home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Благородный муж и поражение

28 октября 1903 г. Атлантис

Судя по звукам, тележка катилась по оживленной улице. К принцу подходили, спрашивали, что стряслось. Он всем отвечал: беда, некто Пит Булль, из новеньких, стал жертвой несчастного случая. Был голодный, откусывал слишком большие куски и подавился. Не в то горло попало. Такая нелепая трагедия! Вот, хочу сам оказать бедняге последние почести.

Эраст Петрович лежал, стиснув зубы. Он был в этом чуждом мире один, побежденный и униженный. Торжествующий враг глумился над его еще живым, но недвижным телом.

Давно известная истина: на свете нет ничего хуже поражения. Особенно, если ты не пал, сражаясь, а угодил в плен и вынужден видеть, как ликует победоносное Зло.

На помощь, как обычно, пришла мудрость древних. Много веков назад, еще на заре мысли и самых первых представлений о человеческом достоинстве, была сформулирована, вероятно, самая лучшая из максим: «Благородный муж терпит поражение, только если перестает быть благородным мужем».

Значит, я не побежден, сказал себе Фандорин, и на душе стало спокойно. Эраст Петрович приказал телу расслабиться, рассудку отключиться, отдался мерному покачиванию каталки. В следующую минуту он уже крепко спал и видел приятный сон: будто Маса жив, и они рубятся бамбуковыми мечами.

Когда покачивание прекратилось, оборвался и сон – на самом обидном месте. Эраст Петрович как раз нанес оппоненту четвертый юко-датоцу, до победы оставалось совсем чуть-чуть. Обычно они бились до счета «пять».


Планета Вода (сборник с иллюстрациями)

Ничего, скоро продолжим, утешил себя Фандорин, пытаясь понять, куда его привезли. Вероятно, меня быстро отправят туда, где сейчас Маса.

Шум города исчез. Было тихо.

Звук шагов.

Простыня соскользнула с лица пленника.

– Это мой дом, – сказал Наполеон. – Мы в кабинете. Никто из посторонних попасть сюда не может.

Лицо его было серьезным – ни глумливости, ни торжества.

– Хочу вам кое-что показать. Смотрите.

Эраст Петрович повернул голову, чтобы взглядом проследить за принцем.

Кабинет как кабинет: письменный стол, полки с папками и книгами, два портрета – молодой Бонапарт надевает на голову императорскую корону, иссохший Бонапарт лежит в гробу. Потолок прозрачный, там мерцает черная ночная вода, какая-то морская тварь посверкивает фосфоресцирующими глазами – пялится вниз, на освещенное, недоступное пространство.

Принц взялся за картину с усопшим родственником, чуть нажал на нее. Картина оказалась закрепленной на толстой стальной дверце.

– Вы хотели узнать, как можно уничтожить Атлантис одним ударом? – Наполеон обернулся к Фандорину. – Взорвать город нельзя. Но один поворот вот этого красного рычага – и включится механизм разгерметизации, остановить которую уже невозможно. Эта мера предосторожности на случай, если мой город подвергнется внезапному нападению и возникнет угроза оккупации. Я не оставлю великим державам своих секретов. Тупоумные пигмеи, правящие миром, испоганят океан точно так же, как они испоганили землю. Смотрите: всего одно движение. Стеклянный купол начнет медленно расходиться по швам. Включится эвакуационная сирена. Хлынет вода. Через двадцать минут здесь будет царствовать море. Я, конечно, останусь в Атлантисе. У меня хватит времени выкурить сигару и выпить бокал вот этого вина. – Он показал пузатую бутылку темного стекла. – Урожай 1815 года – года, погубившего моего великого предка. Наполеон Первый умер на острове Святой Елены, Наполеон Четвертый окончит свой путь на острове Святого Константина. Вы знаете, что святая Елена – мать императора Константина?

– Зачем всё это? – спросил Эраст Петрович. – Зачем вы меня сюда привезли? Зачем показываете красный рычаг? Упиваетесь моим бессилием? «Близок локоть, да не укусишь»?

– Как плохо вы меня понимаете, – вздохнул принц, запирая сейф. – Хотя в досье написано, что вы сыщик психологической школы…

Он подошел к каталке, сел в ногах у Фандорина.

– Я раскрываю перед вами свой самый большой секрет. Я доверяюсь вам, подставляю свое незащищенное сердце. Потому что знаю вашу породу. Она – самая лучшая на свете. Вы не Финч. Вы никогда не предадите того, кто перед вами раскрылся. И если скажете: «Наполеон, я с тобой», от своего слова не отступитесь. Давайте сделаем это вместе, Фандорин. Давайте преобразим планету. Дадим людям шанс превратиться из жвачных животных – в людей. Я не маньяк, которому нужна власть над миром. Я действительно хочу сделать его лучше. И знаю как. Нужно всего лишь устранить необязательные и вредные трения между народами, чтобы энергия человечества не расходовалась попусту. Пришло время собирать камни, хватит их разбрасывать. Если мир станет единым, он начнет развиваться с удвоенной, нет – удесятеренной скоростью… Я вычитал в вашем досье, что это, оказывается, вы когда-то разрушили организацию «Азазель», ставившую перед собой примерно такую же цель. Но вы тогда были совсем молоды. Скажите, неужто за минувшие годы вы не пожалели о том, что помешали тому великому замыслу осуществиться? Разве вы не задавали себе этот вопрос: «Не ошибся ли я?»

