home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Оксана позвонила Хруне на следующий же вечер, после их разговора в машине юриста.

— Привет, Вадик! Ну, как дела? У меня для тебя есть хорошая новость. Слушай, моя сестренка Светка, та, на которую ты недавно залез, согласна на примирение сторон, и не дать ход заявлению об «износе», если ты приготовишь деньжата — четыре штучки американских тенге. Помнишь, да? Еще бы. Не забывается такое никогда…

— Но у меня… сейчас нет таких денег…

— Придется поискать. Ни мне тебя уговаривать. Это ты должен меня, вернее, потерпевшую гражданку Бичеву, просить подождать. Короче, сделаем так. Я за тебя Светке деньги отдам. А что ты удивляешься? Надо ведь помогать товарищу, когда он в беде. Разве ни этому нас учили в школе? А ты напишешь долговую расписку под залог своей квартиры на имя адвоката, который беседовал вчера с тобой в джипе, потому что у меня-то тоже денег нет. А этот добрый человек тебе займет нужную сумму, так уж и быть, и объяснит, какие будут нужны для этого документы, и как все это дело правильно и быстро оформить. Я в этой кухне не волоку, а он все сделает «чики-чики».

— А ты знаешь, что наша с мамой квартира оформлена на нее? — спросил Вадим. — И с этим делом ничего не выйдет.

— Хруня, кого ты лечишь? Гинеколог! Нам известно, что эта квартира приватизирована тобой. А твоя мама в ней просто прописана. И давай сразу договоримся: не будет друг друга обманывать! За вранье ставят в угол и могут отшлепать по попе, — спокойно предупредила парня Оксана. — Я тебе позвоню послезавтра, а ты, пока поговори со своей матерью. И чтобы без фокусов! Ты меня знаешь, я этого не люблю.

Вадим недовольно положил трубку на телефонный аппарат и задумался. «А может быть, с заявой всего лишь разводилово? Что-то не верится, чтобы эта девчонка, как там ее зовут? Светка — решила подать на меня в суд. Если бы все это было настолько серьезно, то меня менты давно бы уже закрыли. И разговаривали бы скорее всего, по-другому. А тут какие-то понты, похоже».

Такой поворот событий только усугубил бы и без того сложную ситуацию. И Хруня уже засомневался: «Может быть, Оксана действительно хочет мне помочь? А я недооцениваю и недопонимаю ее доброты? Нет. Эта «проститамка» еще та, стерва. И от нее надо поскорее отвязаться. Но как?»

Размышления парня прервал резкий телефонный звонок. Молодой человек даже непроизвольно вздрогнул: «Опять эта сучка звонит!»

Вадик нервно схватил трубку с такой силой, будто она весила килограмм пять, не меньше:

— Что, еще тебе надо от меня?

— Хруня, братан, ты чего? — услышал он удивленный голос Жени. — Нехорошо так грубить по телефону. Ты сегодня всем так отвечаешь или только мне?

— Тьфу, черт! — осекся парень и даже засмеялся. — Сема, блин, здорово! Да меня достала тут одна коза. Не пойму, чего она добивается.

— Э-э, Вадик! Что-то на тебя это непохоже. Ты уже стал теряться в догадках, что нужно девушке от такого юноши, как ты? Я тебя не узнаю, — пошутил его друг.

— Брось прикалываться, Женя. Просто у меня тут небольшая проблемка возникла кое с кем. И надо эту ситуацию «распидалить», — объяснил Хруня.

— Ну, что же ты тянешь? Излагай ее в устной форме, во всех подробностях. Я внимательно тебя выслушаю, глядишь, что-нибудь вместе и придумаем.

— Сейчас не время. Это не телефонный разговор. Давай лучше как-нибудь встретимся и все обговорим.

— О! И я о том же. У меня тоже к тебе есть дело. Вернее, хотел посоветоваться по одному вопросу с опытным человеком. И еще мне надо кое в чем помочь. Сможешь? Ну, тогда слушай…

Все еще находясь в возбужденном состоянии от встречи со Светой, Женя решил поделиться с другом своими мыслями. И рискнул рассказать ему о том, что влюбился в девушку, которая живет в селе. На днях парень снова собрался ее навестить, а поскольку их встреча закончилась совсем неожиданно для обоих, и при расставании Светка сказала, что будет ждать своего друга, то он решил сделать ей какой-нибудь подарок посерьезнее.

