home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

…Всё шло, как обычно: тлеющий конфликт на окраинах страны в очередной раз вспыхнул ярким пламенем, после того, как в него подкинули новую партию долларов. Затем ввели новые санкции, сразу же проявившие себя на полках магазинов, где продавцы усердно переписывали ценники по несколько раз в день. Дальше. Естественно, подскочили цены на нефть, жилищно-коммунальные услуги. С экранов телевизоров лоснящиеся от жира морды «экспертов» и политологов усердно разъясняли обнищавшему до последней крайности населению, что это всё — во благо проживающих в государстве людей и простимулирует их трудоспособность. Словом, всё, как всегда. За одним исключением. Люди, живущие в стране, всегда отличались своим терпением, но даже ему приходит предел. И народ начал задумываться, что не понравилось власть предержащим. Нет, речь шла не о тех, кто официально стоял у кормила власти. Они были слишком заняты другим. К примеру, как удержаться на своём посту, как набить карманы, чтобы обеспечить себя и своих потомков роскошной жизнью в других странах, когда придёт время уходить на пенсию, потому что оставаться в государстве, где их усилиями были полностью уничтожена экономика, здравоохранение и образование никто из этих людей естественно, не собирался. Но люди, выживающие на одной шестой части суши уже подошли к грани, за которой реально светился бунт. Не революция, а именно бунт. Жестокий, кровавый и беспощадный. Я вернулся домой после очередной поездки на заработки и обнаружил, что жить, как всегда, стало ещё хуже, и ещё тяжелее. Три месяца в окопах, потому что где ещё можно заработать, как не на войне, смогли погасить кое-какие долги, привести чуть-чуть в порядок разваливающуюся от ветхости квартиру в панельном доме полувековой постройки. Впрочем, может именно то, что наше жильё было построено ещё при канувшем в бездну времени «золотом» времени, и помогало девятиэтажному дому не рассыпаться от ветхости и безграмотной постройки, чем грешили фешенебельные таунхаусы и элитные небоскрёбы, возводимые руками безграмотными гастарбайтерами из Азиатских регионов. После того, как болевшая в последнее время жена легла спать, утомлённая хлопотами на кухне в честь возвращения мужа, я сел за компьютер. Все три месяца в грязи, крови и пороховой гари связи и выхода в Интернет у меня не было. Писем в почтовом ящике накопилось огромное количество. В большинстве, разумеется, спам. Но и посланий от друзей было не мало. Попадались деловые письма от администраторов немногих форумов, на которых я пропадал, когда была такая возможность, их я прочитывал с особым вниманием, потому что грамотных людей, а я мог себя отнести к таковым, благо в своё время мне повезло, и я успел закончить МЭИ до того, как страна развалилась. С каждым разом ездить на «работу» становилось всё тяжелее, возраст начинал сказываться, дети уже выросли, завели свои семьи. Дочка, изуродованная генетически модифицированными продуктами, никак не могла родить, хотя уже собиралась отпраздновать третью круглую дату в своей жизни. Младший сын как-то крутился, расставшись с очередной кандидаткой на его вторую половину после того, как она просто ушла, не выдержав вечного безденежья и обречённости существования. Нормальной работы он найти не мог, потому что не имел ни мохнатой лапы, ни модной сексуальной ориентации, предпочитая мужчинам женщин, а на сколько-нибудь приличные зарплаты работодатели предпочитали нанимать приезжих, с которых можно было снимать часть зарплаты в свой карман. Местным же приходилось платить более-менее честно, да ещё обеспечивать социальный минимум, всё ещё, к удивлению многих, не отменённый в борьбе с инфляцией. Парень уже не раз просился со мной, но я бы не был отцом, если бы потащил его, не умеющего ничего, что требовалось нормальному наёмнику-добровольцу, в мясорубку, которой стал долгий конфликт на юго-западной границе…

Открыв очередное послание, я удивился. Причём, очень сильно. Короткий номер банковского шифра в государственном кредитном учреждении. Два слова в объяснение: «Приезжай, нужно встретиться». Письмо было от админа одного из форумов, на котором я сидел уже больше десяти лет, и заочно знал каждого из его членов. Иногда мы даже встречались, только последняя встреча произошла очень давно, потому что практически никто их нас не мог себе позволить в последующем траты на поездку. А тут…

— Пап, ты чего застыл?

