home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать третья, в которой с близнецами намечаются новые события

Итак, пора познакомиться с отцом близнецов Эгги и Такки. Кто же был на самом деле этот человек, который придумал такой сложный проект для возрождения вампиров в мире Коалиции?

И если посмотреть на него в кругу семьи, то мы увидим счастливого отца, даже деда. Внуки для него носили чисто внешний атрибут достатка. Это человек очень массивного телосложения, грудь которого покрыта многими правительственными наградами. Он полон жизни и творческих замыслов. Его образ служит многим маяком для молодых людей и их будущих карьер. На него равняются боевые офицеры, которыми он в молодости имел честь командовать. Короче, это образец, нет, это эталон успешного политика и просто счастливого человека. Но, оказывается, что у него есть обратная сторона медали и очень нелицеприятная. Его подписи имеются на самых роковых документах старого времени, его голос становился решающим на самых трудных правительственных вопросах. Его решением уничтожались документы, коверкались судьбы и ломались дружеские отношения.

Оказывается, что у этого человека была другая пара детей, которыми он не стал жертвовать. Как и предполагал Эгги, их двойники жили вполне достаточной жизнью и ничем себя не ограничивали. Тем более они не знали о существовании другой пары, их фактических клонов. Настоящая Такки стала матерью двух прекрасных близнецов и была счастлива. Другой Эгги стал очень крупной научной шишкой, руководил большой лабораторией по генетике и тоже не подозревал, что в мире у него есть двойник.

Так получилось, что контролировать другую пару оказалось очень просто. Нанятая женщина играла свою роль доброй матери, и её это всё устраивало. Станция была полностью изолирована и подходила под все условия для сохранения молодого вампира и его друзей. Но станция развивалась, там стали появляться туристы, многие узнавали вампира или просто пугались его.

Очень скоро стало ясно, что Юсь сам вампиром не станет, и следовало его подтолкнуть к этому шагу. Появление на станции другого вампира очень встревожило службы слежения, но ничего особенного не происходило. Юноша не знал вампирского языка, поэтому ничего прочитать в фолианте не смог, а научить его этому было некому. Саловану было сделано общее предупреждение, но он ничего тогда не понял. Оказалось, что фолиант – это инициатива посредника. Так Док попал под подозрение в первый и последний раз. Он был на борту «Сальгериса» много лет назад в момент, когда велась спасательная экспедиция. И его появление на станции стало подозрительным. Если сопоставить два этих факта, то напрашивался вывод: а как, собственно, «Сальгерис» оказался в районе, где нашли потом заброшенный корабль вампиров? Очевидно, что опять личная инициатива, или он знает больше, чем остальные, а почему?


* * * | Космический контрабандист. Часть вторая | * * *