— Вадик, как ты думаешь, можно своей девушке подарить спутниковую антенну?

— Да ты ей хоть самолет подари, лишь бы она довольной осталась.

— Вот и я думаю, если ей подарить тарелку, как она к этому отнесется? Мне кажется, антенна — нужная вещь в селе. А то она у меня зря дома лежит, в упаковке еще. Мой дядя из Астаны как-то мне привез ее в подарок. Я все собирался поставить тарелку, да времени не находилось. Это на крышу пришлось бы лезть, в общем, канитель. А потом, в наш дом кабельное телевидение провели — семьдесят каналов, прикинь. И теперь она мне, вроде, как и не нужна, — делился Женя с другом своими мыслями. Ему очень хотелось выговориться и найти в лице Вадика поддержку.

— Ну, а что? И подари. Знаешь, а я тебе даже завидую. У тебя теперь есть девушка, о которой ты думаешь и вон, как заботишься. Это ведь здорово, — ответил Вадик.

— Да? — удивился его собеседник. — А я думал, что ты надо мной станешь смеяться.

— Сема, что я ненормальный что ли? Тем более, ты сам только что сказал, у тебя к ней серьезные чувства и есть желание жениться, — Вадик с пониманием отнесся к рассказу своего друга. — А как зовут будущую невесту?

— О-о! У нее очень красивое и светлое имя…

— Светлячок, что ли?

— Чуть-чуть не угадал, — засмеялся Женя. — Ее зовут Светлана.

Вадику стало как-то не по себе от этого имени. И на это у него были причины. Только, причем здесь Сема и его подруга? Может же так случиться: для одного Светлана — невеста, а для другого — страшный вымогатель денег. Это ведь абсолютно разные девушки. И не стоит собирать все в одну кучу и ассоциировать с конкретным именем.

— Ты что замолчал? Не слушаешь меня, что ли? — продолжал Женя. — Тогда, раз ты поддерживаешь мой выбор, я хочу попросить тебя об одном одолжении…

И он сказал Вадиму, что собирается на днях поехать в Привольное, отвезти в подарок Светлане спутниковую антенну. А помощь Хруни будет заключаться в следующем: он должен составить Жене компанию и помочь ему установить в селе тарелку. Ее нужно будет сначала собрать, уж гайки-то Вадик сможет крутить. А затем и настроить, эту работу Женя уже сделает сам.

— Ты не против? — спросил Сема. — Кстати, заодно в дороге мы с тобой обо всем и поговорим. Я посмотрю по графику, когда у меня выпадает ночное дежурство, чтобы с утра мы успели смотаться к Светлане и вернуться обратно. По-моему, оно как раз придется на воскресенье. Удобно то, что и ты отдыхаешь, и мне легче в выходной день договориться насчет машины. Хочу со знакомым переговорить на работе. А если с ним ничего не получится, тогда придется тачку нанимать. Сколько на это денег уйдет, не знаю. Но надеюсь, что смогу уболтать нашего водителя, у него есть свой автомобиль.

На том друзья и порешили, условившись, что Женя перед самой поездкой еще позвонит Хруне. На следующее утро Женя, придя на работу, первым делом уточнил свой график дежурства. И узнал, что грядущее воскресенье, у него хоть и будет рабочим, зато до самого вечера он может смело отдыхать. «Если что, на работу можно немного и опоздать. Все равно, начальство в такие дни никого не проверяет, и если задержусь в дороге, то в принципе никто и не заметит», — успокоил сам себя Женя и пошел на территорию хоздвора.

Теперь ему предстояло переговорить с одним очень нужным человеком — он работает водителем в областной больнице и возит главврача. Главное, чтобы Ваня Усачев, так его зовут, оказался на месте.

— Привет-привет, Женя! Каким ветром тебя к нам занесло? Надеюсь, что легким и попутным. Тебя еще не назначили старшим электриком? — добродушно ответил на приветствие парня Иван. Они познакомились почти сразу же, как только Женя устроился на работу. Нельзя сказать, что их отношения были дружескими. Но, тем не менее, коллеги всегда здоровались и даже несколько раз водитель обращался к электрику за помощью, когда нужно было устранить кое-какие мелочи в машине главврача.

— Слушай, Ваня, хочу попросить тебя об одном одолжении. Давай в воскресенье сгоняем по делу за город. Ехать, конечно, далековато, но для меня это очень важно, и я заплачу тебе, сколько скажешь.