Сын просунул голову ко мне на балкон, заглядывая через плечо в монитор ноутбука. Я машинально вытащил сигарету, собираясь закурить, но тут же вновь засунул её в пачку — супруга очень не любила, когда я курил в комнате. И поэтому такое проделывалось изредка, когда она уходила на свою работу.

— Да, письмо прислали. Приглашают на встречу.

— Кто?

Вовка всегда был любопытным, хотя умел держать язык за зубами, когда нужно.

— Друзья. Приглашают на встречу.

Ещё раз взглянул на дату — совсем свежее. Буквально неделю назад получил. Махнул рукой парню:

— Ладно. Я тут чуть ещё пообщаюсь, и лягу спать. На завтра дел полно.

Сын кивнул в знак согласия, затем ушёл. Напялив на шею наушники — на уши не любил, сильно давили, вошёл в скайп. Наш чат всё ещё существовал, и, к моем удивлению, в нём было достаточно народу, несмотря на поздний час. После приветствия и как только схлынули поздравления с удачным возвращением, я поинтересовался, что произошло. Никто ничего не знал, но в личку мне пришло сообщение от админа с адресом и телефоном, плюс пожелания заткнуться на эту тему. Обижаться я не стал — он всегда был резким парнем, так что за годы совместного сидения в Сети мы уже настолько привыкли к его закидонам, тем более. что после каждого раза тот, остыв, долго извинялся. Подтвердив получение координат, отключился. Действительно пора было спать. Супруга мирно посапывала рядом, я забросив руки за голову, вытянулся рядом. Долго не мог уснуть из-за того, что отвык от тишины, чистого воздуха без гари и копоти, отсутствия монотонной артиллерийской стрельбы… Незаметно для себя, всё-таки задремал. А когда проснулся — жена ушла на работу, оставив записку со списком покупок. Снова включил комп, переписал номер счёта, затем набрал номер, скинутый мне вчера…

— Алло?

— Слушаю.

Я назвал свой ник. В трубке облегчённо вздохнули:

— Ты, Миха?

— Я. Что случилось?

Голос собеседника был бодрым и, к моему величайшему удивлению, весёлым.

— Всё нормально, но мы тут собираемся через месяц…

Он назвал место где-то в карельских лесах. Затем пояснил:

— Я тебе скину карту для навигатора, так что доедешь. И…

После почти незаметной паузы, добавил:

— Проторчим там неделю. Рыбалка, охота, палатки. Правда, с удобствами. Так что бери с свою семью…

То, что я удивился, мягко сказано…

— Ну и прихвати с собой, по возможности, рабочий инструмент. Может, придётся помочь в обустройстве лагеря.

— Да без проблем. Знаешь, как руки соскучились…

Мишка хихикнул:

— По обеим специальностям. И, желательно, по максимуму.

Щёлк! Я насторожился:

— А семью зачем?

— Там узнаешь. Но бери обязательно.

С этими словами мой собеседник отключился. Резко, как всегда. Я задумчиво взглянул на старую «трубу» которую вертел в руках, убрал её в чехол на поясе. Однако… Подошёл к окну, взглянул во двор — моя машина стояла на месте. Из своей комнаты высунулся всколоченный со сна сын.

— А, Вов. Ты вовремя. Тачка на ходу?

— Неделю назад заводили. Гоняли аккумулятор, вроде заводиться без проблем.

— Хорошо. Я — по магазинам, и, желательно, ты вместе со мной.

Парень махнул рукой:

— Сейчас. Только умоюсь, да побреюсь.

— Давай. А я себе кофейку сварганю…

Со вчерашнего праздничного ужина в честь возвращения главы семьи осталось много чего, поэтому готовить не пришлось. Вскоре ко мне присоединился и сын. Мы молча позавтракали, затем спустились во двор. Машина была покрыта толстым слоем пыли, но это ерунда. Главное, как движок и ходовая. К моему удивлению, изделие вражеского автопрома заработало безупречно. «Чек» не горел, бензина хватало, почти четверть бака.

— Поехали.

Пристегнул ремень безопасности. Вовка плюхнулся рядом, взмолился:

— Только музыку не включай.

