъемлемой частью его жизни. Харов поднялся по социальной лестнице, он получил новую должность, став приходящим клерком на строительстве новых объектов. Он стал учиться.

Мальчик рос, его отдали в школу. Это было небольшое помещение, куда собирали всех, кому полагалось пройти обучение. Харов сам преподавал несколько предметов, он уже учился в одном из федеральных ВУЗов планеты, чтобы пройти ускоренный курс обучения финансам и экономике. Что само собой разумеется, это давало ему право на обучение других. Начальная программа была не сложная, но позже численность учащихся увеличилась, на станцию прислали настоящего преподавателя. В помощь им дали одного жителя планеты, это была женщина, жена одного чиновника. Она была также матерью близнецов Такки и Эгго.

Итак, жителей становилось всё больше. Это сработала федеральная программа по благоустройству таких станций. Улучшилось снабжение продуктами питания и товарами потребления. Станция смогла приобрести приборы для транспортировки товаров, это была такая новинка в сфере обслуживания. Позже менеджеры закупили несколько синтезаторов для изготовления деталей, которые требовались в процессе ремонта судов. Всё, что было связано с сервисом и оборудованием, всё это модернизировалось в первую очередь, так как приносило для станции дополнительные кредитки.

Спутниковая связь, оставшаяся после первых поселенцев, была наконец – то модернизирована, теперь жители стали принимать все развлекательные программы, на которые смогли только подписаться. Работа на станции приносила деньги, бонусы, медицинскую страховку, можно было оформить пенсион на старость. А можно было откладывать на свой счёт, как это потом делал Юсь, когда стал работать в сфере сервиса космических судов. Это было немного, но Юсь имел еще небольшую ежеквартальную федеральную помощь, он хотел заработать на свой космический корабль.

Кстати, Юсь стал очень рано помогать Харову и смог втянуться в самые сложные процессы ремонта. Он был сильно физически развит. Такое положение дел никого не насторожило, сравнить было не с кем, людей мало, кругом одни бусане. Началось все с обязательной работы по расширению площади. Харов оставил мальчика в будке дежурного, а когда вернулся, то оказалось, что Юсь работает на грузовом каре, перевозит огромные металлические блоки для конструкции. Этого оказалось достаточно, чтобы его приняли на работу.

Позже он стал надевать скафандр, чтобы работать снаружи, благо, что ростом уже был с небольшого бусанина. В открытом космосе он смог работать сварочным аппаратом. Это продолжалось до тех времен, пока не нагрянула комиссия профсоюзов. Оказалось, что были нарушены многие статьи, связанные с трудом подростков. Под Юся и таких подростков как он, быстро все переделали: составили новые трудовые контракты, подогнали графики и часы работы. Выдали ему новую спецодежду и обувь. У него появился свой шкафчик в общей раздевалке. Он стал зарабатывать больше, чем мог. У него стали накапливаться часы отпуска!

Но что делать со свободным временем? Его школьные друзья уезжали отдыхать на настоящий морской пляж с родителями. О настоящем море было столько разговоров!

«Как оно выглядит? И почему там так много воды?»

Это было трудно объяснить, легче показать. Смотрели слайды, крутили фильмы, объясняли по фотокарточкам и открыткам. Идея о море была очень увлекательной. Морем можно было бредить, но как попасть туда самому, этого Юсь пока не знал.

Короче, они уезжали, а он должен был остаться один. Ему не к кому было ехать. Тогда Харов вывез его с собой, якобы в очередную рабочую командировку. Он смог оформить документы так, что ни у кого не возникло вопросов. Это, как в пропуске пишут имя владельца плюс ещё один помощник. А кем был на самом деле помощник, этого можно было не уточнять, вот Харов и не писал. Им пришлось выбрать соответствующую одежду, чтобы не привлекать излишнего людского внимания. Сначала это были рабочие комбезы, потом легкие белые костюмы для отдыхающих. Очки и капюшоны должны были скрывать Юся. Они предъявили нужные документы, и транспортный корабль забрал их в отпуск. Они выбрали настоящую большую планету. Рай для туристов.

Там они жили в отеле, но отношение к подростку людей было неадекватным. Даже службы безопасности были встревожены, правда, они толком не могли понять причин своего беспокойства и новых страхов других посетителей. А соседей просто трясло от необъяснимого ужаса. Вероятно, что вырабатывался особый гормон.

Нужно было что-то предпринять. Когда они поняли свою ошибку, то Харов снял отдельное бунгало, и они спокойно прожили у моря до конца командировки. Днём они отсыпались, а вечером ловили рыбу, ныряли с аквалангами, просто купались, гоняли на скутерах, ходили под парусом. Несколько раз брали напрокат самолет-амфибию. Этого было достаточно, чтобы «оттянуться». В следующий раз Харов посоветовал снять одинокий остров в океане, там бы никто не мешал находиться одинокому вампиру.

Со временем Харов стал Главным менеджером на станции «Бусане-2389». Это означало, что он мог официально руководить всей работой станцией. Его основным конкурентом в этом направлении был Консультант. Харов всегда гордился своим воспитанником, хотя это было неприемлемо для бусан – привязанность к представителю другой расы. Как ГМ, он поощрял всякую трудовую инициативу на станции. Именно он находил такие пути решения многих задач, что порой результат мог быть почти криминальным.

Согласно оставленных Инспектором записей, Харов помогал Юсю адаптироваться к внешнему миру. Именно он научил вампира строить невидимые стены вокруг себя. Этот тест был взят на вооружение спецслужбами, и освоить его было совсем нелегко. Но Юсь справился, это оказалось очень полезно для него. Он становился неуловимым взгляду для людей, и они перестали его бояться, потому что даже не подозревали о его присутствии.

Это помогало ему при работе с мелкой контрабандой. Юсь стал работать на местного делягу. Тот боялся вампира, но выгода, которую он получал от его услуг, была соизмерима тому риску, которому, как он считал, себя подвергает. Это длилось недолго. Что касается парня, то он уже знал, кем будет в дальнейшей своей жизни – контрабандистом. О Юсе сложилось особое мнение, что будущее у него будет очень интересным и опасным. Осталось только обзавестись подходящим космическим корытом. Именно тогда Юсю посоветовали смотреть каталоги подержанных судов. Это были порой старые космические шхуны, требующие ремонта или модернизации. Но именно этот вариант был самым приемлемым, самым доступным. Кредиток на такое судно можно было наскрести, годами упорно работая на станции.


Контрабандист | Космический контрабандист. Часть вторая | Глава четвёртая, в которой мы заново познакомимся с Эгги и Такки