home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


  Глава 39

  То, что эта территория обитаема, нам дали понять недвусмысленно примерно через три с половиной часа неторопливого хода. К этому моменту мы уже вошли в бухту с тропической растительностью по берегам. И снова тревогу поднял Сарат:

  - Множественные контакты, весельные, азимут девяносто восемь. Тип кораблей различить не могу.

  Кажется, шутки кончились, даже не начавшись. Мы это поняли одновременно со всем командным составом. Последовала команда капитана:

  - Боевая тревога! Ход убавить до восьми!

  Еще через час лодки можно было разглядеть в бинокль. Двадцать штук, примерно десять гребцов на каждой. Тут уже мне пришлось вставить политически корректные уточнения:

  - Сарат, командуй Вахану не стрелять непосредственно по лодкам. Пусть даст предупредительный огонь впереди.

  Уже были слышны крики с лодок. Судя по интонациям, это были не 'Мир, дружба, водка!', а нечто более милитаристское, но разобрать слов я не мог.

  Флотилия приближалась. Между делом капитан послал лотовых на нос, но глубины были порядочные.

  Вахан был комендором. При производстве его в этот чин я отметил, что ему разрешается открывать огонь по собственному разумению, пока и поскольку это не запрещено приказом командования. Он это и сделал, в очередной раз подтвердив свои способности.

  Снаряды он положил не так уж близко к лодкам - до них было около сотни метров. Три водяных столба, каждый выше нашего 'Альбатроса', взлетели вверх со внушающим уважением громом. На месте командира лодочной флотилии я бы крепко задумался.

  Видимо, это он и сделал. Лодки стали поворачиваться бортом к нашему кораблю.

  В отсутствие приказа не стрелять Вахан решил пугнуть противников еще раз, но огонь велся совершенно иначе. Одиночные выстрелы, очень хорошо нацеленные: не прямо в лодки, но весьма близко. Мне показалось, что одна из них хорошо черпанула бортом. Как бы то ни было, предупреждение возымело действие: эскадра на этот раз сделала поворот на восемь румбов к северу 'все вдруг'.

  Исходя из действий местных, я уже составил наметки плана, но хорошо бы его обсудить.

  - Сарат, спроси у капитана: можно ли здесь стать на якорь?

  - Он говорит, что сам хотел это предложить.

  Все ясно, Дофет тоже считает, что надо обсудить план действий.

  - Тогда зови сюда капитана, Тарека, ну и сам приходи.

  Спустя короткое время все собрались на баке.

  - Даю вводную, ребята. Мы с нашим оружием, конечно, могли бы устроить тут...

  В моем словаре отсутствовало слово 'погром'.

  - ...зрелище со взрывами, но именно этого хочу избежать. Убежден, что мы можем добиться много большего мирными методами. Остался пустяк: убедить местных, что торговля выгодней попыток отобрать все за так. Ваши мнения? Сарат?

  - Для начала хорошо бы узнать, каким языком тут пользуются. Для этого нужен местный представитель, желательно с высоким интеллектом. Получить от него знания языка - задача на уровне магистра. А я все же маг разума повыше бакалавра. Полного знания мне не достичь, но на уровне, позволяющем объясниться - вполне. А потом отпустить этого человека с посланием: мы, мол, люди мирные, взрывы устраиваем только в случае нападения, а так с нами можно меняться товарами. Но тут еще интересный факт.

  Ораторская пауза совершенно лишняя, мы и так слушаем внимательно.

  - До сих пор никто не пытался использовать против нас магию. Почему?

  Вопрос риторический. Никто из присутствующих ответа не имеет.

  - Твое мнение понятно. Тарек?

  - Я сейчас думаю, как офицер. Попытка инициировать сражение явно провалилась. Мы сейчас стоим на якоре и никуда не двигаемся. Противник понял, что в светлое время суток мы без труда разнесем их лодки, но может повторить нападение ночью. Отметь, командир: луна...

  Вообще-то у планеты было два спутника, но второй практически света не давал, а первый светил не хуже Луны в моем прежнем мире. Тарек его и имел в виду.