— В воскресенье, говоришь… Ну не знаю… Вообще-то у нас с женой уже были планы на этот день. А куда ехать надо? В Привольное? Вот оно как…

И Ваня сразу же задумался. Ведь в Привольном живут родители Светки. И он туда возил девушку несколько раз по ее просьбе. А сейчас, когда медсестра неожиданно уволилась с работы, то скорее всего, вернулась к себе в село. Конечно, то, что она именно там, шансов на это — пятьдесят на пятьдесят. Ведь девушка могла остановиться и у кого-нибудь в городе. Но попробовать съездить — все же можно. К тому же на ее бывшей съемной квартире какая-то нахалка в грубой форме по телефону уверила Ивана в том, что Светка вернулась к себе домой. «А что, это вариант! Один-то я все никак не соберусь смотаться в Привольное. А тут, сама судьба мне даст шанс во всем разобраться с любительницей фотосъемок!»

— Ну давай, съездим. Мне как раз там надо повидать одного человека, поэтому бензин поделим напополам, не беспокойся. За городом сразу на заправку завернем, зальем полный бак и там прикинем все по деньгам. А ты к кому собрался?

— Тоже надо кое с кем встретиться. Вернее, тарелку в село отвезти. Хочу одной девушке спутниковую антенну установить. У тебя в багажнике место найдется? Ну и о» кей! Да, со мной поедет мой друг, его зовут Хруня. Ты не возражаешь?

— Мне все равно. Хоть друг, хоть подруга. А ты что, в сельской местности тарелками торгуешь? Ну-ка, колись, — поинтересовался Иван.

— Что ты! — возразил Женя. — Разве я похож на коммерсанта? Просто надо сделать подарок моей будущей невесте.

— Невеста — это хорошо. Вернее, все невесты хороши. Только непонятно, почему многие из них потом превращаются в плохих жен. Но это я так, к сведению. Давай обменяемся номерами мобильников! А то, мне уже надо за шефом ехать. Тебя куда-нибудь подвезти? — услышав отрицательный ответ, Иван пожал электрику руку и сел в машину, снова думая о Светке. Из головы не выходили те странные фотографии, которые недавно вручила ему какая-то девушка.

И вот в условленный день и час Иван загрузил в машину Женин подарок для Светланы и, посадив в салон двух парней, выехал из города. Сначала первые несколько километров все дружно молчали, думая каждый о своем, а в целом об одном и том же человеке. Хруня не хотел при Иване говорить о своей проблеме, и Женя, догадываясь об этом, ни о чем его не спрашивал.

Первым нарушил тишину водитель:

— Женя, ну рассказывай, кому тарелку везешь? Все веселее ехать будет. Своей невесте?

— Да. У меня есть девушка в Привольном. Я ее люблю и думаю на ней жениться.

— Хм, это хорошо. А она-то согласна? — продолжал задавать вопросы Иван, желая о чем-нибудь поговорить.

— Пока не догадывается.

— Интересно получается. Но ничего, в жизни всякое бывает. А как ее зовут?

— Светлана, — улыбнулся в ответ Женя.

«Светлана. Света… Уж не к Бичевой ли намылился этот жених? — промелькнуло в голове у Ивана. — Хотя вряд ли, село большое, и девушек с таким именем много. Вариант совпадения — минимальный. Что ж я, правда, забеспокоился-то? Если бы речь шла о какой-нибудь Эсмеральде, тогда другое дело»…

— А ты к кому едешь, к другу? Тоже, поди, дела сердечные, подальше от жены, — поинтересовался Женя.

— Так… — замялся водитель. — Есть там одна знакомая. Мы с ней давно не виделись, дай, думаю, заскочу по пути.

— Что ж — заскочи. Главное, вовремя с нее соскочи.

— У тебя шуточки, однако, — заулыбался Иван, — как у той стюардессы, в стареньком анекдоте.

— Дядя Волк, а что вы имеете в виду? — шутил Женя. У него было хорошее настроение, и, казалось, ничего не могло его испортить. — Договаривай, раз начал.

— Да, анекдот такой есть, но вы его, наверное, знаете…

— Рассказывай, мы хоть посмеемся, все равно дорога еще долгая.

— Ну, слушай тогда. Короче, самолет в воздухе терпит крушение, вышел из строя двигатель. Пилот вызывает к себе в кабину стюардессу и говорит: «Так мол и так. Скоро всем нам будет крышка. Самолет сломался, а под нами океан. Садиться некуда и до суши не дотянем. В общем: дело — труба. Иди и успокой пассажиров, чтобы они не паниковали. Расскажи им что-нибудь смешное».