– Задавал, – неохотно признал Эраст Петрович, для которого эти воспоминания были мучительны.

– Вот видите! Судьба дает вам второй шанс. Это редко бывает! Мой путь прямее и короче, чем был у «Азазеля». До победы всего несколько месяцев – это все равно что одно мгновение. Я бы доверил вам руководство департаментом «Глаза». В моей империи важность этого ведомства возрастет необычайно. Генерал для этой роли не подходит – он прекрасный исполнитель, но не более. Сам ведь я буду находится в Атлантисе, но наверху мне нужен соратник, который сможет вовремя увидеть и предотвратить любую угрозу. Я долго искал такого человека и вот наконец нашел. Просто скажите «да», мне будет этого достаточно. Я немедленно освобожу вас, мы пожмем друг другу руки и снова перейдем на «ты».

– А если я скажу «нет», вы меня прикончите, так? – мрачно усмехнулся Фандорин.

Принц нетерпеливо дернул плечом:

– Какое это имеет значение? Вы ведь не боитесь. Угроза смерти никак не повлияла бы на ваше решение. Если вы, большой человек, хотите совершить большое дело, ваше место рядом со мной. Итак одно слово: да или нет?

– Нет.

– Но почему?! – воскликнул принц, по-видимому, никак не ожидавший такого ответа. – Я не понимаю. Объясните!

– Мир не должен быть единым. Он не может управляться одной волей, из единого центра. Он живой, понимаете? Противоречия и разнонаправленные движения, конфликты интересов необходимы для роста и развития. Вы в своем океаническом б-бонапартизме ничем не отличаетесь от коммунистов, которые тоже хотят всем управлять и всё планировать. Ничего из этого не выйдет. Помогать всему полезному и мешать всему опасному можно. Но всё контролировать нельзя. Разве что при помощи тотального принуждения и страха. Однако это конструкция непрочная и недолговечная. Вы разгромите великие державы, подчините себе правительства всего мира, а потом будете сидеть под водой, в столице своей «планеты Вода», а планета Земля будет вас бояться и ненавидеть. Никого нельзя облагодетельствовать насильно. Такие дары будут восприниматься как агрессия и отторгаться. Возникнет сопротивление, появятся смелые люди, еще предприимчивей и изобретательнее вас. Они скинут ваше п-подводное иго. Это раз.

– Мне есть что на это возразить, но продолжайте, – молвил Наполеон. Он глядел исподлобья, сложив руки на груди, и был сейчас поразительно похож на Корсиканца.

– Кроме того, вы ничего не понимаете в людях. Не вам решать, кто большой человек, а кто маленький. Сама такая постановка вопроса – ужасная пошлость.

– Пошлость? – не обиделся, а удивился принц. – Вы находите меня пошлым?

– Да. Вся ваша философия, все ваши фантазии – набор пошлостей и штампов. Какие-то объедки ницшеанства. Но герра Ницше стошнило бы от вашей риторики. Чего стоят одни названия! «Атлантис», «Амфибия», «Глаза-Руки», «братья», квартал «Сан-Суси» с борделем «Афродита». Просто букет банальностей. Представляю, каким кошмаром безвкусия станет ваша империя. Это вторая причина, по которой я говорю «нет». Эстетическая.

– Я понимаю: вы хотите меня оскорбить. Но не понимаю почему, – сказал Наполеон. Кажется, он действительно был задет.

– Потому что вы убили моего единственного д-друга, – тихо, уже не сдерживая ярости, произнес Эраст Петрович. – И это третья причина, самая главная из всех, потому что главные причины всегда личные.

– Я убил вашего друга? Когда? – Принц наморщил лоб. – Погодите-погодите… В досье написано, что у вас есть постоянный помощник, японец… Не помню имени… Так вот оно что! Субмарина интересной формы, которую несколько дней назад потопила патрульная лодка, была ваша? И косоглазый, что находился в ней – ваш помощник?

– Он не косоглазый! Это вы косоумный! Весь ваш ум сикось-накось!

Эраст Петрович задыхался от бешенства. Вести себя с благородной сдержанностью, как предписывает кодекс благородного мужа, никак не получалось. Тяжелая все-таки штука – поражение.

– Как вы можете пользоваться услугами гнусного маньяка? Англичане хотя бы делали вид, что не замечают милых шалостей Кранка, что, конечно, тоже г-гнусно. Но вы – вы поставляете ему жертв. И кого! Больных детей? Если вы думали, что я могу иметь с вами что-то общее, вы просто сумасшедший!

