home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Техник

Они шли коридором, следовало пройти пару поворотов, чтобы выбраться на площадку со спасательными капсулами. Там они должны были попрощаться. Дорогу им преградила огромная фигура техника. Леший выглядел как воин, вышедший на тропу войны. Толстые резиновые латы из грузового или багажного отсека. Длинный меч, которым так неудобно пользоваться в узких коридорах. Шлем из снаряжения для выхода в космос. Он выглядел нелепо, этот старый толстый сержант в отставке, но опыт не пропьёшь. Даже его речь была несвязной, необычной, почти комичной, но он не шутил. На поясе висели гранаты.

– Отдай мне парня! И может быть, ты выживешь!

– Я тебе говорил о ратиборцах! Вот они какие, столько лет рядом и только сегодня он поворачивается ко мне своей самой не лучшей стороной! Своей заросшей бородой! С дороги, Лешак! И тебе тут ничего не достанется.

Он вытолкал Юся в другое измерение. Такого с Камертоном никогда не происходило. Он сам передвигался в чужих пространствах, сложные машины его перемещали, но чтобы другое существо его так, запросто толкнуло в другой мир или через стенку, такого никогда не было.

Конечно, он хотел вернуться, но только на миг, чтобы убедиться, что с его новым другом всё в порядке. Он успел увидеть, что Лешак ранил Дока в грудь. Но Док успел подобраться ближе и вцепился в горло бойца.

На шум выскочили несколько вооруженных террористов. Им их миссию до конца никто не объяснял, поэтому они не были готовы к такому повороту. Вампиры для них всегда были как убогие или наркоманы, которым следовало дать милостыню на медикаментозную дозу. Или как герои комиксов, с которыми справляются другие, настоящие герои. А тут настоящий вампир разгрыз пополам тело огромного техника. Они стали дружно доставать оружие. Но Док был быстрее пули. Он вырвал каждому сердце, проделал это плавно, не торопясь, но всем это показалось лишь смертельно резко и холодно. Они ощутили дыхание смерти. А Док между тем уходил в сторону рубки, ронял чужие органы, облизывал свои руки, а толпа людей редела вокруг него. Он не хотел оставлять после себя монстров, все были и так обречены.

Между тем сработала защитная сигнализация, поднялась настоящая тревога в стане врага. Террористы получали усиленное снаряжение и оружие, они закрепились на своих участках. Они не знали, что именно их ждёт, такой оборот был для них полной неожиданностью. Штаб был мобилизован в неполном своём составе. Камеры показывали перемотку, ситуация прояснилась. И командиры правильно отдавали нужные приказы, а сами получали глупые советы от своих нанимателей, мол, следует выждать, пойти на переговоры с монстром. Усыпить его. Анонимный наниматель советовал найти парня и вернуть его на судно, если тот сбежал.

Для начала люди просто забаррикадировались. Они теперь понимали, что их ждет в случае инфицирования, они станут не просто изгоями, станут париями. А хуже, чем голодный монстр, быть не может. Его адаптация – это длительный, неуправляемый процесс. Любая зачистка – это полное уничтожение таких тварей.

Дело испортил техник! Дело в том, что после ранения он стал наполовину киборгом, наполовину существом, которое жило своей непонятной жизнью. Он стал реальным деревом. Его последнее ранение в бою с Доком ничем серьёзным для него не закончилось. Сказались, очевидно, и многочисленные прививки и экстракты. Он выжил, но сошел с «катушек», теперь его мишенью были все – и люди, и вампиры. Он крушил всё подряд и отвлек часть сил противника на себя. В ход пошли гранаты.

Этого было достаточно, чтобы Док вывел из строя остальные спасательные капсулы, гидравлику грузовых шлюзов и некоторую автоматику, доступную из того места, в котором он оказался. За Юся он уже не беспокоился, его капсула удалялась в неизвестном направлении, маяк на ней был заранее повреждён. И теперь найти этого парня в бесконечной космической пустыне было очень сложно.

Осталось ещё раз выйти на связь с Салаваном, и можно было бы сдаться или ликвидировать себя. Тут Док не был до конца в этом уверен, ведь после его смерти в хорошей лаборатории им могли ещё воспользоваться. Планы поменялись, когда он снова столкнулся с техником. Леший потерял часть своего тела, а оставшиеся киборговые запчасти выглядели очень одиозно и дико. Они росли и слагались как конструктор. Процесс происходил буквально на глазах.

«Теперь понятно, почему уборщик никак не мог справиться с этими выделениями Лешего, тот постоянно рос и терял старые ветки, старую кору».

Это сплетение древесных веток и металла наносило такие удары по защитникам чужого отсека, что Доку пришлось лишний раз задуматься, а стоит ли ему лезть в это пекло. Бой с ожившим деревом для раненого Дока мог плачевно закончиться. Вампир отступил, он направился в медицинский отсек, чтобы немного «подлататься» и принять какие-нибудь средства. Живая кровь его вывела из себя, она дурманила рассудок, словно лихорадка. Удержаться он не смог, кровь – это для него очень сильный наркотик. Положение следовало исправить. Он не хотел новой зависимости от свежей крови, ещё надеялся на лучшее.

В отсеке он нашел запасную станцию экстренной связи, залил своё ранение клейкой жидкостью. Достал бутылку виски. Сел за свой стол и стал смотреть на дополнительный монитор. Для него очень важно было правильно оценить ситуацию. После выпитого спиртного ему стало легче. Он зажевал несколько лекарственных капсул, запил всё новой порцией виски и решил, что сегодня с него хватит, он никуда не пойдёт. Пусть там воюют с техником, а он должен отдохнуть.

Связь с Салованом была плохой, тот долго юлил, выпытывал про молодого вампира, но ничего от Дока не получил. Тот сказал, что террористы контролируют ситуацию, а где находится сейчас Юсь ему пока неизвестно. В этом была доля правды. Сообщил он и про ратиборца. Это была плохая новость. Ведь согласно с законодательным положением, они, эти самые специалисты, высылали в специальный технический центр подтверждение о своей готовности выполнить возложенную на них задачу. Это лишний раз подтверждало серьёзность сложившейся ситуации. Нытьё политика, что юношу следовало просто уничтожить, залить отсек кислотой или просто облучить, вызвало недоумение у пьяного Дока. Он послал Салована в задницу и понял, что давно это следовало сделать. Этот молокосос много на себя взял, думая, что может распоряжаться чужими судьбами! Связь оборвал, понимая, что его могут вычислить. Прибор сбросил в мусорный отсек, шлюз которого еще работал. Осмотрелся, взяв со стола оружие техника, бутылку и аптечку, он вышел из отсека.

Пора было спрятаться, его жизнь ещё продолжалась. На примете была специальная камера, где хранились для транспортировки спящие люди. Такими камерами пользовались везде. Одну установку ему удалось спрятать в старом отсеке, незаметно подсоединить к отдельному блоку питания. Его отследить было практически невозможно. Попал он туда через маленький люк. А старую дверь он давно заварил и загрунтовал под внешнюю отделку. За столько лет работы на борту судна у него была эта возможность.

Ещё грохотал шум далекого боя, ещё посланная в обход разведка упорно искала следы Дока и парня. А сам Док набирал нужную программу спасательного устройства. Газ стал заполнять этот сосуд, последовал последний глоток виски. Вот прощальная улыбка расплылась на его лице, и наступила нирвана.


предыдущая глава | Космический контрабандист. Часть вторая | Глава двенадцатая, в которой мы больше узнаем о вобсах. Юсь