Я усмехнулся — мои вкусы трудно назвать нормальными: либо древний, забытый рок, либо сущая экзотика — Корея и Япония… Быстро закупились в торговом центре за городом, забили багажник и заднее сиденье до отказа. Прикинул время — успеваем.

— Сейчас в банк заскочим. Надо денежку получить…

Сын с завистью взглянул на меня — с его хроническим безденежьем… К моему удивлению, мы успели, и кассир, едва я назвал шифр и предъявил паспорт, без вопросов отстегнула мне довольно увесистую сумму, едва ли не больше, чем я привёз с собой. С чего это вдруг Серый забогател?! Едва я вышел из банка и уселся на водительское место, как зазвонил сотовый, удивлённо взглянул на номер, состоящий едва ли не из двадцати цифр.

— Алло?

— Миха, ты?

— Серый?

— Бабки ты получил, мне СМСка пришла. Так что бери ноги в руки, и вперёд. Ждём тебя не позже, чем через неделю в условленном месте. С собой бери как можно больше всего — жрачку, принадлежности для жизни в лесу, купи генератор киловатт на восемь, и, желательно, возьми прицеп к машине. Побольше инструмента по своей второй специальности, вместе с расходниками…

Я насторожился:

— Как много?

— Чем больше. тем лучше. По максимуму.

— Лады.

— И давай, не задерживайся. Забирай всех свих обязательно. Второй такой встречи уже не будет. Считай, только тебя и ждём…

Я задумчиво выбросил окурок в окно, привод взвыл, закрывая тонированное стекло.

— Что, пап?

— Ты сейчас чем занимаешься?

Вовка пожал плечами:

— Да, собственно говоря, ничем. Нашу контору закрыли два дня назад. Без работы снова.

— Это есть гут.

Сын удивлённо взглянул на меня. Я пояснил:

— Нас приглашают на встречу.

Похлопал по груди, где в кармане лежала толстая пачка купюр.

— Даже деньги на проезд прислали.

— Меня тоже?

— Всех. И мать, и сестру. В Карелию поедем. Так что сейчас прокатимся до её работы, пусть берёт отпуск на неделю. А дочку утром известим, как со службы придёт.

Вовка расплылся в улыбке.

— Хоть раз всей семьёй съездим…

Я кивнул в знак согласия. Предстояло ещё не мало дел, которые заняли у нас оставшееся время. Прежде всего, уломал половину, чтобы та написала заявление на отпуск. Пришлось самому пробиться к их начальству и намекнуть на то, что я соскучился по своей жене после возвращения из командировки, посему им следует отпустить её по просьбе мужа. Там поскрипели, но «телегу» подписали. Жена осталась дорабатывать, а я рванул к своему старому другу, с которым мы раньше вместе работали. Сашка оказался на месте, отдыхал после смены. После приветствий и рукопожатий, он ввёл меня в курс дел, творящихся на старой фирме, а поинтересовался, где что лучше купить. «Барон», так его прозвали с моей лёгкий руки, всегда был в курсе всего в округе, и быстро выдал свои рекомендации, правда. отсоветовав мне покупать генератор. По его словам, они с ребятами собрали стокиловатник, восстановив брошенный на стройке. По габаритам он влезал в стандартный двухосный «Тоннар», который я мог легко утащить своим чудом америкосовского автопрома. И просил он за него сущие пустяки. По старой дружбе. Покончив с этим делом, мы помчались домой, выгрузили покупки и рванул за прицепом, что заняло у нас часа два. Потому что пришлось ехать за город. Заодно по пути купили кое-чего из необходимого — большую утеплённую палатку, надувные кровати, туристическую одежду, продукты, словом, всё необходимое для поездки на природу на неделю. Даже портативный душ. Денег Серый подогнал очень много… Вернувшись домой, я съездил за женой. Насупленный вид не обещал ничего хорошего — судя по всему, мой визит к их руководству вывел супругу из себя. Но всё же конфликт удалось погасить, и она с головой окунулась в сборы. Мы же с сыном занялись машиной — требовалось всё проверить для дальней дороги, ну и смотаться за генератором. Тот был не новым, но очень даже в приличном состоянии. С помощью чьей то матери и прочих поддерживающих дух и тело словечек при помощи талей мы затащили его на сразу просевший прицеп, вернулись домой. Оставалось последнее — расходные материалы и инструменты по моей второй, и сейчас основной специальности. Пришлось снова ехать, на ночь глядя далеко за город. Остановились на обочине в условленном месте, посигналили фонариком. Нам ответили. Съехав по едва видимой во тьме дороге, проехали с полкилометра, став под сенью могучих елей. Оставалось ждать. Недолго. Минут пятнадцать. Через условленное время подъехал пошарпанный «патриот», и оттуда вылез Посредник, в своё время устроивший меня на «работу». Получив деньги, он кивнул, открыв багажник, и мы с сыном приступили к работе. Длинный ящик с «калашами» 7, 62. Мелкий калибр я не любил ещё с армии. Заботливо укутанная в промасленные тряпки СВД без прицела. Небольшой ящик с югославскими «ТТ», два полных цинка патронов к ним, здоровый ящик с патронами для автоматов, укупорка с гранатами. Отдельно — один «Шмель». Словом, денег едва-едва хватило, чтобы расплатиться. Но я не унывал: на дорогу туда и обратно было, а в Карелии, судя по всему, затевалось что-то очень интересное. В подарок Посредник, высокий, молчаливый мужчина с совершенно седыми волосами протянул мне аккуратно сложенные «Визит 2 м».