– Да, тут вы правы, – вздохнул Наполеон. – Профессор Кранк безусловно урод. Однако на людей вы смотрите через розовые очки. В этом ваша главная ошибка. Для вас Человек – это фетиш, некая безусловная ценность. Да только глупости это. Чепуха, выдуманная гуманистами. Человек рождается на свет никчемным сгустком материи. Станет этот кусок мяса личностью или нет, определит жизнь. Подавляющее большинство не становится. А Кранк – как цирковой тигр. Для того чтобы он прыгал через огненные кольца, приходится кормить его кусками сырого мясом с кровью. Когда профессор сталкивается с какой-нибудь неразрешимой проблемой, он начинает сходить с ума. Ему нужен эмоциональный толчок. И тогда он выпускает кровь из очередной фарфорово-хрустальной девочки. Глядя, как ее сон переходит в смерть, Кранк заряжается творческой энергией. Такое уж у него топливо, и ничего с этим не поделаешь. Он – чудовище, но очень полезное.

– Вы хуже Кранка, – устало сказал Эраст Петрович, сам понимая бессмысленность беседы. – И все вы таковы, спасители мира. Вы спросили, жалею ли я, что помог разрушить тайную организацию «Азазель», которая, по вашим словам, стремилась к великой цели? Нет, не жалею. Великая цель меняет знак с плюса на минус, когда для ее осуществления требуются полезные чудовища. И хватит этих прописей. Катитесь к черту, Наполеон номер четыре.

Он закрыл глаза и стал мысленно перебирать нефритовые четки, чтобы вернуть поколебленную гармонию.

– Очень печально, – вздохнул принц. Вздох действительно был печален. – На свете так мало настоящих людей, что гибель каждого из них – огромная трагедия. Но если враг не хочет становиться другом, ничего не поделаешь. Вы слишком опасны, я не могу оставить вас в живых. Мой великий пращур очень уважал сильных врагов и горевал, когда ему пришлось предать смерти храброго генерала Пишегрю или непримиримого Кадудаля. Первого пришлось удавить в темнице, второго – отправить на эшафот. Но я поступлю с вами вежливее. Можете сами выбрать. Револьвер с одной пулей? Мгновенный яд?


Планета Вода (сборник с иллюстрациями)

Кадудаль дорого продает свою жизнь


Услышав про револьвер, Эраст Петрович оставил гармонию в покое и приподнял голову. Но принц с сожалением покачал головой:

– Нет, оружие исключается. Вас, пожалуй, вообще отстегивать и тем более расковывать не стоит… Что же с вами делать? Не сам же я должен… Мне это как-то и не к лицу. – И принял решение. – Поручу Финчу. Он в таких делах мастер. Скажу, чтобы быстро и без лишних мучений. Прощайте, мистер Фандорин. У вас есть время приготовиться к неизбежному – минут сорок. Я проведу торжественную церемонию и вернусь сюда с новоиспеченным офицером Финчем. Посмотрите на потолок, попрощайтесь с морем. Пусть эта прекрасная картина станет последним, что вы видите в жизни. Посмотрели? Прощайте.

С этими словами он накрыл лежащего простыней.

– Я оставляю вас одного еще и потому, что продолжаю надеяться. Вдруг вы передумаете? Разумеется не ради спасения жизни. Подумайте еще раз. Может быть, проблема не в том, что мир не может быть единым, а в том, что миром до сих неправильно управляли?

Удаляющиеся шаги. Скрип и металлический щелчок. Тишина.

Для очистки совести Эраст Петрович проверил, возможно ли ослабить ремни. Но Финч хорошо знал свое дело. Ремней было три – для груди, для талии и для ног. Держали крепко, не шелохнешься.

Что ж, сорок минут покоя перед уходом – щедрый подарок. Мало кому так везет перед финальным занавесом. Можно приготовиться. Даже сочинить предсмертное стихотворение.

Не сказать, чтобы мысль о расставании с жизнью так уж сильно огорчала Фандорина. Ничего особенно дорогого он в этом мире не оставлял. Конечно, жаль, что не удалось остановить мегаломаньяка. Будет война, будут потрясения. Что ж, от благородного мужа не требуется, чтобы он спас всё сущее. Он лишь обязан сделать то, что мог, а там уж как получится.

Ничего, мир как-нибудь спасет себя сам, он переживал и не такое.

Снова металлический щелчок. Его высочество вернулся?

Но нет. Шагов было не слышно.

Вдруг простыня, словно сама собой, соскользнула с лица Эраста Петровича. Он открыл глаза и увидел перед собой принцессу Кагуяхимэ. Ее хрустальное личико было искажено, в ясных глазах стояли слезы.


* * * | Планета Вода (сборник с иллюстрациями) | * * *



Loading...