— А дальше, что? — Женя уже развеселился, поглядывая на рядом сидящего с ним Хруню, который тоже внимательно слушал водителя.

А Иван продолжал:

— Выходит она в салон и говорит пассажирам: «Дамы и господа! А сейчас я покажу вам фокус. Спорим, как только я сниму с себя блузку и лифчик — у самолета сразу отвалится одно крыло?» Все в недоумении молчали. Девушка проделала все, как обещала и крыло отвалилось. «А теперь, — продолжала она, — я снимаю юбку и второго крыла — как не было!» И действительно, после проделанных ею нескольких движений со своей одеждой, самолет стал бескрылым. Люди не знали, как реагировать. А стюардесса не унималась, войдя в роль и выполняя свой служебный и гражданский долг. «А сейчас самое главное. Внимание: я снимаю трусики и воздушный лайнер разваливается на две части! Оп-па!» И когда так и случилось, и люди, вместе с лайнером оказались в океане, к стюардессе подплыл ошалелый командир корабля и сказал девушке: «Ну и шуточки у тебя! Двигатель-то мы исправили еще в воздухе».

Теперь у всех, сидящих в машине, приближающейся на большой скорости к селу, было приподнятое настроение.

— Ваня, ты выбросишь нас около нового дукена, рядом с Домом Культуры, хорошо? — заранее спросил Женя.

— Без проблем. А я пока заеду по своим делам. Вас когда забрать-то?

— Ну как освободишься. Тебе час-полтора, хватит?

— Наверное, — Иван еще не знал, как у него сложится встреча со Светой. — Одним словом, не потеряемся. Не беспокойся, я вас найду и один в город не уеду.

— Договорились. А мы с Хруней постараемся поскорее поставить тарелку. Главное, чтобы Света была на рабочем месте, — сказал Женя, когда машина остановилась недалеко от нужного магазина.

Иван выгрузил багаж прямо на землю, около дерева, и уехал к Свете домой. Хруня остался все это охранять, осматривая место, куда они приехали, и ждать Женю, который зашел в магазин, закрыв за собой дверь…

— Здравствуйте, Ваня! Ну как же, помню, — узнала в мужчине дочкиного коллегу по работе Надежда Ивановна. — Вы к Светлане? А ее дома нет! Она недавно устроилась на работу, продавцом. И вернется только вечером.

— Продавцом? А в какой магазин? — такого поворота событий Иван не мог предугадать, и сердце его тревожно забилось.

— Да здесь недалеко, — продолжала женщина, выходя за калитку. Я вам сейчас подскажу, как лучше проехать…

Но водителю не нужно было объяснять, как вернуться на то место, откуда он только, что приехал. Кажется, что машина сама доставила его туда, где все еще сидел на земле Хруня и разглядывал местных девушек, пытаясь заигрывать с некоторыми из них.

— О, блин! Ваня, что-то ты быстро решил свои проблемы. Что-нибудь не срослось? — спросил Вадик, вставая.

— Где Женя? — выпалил водитель.

— Все еще у своей невесты. Видно, милые никак не наговорятся, воркуют там, как голубки. Сейчас я его позову, — сказал Хруня.

В магазине молодые люди, действительно, не могли наглядеться друг на друга. Девушка была счастлива, как никогда, ведь приезд Жени, для нее стал полной неожиданностью. Сегодняшний день казался ей настолько удачным, что она чувствовала: одним подарком он не завершится. И оказалась права.

Дверь в магазин открылась и вошел какой-то парень.

— Сема, ну что ты так долго? Там тебя…, - больше своему другу Вадим сказать уже ничего не мог. Язык его словно окаменел. Хруня увидел по ту сторону прилавка, девушку, которая написала на него заявление! Это была двоюродная сестра Оксаны и будущая невеста Жени — Света! Неужели это она?

Женя обернулся к своему другу, не заметив выражение лица девушки, которая немигающим взглядом уставилась на Хруню. Светка сразу узнала в нем того парня, что был на квартире вместе с Марго. Что он там делал — непонятно, но то, что он знает про ее фотографии — это факт. И вообще, Вадим может быть в курсе того, о чем девушка даже и не догадывается. Светка плюхнулась на рядом стоящий табурет.