— В подарок.

Первые слова произнесённые им за всё время. Сын, ошарашенно помогавший грузить машину, взглянул на меня. Я кивнул в ответ.

— Будет нужно — обращайся.

«Патриот» заурчал и тронулся с места.

— Уходим.

Хотя репутация у продавца была железобетонной, остеречься всё же стоило… Но всё прошло без приключений, и наш груз был тщательно запрятан среди груды покупок и вещей. Сын остался ночевать в прицепе, на всякий пожарный, ну а я вернулся домой. Мы могли выезжать хоть утром, но нужно было дождаться дочь… Та вернулась вовремя, без задержек, и даже успела договориться о подмене на пару смен, поскольку сын умудрился переговорить с ней по телефону, пока я утрясал все неожиданно возникающие, как всегда, вопросы. Она тоже была искренне рада тому, что впервые за многие годы мы выбираемся отдохнуть. Откровенно говоря, в последнее время мало кто мог себе позволить выехать н что что за границу, а вообще куда-либо. Поскольку такая поездка могла оказаться не только последней в жизни вообще, но и просто не по карману простому человеку. Как правило, народ в стране давно уже жил от зарплаты до зарплаты… Так что позавтракав, приняв напоследок цивилизованный душ, к обеду мы уже выехали в назначенное мне место. Возле Питера дочка сменила меня за рулём, выспавшись на заднем сиденье, и без остановок мы проследовали дальше. В душе я опасался, что она будет лихачить, но та вела себя образцово, поскольку тяжёлый, гружёный на пределе собственной выносливости прицеп сдерживал её душевные порывы утопить педаль газа ниже уровня полика. Пара остановок работниками ГИБДД прошла без эксцессов. Провинциальных мастеров машинного доения до смерти напугали столичные полицейские корочки, небрежно продемонстрированные дочей, и поскольку связь у тех была, и, как ни странно, даже функционировала, то дальнейший путь пролегал вообще без приключений. Ровно через сутки мы оказались в указанном районе, и я, наконец, включил навигатор. К удивлению, оказалось, что мы почти на месте. Лесная дорога тоже нашлась без длительных поисков, и даже оказалась довольно ухоженной. Так что уже через час мы въезжали в… Как бы сказать лучше — лагерь. Самый настоящий лесной лагерь. К моему огромному удивлению, народа в нём оказалось очень много. Человек семьдесят, а то и больше. Все — старые знакомые. По Сети, разумеется. Кое-кого я видел в первый раз, это были знакомые знакомых. Серый, или Сергей, как его звали по настоящему, ждал меня с нетерпением, и приветствовал меня следующими словами:

— Ну, как? Удачно?

Я показал большим пальцем поднятой к плечу руки назад, где возле машины разминали ноги члены моей семьи, с любопытством рассматривающие стройные ряды стандартных армейских палаток, выстроившиеся на пологом берегу небольшого озерца с чёрной, типичной для Карелии водой.

