home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Интерлог 2

Из дневника Джея:

Теперь я понимаю, что допустил промашку. Прежде всего не надо было перехватывать новичка на выходе из дома в чужом для него мире.

Я надеялся, что успею добраться до него раньше, чем он Шагнет. Но, как говорит Старик, надеждой сыт не будешь. «Надейтесь, если больше ничего не остается, – учил он нас. – Если можно хоть что-то сделать – ДЕЛАЙТЕ, черт побери!» Джои меня опередил и Шагнул.

Недалеко, правда. Как большинство новеньких, он попал в мир, где его нет. Проникнуть туда, где ты есть, намного труднее – такой мир отталкивает, как магнит с одноименным зарядом. Парень искал выход, поэтому сунулся туда, где его, Джои, не существовало.

Понадобилось сорок минут, чтобы запеленговать его, пока он скакал туда-сюда по планам реальности. Засек я его в автобусе, по дороге домой. То есть он думал, что едет домой.

Я подкарауливал снаружи, на выходе, решив, что Джои будет более восприимчив к рассудочным доводам, побывав внутри и осознав, что его здесь ждет.

Старик, как всегда, оказался прав: парнишка успел угодить во все возможные ловушки.

Вопреки моим расчетам сговорчивее он не стал, поэтому мы оказались легкой добычей для вооруженных сетями бинарских ретиариев на гравитронах[8].

Не знаю, кого больше ненавижу – Бинарию или ХЕКС.

В ХЕКСе юных Путников вываривают до самого естества. В буквальном смысле: сажают в огромные котлы, почти как в комиксах про людоедов, опутав сетью заклинаний и охранных чар, – и кипятят. Остается только суть или душа (называйте как хотите), которую запечатывают в стеклянную колбу и используют, чтобы приводить в движение корабли и вообще путешествовать из мира в мир.

В Бинарии с Путниками обращаются по-другому, но ничуть не лучше: замораживают до минус двухсот семидесяти трех градусов – чуть выше абсолютного нуля – и развешивают на мясных крючьях в огромных ангарах, утыкав голову трубками и проводами. Путники висят между жизнью и смертью, а из них качают энергию для перемещений между мирами. Если только можно ненавидеть обе организации с одинаковой силой, именно это я и чувствую.

Столкнувшись с бинарской группой захвата, Джои совершил неосознанный, но мудрый поступок: снова Шагнул из одного мира в другой.

С тремя ретиариями я разделался без особого труда.

Джои опять надо было искать. Это и в первый раз далось нелегко, а когда он вслепую понесся через Альтиверсум, на ходу комкая, как салфетки, сотни альтернативных реальностей… Ломился как слон через посудную лавку – точнее, через несколько тысяч одинаковых посудных лавок.

Пришлось все начинать заново.

Надо же, я и забыл, как не люблю новые Гринвили. В том, где вырос я, остались черно-белые телевизоры, радиосериал про Зеленого Шершня и закусочные, где раскатывающие на роликах официантки подают бургеры прямо в окошко автомобиля. А в новых Гринвилях сплошь спутниковые тарелки на крышах, машины, похожие то на гигантские яйца, то на откормленные стероидами армейские джипы, и никаких стремительных линий. Цветное телевидение, видеоигры, домашние кинотеатры, Интернет – есть что угодно, кроме города. Сами не заметили, как потеряли.

Я добрался до одного из дальних Гринвилей, и внезапно в голове будто молния сверкнула – парень где-то рядом. Я Перешел к нему. Корабль ХЕКСа в полной оснастке под всеми парусами таял на глазах, уходя в Нигде-и-Никуда.

Упустил. Опять. На этот раз, возможно, навсегда.

Я уселся на кромке футбольного поля и крепко задумался.

Выхода было два. Первый – простой, раз плюнуть.

Надо вернуться и доложить Старику, что я не справился; что в руки ХЕКСа попал Джозеф Харкер, способность которого к путешествиям между мирами в десять раз больше, чем у обычного Путника; что я не виноват. На этом все и закончится. Может, Старик меня живьем съест, а может, и нет. Он прекрасно знает: я и сам себя по стенке размажу гораздо тоньше и изящнее, чем он. Это как раз не проблема.

Второй выход – совершить невозможное. До ХЕКСа на галеоне[9] путь неблизкий. Может быть, поискать Джои Харкера и его похитителей в Нигде-и-Никуда? Смешно. На Базе мы часто шутим на эту тему. Никто и никогда этого не делал. Никому и никогда такое не удавалось.

Идти каяться к Старику – невыносимо. Легче совершить невозможное.

Пришлось выбрать второй вариант.

Я Прошел в Нигде-и-Никуда и обнаружил то, о чем мы не подозревали: корабли оставляют слабый, видимый только Путнику след – какие-то искривления, помехи меж звездных россыпей, сквозь которые движется корабль.

Надо обязательно доложить Старику. Это очень важно. Может, и за летающими тарелками бинариев тянется хвост, по которому их можно вычислить в Белом шуме?

Единственное преимущество Интермира заключается в том, что мы всегда можем опередить противника. Пройдя через Промежуток, мы в считаные секунды оказываемся там, где у них на путешествия через Нигде-и-Никуда или Белый шум уходят часы, дни и недели.

Я мысленно вознес хвалу боевому костюму, который защищал не только от ветра и холода, но и от сетей ретиариев.

Вдалеке показался корабль под флагами ХЕКСа, трепетавшими в пустоте. Сигнал, исходящий от Джои, пульсировал в моем сознании, как свет маяка. Бедняга! Знает ли он, что его ждет, если моя попытка провалится?

На корабль я запрыгнул сзади и зацепился где-то между рулем и кормой. На борту наверняка припасена парочка первоклассных магов, которые учуют изменения, даже если костюм обеспечит маскировку. Угнездившись за бортом, я выждал, пока они обшарят корабль, проверяя, нет ли посторонних, пролез через иллюминатор и вышел по следу к каюте, где заперли парня.

Запись сделана в Промежутке по пути на Базу, чтобы завтра не возиться с докладом.

Специально для Старика: когда все закончится, потребую предоставить мне увольнение на два дня. Я заслужил.


Глава пятая | Интермир | Глава шестая