home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Вованзухен

Понадобилось не менее получаса, чтобы преодолеть турбуленцию поверхностного слоя души, где гнездятся суетные, недостойные благородного мужа эмоции: отчаяние, слепая ярость, бесплодные сожаления и кровожадные устремления.

Задача была непростая. Гнусный фокус, проделанный убийцей, произвел в верхних слоях фандоринской души настоящее цунами.

Пришлось выбрать глухой, темный двор, где Эраст Петрович подстелил на землю все равно безнадежно испорченное пальто, сел в позу дзадзэн, смежил веки и долго-предолго повторял мантру, пока к взбаламученной душе не вернулся покой, а вслед за этим не прояснился и разум.

«Цукерчек сбежал! Где его теперь искать, непонятно!» Так кричало отчаяние, распаляемое прочими суетными чувствами.

Когда же пришло спокойствие, разум негромко, но веско сказал: «Думай».

И еще, само собой, выплыло смешное идишское слово из лексикона незабвенного рава Шабтая: «вованзухен».

По классификации еврейского сыщика, так называлась самая трудная разновидность «возухена»: когда нужно не только найти место, где укрывается преступник (wo), но и определить, когда именно (wann) он там будет находиться.

Фандорин помассировал виски, заставив себя вспомнить, что говорил Ружевич по телефону неведомому пану Kobaczewski.

Память у Эраста Петровича была тренированная. Вспомнилось – слово в слово.

«Не знаю, но найду… Как-как? Смешно. Тогда я прибуду в качестве скота нечистого… Не беспокойтесь, найду».

Собеседники явно договаривались о встрече. Wo und wann[12], сказано не было. Но, может быть, удастся вычислить?

«Не знаю, но найду». Это, вероятно, ответ на вопрос «Знаете ли вы, где…?» – и дальше имя собственное, скорее всего название улицы, переулка, площади, набережной. Цукерчек уверенно сказал, что найдет. Значит, это нетрудно. Но как искать место тому, кто названия не слышал?

Ладно, пока оставим.

Гораздо перспективнее следующий фрагмент. «Ровно? Как дед Мороз с подарками?» Совершенно очевидно, что речь идет о полуночи.

Превосходно. Проблема wann решена. Сегодня, ровно в двенадцать.

Самое интересное дальше.

«Как-как?» – переспросил Ружевич. И со смешком продолжил: – «Тогда я прибуду в качестве скота нечистого…».


Эраст Петрович быстро поднялся. Отряхнул брюки. Посмотрел на чудесное английское пальто, но подбирать его не стал, лишь поплотнее обмотал вокруг шеи шарф. Фандорин не был таким маньяком чистоплотности, как Цукерчек, но ходить по улицам праздничного города трубочистом позволить себе не мог. Ничего, не так уж холодно. Не Сибирь.

Быстрым, спортивным шагом он дошел до конца Славковской улицы и увидел на углу сияющей огнями площади большую пивную с вывеской «Hawelka».


Планета Вода (сборник с иллюстрациями)

Вошел внутрь. Кельнер так и кинулся ему навстречу. Должно быть, хорошо знал свое дело: сразу оценил покрой пиджака, разглядел жемчужную булавку на галстуке и сверкнувшую золотом запонку. Спросил что-то по-польски, повторил по-немецки: предложил отличный столик в углу, специально зарезервированный для особенных клиентов.

Фандорин звонко впечатал в стойку полуимпериал.

Монета моментально исчезла, накрытая мясистой рукой.

– Что угодно господину? – перешел кельнер на русский – разглядел на золотом кружке царский профиль.

– Как по-польски «ковчег»? – спросил Фандорин. Когда кельнер не понял трудное слово, перевел на немецкий: – «Arche».

– Arka, – спокойно ответил тот, привыкший ко всяким причудам.

– Д-дайте адресную книгу. Где тут раздел ресторанов и увеселительных заведений?

Палец заскользил по мелким строчкам и сразу уперся в название: «Arka Noego».

Все-таки «Ноев ковчег», никуда от него не денешься, поморщился Эраст Петрович, с некоторых пор сильно не полюбивший эту библейскую притчу.

– Червеньская набережная это г-где?

Кельнер посмотрел, куда уперся палец странного, но очень щедрого господина и тоже поморщился.

– Пану не нужна эта дешевая ресторация. Пиво плохое, кормят дрянью. Вся радость что на реке. Оставайтесь лучше у нас. Обслужим, накормим, напоим. Пан останется доволен!

Фандорин посмотрел на часы. До полуночи было еще далеко.

– Поужинаю, пожалуй. Целый день ничего не ел. Что порекомендуете?

– Сегодня отменные фляки по-польски.

– Нет, – передернулся Эраст Петрович. – Только не фляки.


О силе и слабости | Планета Вода (сборник с иллюстрациями) | С новым годом!



Loading...