— Как видишь. Только с генератором не так получилось.

Сергей насторожился:

— Денег не хватило? Странно…

— Да нет. Решил «десятку» не брать. Предложил по знакомству пятисоткиловаттник. Его и приволок. В прицепе впереди стоит. Только он тяжёлый, зараза. Надо будет помочь. На солярке пашет.

Он расплылся в широченной, на все тридцать два зуба, улыбке:

— Вот же! Ты так не пугай! А что такой добыл — вообще замечательно! Я голову ломал, где бы помощней агрегат взять, а ты, раз, и расстарался. Молоток, как чувствовал!

Набрал в грудь воздуха, потому что было заметно сразу — волновался он не на шутку.

— А с остальным как?

— Четыре калаша, патроны, СВД, «ТТ» пара, шесть гранат. Ещё один «Шмель».

У него даже кончик носа побелел:

— А ещё достать можешь?

Я пожал плечами:

— Без проблем. Были бы деньги…

— Бабки будут. Сколько понадобится. Но надо много. Чем больше, тем лучше.

Я нахмурился:

— Ты что, восстание решил поднять? Запасаешься? Или что по своим каналам узнал?

Он махнул рукой:

— Плюнь и забудь! Ничего подобного даже близко в мыслях нет! Тут дела куда серьёзнее завариваются. Услышишь — не поверишь! Кстати… Кого с собой привёз?

Я снова пожал плечами:

— Да как сказано, домашних. Сын да дочка. Ну и жена, естественно.

— Хорошо.

Чуть прищурил глаза за стёклами тонированных очков, поскольку носил только такие — когда-то спалил глаза сваркой, с тех пор они не выдерживали сильного света.

— А ещё есть надёжные люди?

— Смотря для чего. И кто именно нужен?

— Самые обычные. Рабочие, желательно специалисты, но честные. Кто умеет именно работать, а не деньги сшибать. Лучше, конечно, семейные. Ну и те, кто знает, что делать с оружием, когда оно есть. В руках.

Я снова насторожился:

— Ты лучше скажи, зачем тебе это? Раз восстание отпадает, получается, что ты чего-то пронюхал, и надеешься отсидеться здесь, в глуши. А судя по тому, что торопил — всё это, Большой П, случится со дня на день…

Серый опять махнул рукой:

— Глупости мелешь. Но кое в чём прав. Только будет не большой «П», а маленький «И».

— Что за «И»?

Он усмехнулся, уселся на пластиковый стул, показал мне рукой на стоящую напротив лавку:

— Ты бы присел. А то мало ли…

У меня зашевелились нехорошие предчувствия, но совету я последовал…

— Короче, Миха, решили мы уйти. Далеко. Где до нас никому не дотянуться. Но места там, прямо скажу, суровые. И люди, которые умеют что-то делать своими руками, нужны позарез. Пока собираем тех, кого знаем, и в ком уверены. Добываем, где можем, стволы и боезапас, кое-какую технику и оборудование. Словом, тебя тоже приглашаем, и твоих. Сразу говорю — легко не будет. Так что решай. Пока всё, что могу сказать.

…Уходить? Куда? В карельскую глушь? Глупо. Народ мы уже разбалованный цивилизацией. Да и Серёга на организатора новой секты не слишком похож. Он, скорее, вожак партизанского отряда. Впрочем, как и все мы. Не случайно уже столько лет общаемся, отметаем лишних. Костяк — восемь человек. Остальные пришли позже. Но им мы тоже доверяем. А за столько лет и общения, и личных встреч, узнали друг друга очень хорошо. И в глупостях я никогда не мог заподозрить никого из них. Тем более, Серого.

— Ты чего-то темнишь, старый. Давай, конкретнее.

— Конкретнее — вечером. Когда ребята вернуться оттуда. А пока — занимай палатку, размещай своих, знакомься. Ну и подумай над моими словами насчёт людей и оружия. Чем больше — тем лучше. Но и люди должны быть надёжными…

— Насчёт первого проблем нет, я уже сказал — всё упирается в деньги. А вот по поводу второго, Сергей, так скажу: не знаю, что ты затеваешь, но в аферах я не участвую. И никого из своих за собой не потащу. Не нравиться — сейчас выгружу всё, что купил для тебя, переночую, отдохну до утра, и назад. И разойдёмся, как в море корабли.