  - ...будет нас подсвечивать. Поэтому лодки можно и проглядеть. Особенно если они зайдут не по лунной дорожке. Так что надо быть готовым. Уж макустик их не пропустит. На этот раз я бы порекомендовал стрелять - для начала - парой снарядов, но на поражение. А если они не сообразят удрать - тем хуже для них. Между прочим, это даст нам возможность взять 'языка'.

  - Понятно. Дофет, что скажешь?

  - Согласен со сказанным, но кое-что добавлю. Во-первых, даже ночью нельзя подпускать никого близко. То, что они не пустили в ход магию, еще не значит, что они ей не пользуются вообще. Стрелять с пятисот ярдов, вот что я бы рекомендовал. Во-вторых...

  Капитан чуть прищурился.

  - ...судя по тому, что лодки шли из глубины бухты, их дома там и находятся. Возможно, стоит снять с якоря (после рассвета, конечно) и переместиться поближе к их жилищам.

  - Они воспримут это как угрозу.

  - И пусть. Но тем самым мы дадим понять, что не боимся.

  - Резонно. И последнее: дать отдохнуть людям прямо сейчас. Ночью, возможно, спать не придется. И есть еще кое-что: возможно, язык противника родственен южному диалекту. В случае захвата пленного пусть третий помощник присутствует на допросе. Если у нас будет переводчик, тебе меньше труда.

  Сарат в задумчивости пригладил бородку.

  - Пожалуй, что так.

  - Другие соображения? Возражения? Нет? Тогда, ребята, отдыхайте, а с наступлением темноты чтоб были в полной боевой. А, вот дополнительное дело. Сарат, достань все фонари, что мы взяли с собой. Сразу не включать, задействуйте их лишь после очереди гранатомета. Дополнительный фактор для взятия на испуг.

  Разумеется, магические шумы отслеживались непрерывно. Но ничего из ряда вон происходящего не фиксировалось (шумы от одиночной весельной лодки не в счет).

  С наступлением темноты меня за малым не пробили слезы умиления. Это был тот редчайший случай, когда события развивались именно так, как мы предвидели.

  - Контакт... слабый... множественный... лодки под веслами... точно сосчитать пока нельзя...

  Корабль стал потихоньку набирать ход. Пока матросы очищали якорный трос и сам якорь от всякой налипшей гадости, Вахан взялся за крупнокалиберный гранатомет: только он имел самонаведение.

  Несколько раз мне казалось, что я вижу чуть заметные черточки на воде, но уверенности в том не было. Лишь голос Сарата из полной темноты отсчитывал:

  - Дистанция полторы мили... темп увеличился... ровно миля... восемьсот ярдов... комендор, товсь!

  Команда была лишней: наша артиллерия и без того находилась в полной готовности. Но на этот открывать огонь без приказа капитана было запрещено.

  - Огонь!!

  Гранатомет работал, как всегда, с легкими хлопками. Но в отдалении дважды внушительно громыхнуло. Даже на расстоянии послышались нечленораздельные крики. Из амбушюра снова послышался голос нашего главного макустика:

  - Шум другой, нет равномерной гребли...

  Это и понятно: в темноте гребцы спешно табанят, пытаясь развернуть лодки.

  Стоп, уже не в темноте. Зажигаются наши 'прожектора'; это очень мощные по здешним понятиям фонари с узким пучком. В полном соответствии с предсказанным сценарием: лодки уже развернулись, но еще не набрали скорость. Но нас они и не интересуют. Хотя нет, одна из лодок явно отстает. Пробоина? Убыль в гребцах? Если кто из них вылетел за борт, нам того и надо.

  Сарат продолжал причитать:

  - Сигнал от гребли, уменьшается. Лодки явно уходят. Еще сигнал, одиночный, нестандартный. Пловец, что ли? Азимут единица, дистанцию оценить не могу.

  Капитан приказал дать ход в этом направлении, а все, у кого были фонари, деятельно обшаривали лучами поверхность моря. К счастью, был штиль.

  - Вот он!

  И вправду пловец. Поддерживает себя на поверхности чем-то деревянным - весло это, что ли? Работает лишь одной рукой.

  Не прошло и десяти минут, как бывшего гребца выловили. Но подходить к пленному я не стал, доверив допрос ребятам.


* * * | Враг стабильности | * * *