Сергей улыбнулся:

— Думаешь, мне крышу снесло? Ошибаешься. Тут, геноссе, такие дела завариваются…

Он подмигнул.

— Куда там всем в попудайцам и менагерам в голову придёт! Куда круче, и на самом деле!

— Что?!

…Собственно говоря, сошлась наша компания в Сети на одной вещи. Конкретно — на острой нелюбви к тому мутному валу всевозможных, так называемых «попаданцев», крутых до невозможности мужчин и женщин, смотрящих на читателя со обложек многочисленных дешёвых романов. Нет, скажу сразу, и среди них попадались, прошу прощения, за тавтологию, нормальные вещи, но их было одна на тысячу, если не больше, в сплошном потоке поделок графоманов. Особенно отличалось одно издательство, поднимавшее на этой мути неплохие деньги. Что поделать, наша страна проиграла. И даже если вам ежедневно, еженощно и ежечасно внушают, что всё не так. На самом деле вы, граждане бывшей великой Державы, получили свободу, и должны радоваться победе оголтелого, не знающего никаких ограничений дикого капитализма, не признающего никаких моральных ограничений. А то, что вас, извините, теперь считают быдлом — так это всё ерунда. И что вы дохнете от отравленных продуктов, а бесплатная медицина и образование отправились на дно Мирового океана, и что вашей зарплаты теперь хватает только на то, чтобы дышать, а не есть — всего лишь вина почившей страны, потому что они построили слишком мало, и непрочно. А что с тех времён прошло уже пятьдесят с лишним лет, и всё ещё держится и работает — об этом как-то умалчивается… Словом, стало как в анекдоте, когда жулика спрашивают, куда он дел уворованные у народа пять миллиардов. А тот отвечает, что у народа он не взял ни копейки, потому что у нищего народа просто не может быть таких денег, и, следовательно, обвинения беспочвенны. Короче, граждане нынешнего обрубка от великой державы подсознательно чувствовали проигрыш и обиду за обман, и потому эти, так называемые романы про попаданцев пользовались определённым успехом. А дельцы набивали себе карманы…

Серый махнул рукой:

— Не буду тебя убеждать — скоро сам всё увидишь. Тут должны ещё двое подъехать наших, сразу всё и покажу, чтобы не повторять по десять раз. Пока — выбирай себе палатку, пустых много, устраивайся, отдыхай. Только покажи, где твоё семейное, а где общее, и до вечера свободен.

Кинул взгляд на большой китайский будильник на батарейках, висящий на стене, добавил:

— Обед у нас через час. А ужин — в семь вечера. Повара наняты их местных, так что при них особо не распространяйся. Персонал уходит домой после двадцати часов, так что тогда и встретимся.

Он подмигнул, хлопнул меня по плечу и проводил к двери палатки, сам откинул полог, выпуская на улицу. А когда я сделал первый шаг к машине, где меня по прежнему терпеливо ожидала семья, едва слышно добавил:

— Такой шанс не каждому выдаётся, Миха, и раз в жизни. Так что подожди до вечера. Обещаю — не пожалеешь.

Я просто пожал плечами в ответ на его слова, уже жалея в душе, что согласился сюда приехать. Никогда не думал, что у Серго снесёт крышу. Хотя… Кто знает. И откуда деньги на всё это? Он — скромный системный администратор. Марк — МЧСник, и зарплата у него тоже. Не густая. Остальные — богатых среди нас не было. Все — так называемый рабочий класс. Ни менеджеров высшего звена, ни начальников отделов или директоров предприятий среди нас не было. Так что… На провокацию не тянуло — не те мы люди, чтобы ради нас выкладывать сумасшедшие, по нашим меркам, деньги. Так, мелочь, не стоящая внимания. Иначе бы нас давно уже упекли далеко и надолго… Так. Выпускают люди пар в Сети, и достаточно. Убивать полицаев не пойдут, восстание поднимать не станут. Так что пусть себе занимаются кухонной оппозицией…


Пролог | Исход (СИ) | Глава 2