— Ты… — выдавила из себя продавец — зачем здесь?

— Привет… — сказал Хруня, не найдя ничего подходящего в ответ.

Теперь Женя посмотрел на свою подругу, а затем снова на Вадика и ничего не понял:

— А что? В чем дело? Вы знакомы, да?

Его друзья молчали и не смотрели друг на друга.

— Там это… Тебя Иван спрашивает, — вдруг вспомнил Хруня.

— Кто-о? — хором спросили Женя и Светка.

— Водитель, твой знакомый из областной больницы.

— Я сейчас, — сказал Женя. Он только что вспомнил про свой подарок. Какая-то непонятная реакция Светланы на встречу с Вадимом вызвала у Жени подозрение. Он ничего не мог понять. И чтобы не накалять обстановку, решил выйти на улицу. Сейчас они с Вадиком занесут в магазин тарелку, и девушка обрадуется. — Света, погоди, тебя ждет один сюрприз. Пойдем, Хруня, поможешь.

— Господи, что еще за сюрприз? — с подозрением спросила продавец.

— Сейчас увидишь…

— Что, Бичева Светлана и есть та девушка — твоя будущая невеста? — с ходу спросил Иван, как только Женя подошел к машине.

— Да. А ты откуда ее знаешь?

— Мы с ней вместе работаем в одной больнице так же, как и с тобой, — еле сдерживая свой гнев, ответил водитель. — Вот что, мне надо с ней поговорить. Я сейчас зайду в магазин, а вы подождите меня здесь.

— Пожалуйста, — тихо сказал Женя, не понимая командного тона Ивана. Но спорить, а тем более ссориться с ним не хотелось, да и повода для этого не было.

После быстрого ухода водителя, Женя сразу переключил внимание на подошедшего друга:

— Хруня, я что-то не въехал. Откуда ты знаешь Свету?

— Я… вообще-то… ее не знаю… Так, виделись однажды. А что, нельзя что-ли? — Вадим тоже стал нервничать.

— Я спрашиваю, где вы познакомились?

— А че это ты мне предъявы кидаешь? Спроси у нее сам!

— И спрошу, когда надо будет. Но сначала ты мне ответь!

— Слушай! Я тебе ничего не должен! Что ты меня так борзо к ответу призываешь, как прокурор?

Хруня начал понимать ситуацию, в которую он попал. «Оксана со Светкой заранее договорились меня подставить. А Жека, мой лучший друг, стопудово будет на стороне своей девушки, раз она его невеста. Они поди, хотят за мой счет свадьбу себе сыграть. Так вот откуда ноги-то растут? Короче, надо отсюда нарезать, обстановка и так уже накалилась до предела», — решил Вадим.

Друзья стояли друг против друга и еще немного, они бы устроили драку, но к ним решительной походкой уже подходил Иван.

«Теперь ясно, почему Света не хочет со мной встречаться. Она спелась с этим электриком. А меня использовали из-за машины, как лоха, чтобы посмеяться». — Подумал он и бросил на ходу Жене:

— Я уезжаю. Мне срочно нужно в город.

— Подожди. Как уезжаешь? Что случилось? Что вообще здесь происходит?

— А ничего, — сказал водитель, хлопнув дверью машины. — На работе поговорим.

— Иван, стой. Забери меня с собой. Мне тоже домой надо, — попросил Хруня.

«Друг моего друга — мой друг. И наоборот» — решил насчет Вадима Иван и завел мотор.

— Э, Хруня! Я ничего не понимаю. А ты-то куда сваливаешь? Мы еще не договорили…

— Не о чем нам с тобой разговаривать! — сказал, как обрезал, Вадик и обратился к водителю. — Иван, так я с тобой? Не думай, я за проезд забашляю, как в автобусе.

Ваня, видя, что друзья похоже поругались, надумал взять попутчика. К тому же Вадим пообещал заплатить за обратную дорогу.

— Ладно, езжай. Но наш разговор остается в силе, — крикнул Женя вслед уходящей машине, хотя вряд ли Хруня слышал его слова.

— Вот уроды, — сделал вывод Женя и зашел в магазин.

Иван от злости набрал скорость, хотя торопиться у него необходимости не было. Но Привольное — это не город. Здесь нет дорожных знаков и гаишников, и поэтому водитель о правилах движения сейчас не думал.

Когда машина уже выскочила на трассу, то на месте, где останавливается рейсовый автобус, забирая сельчан, водитель увидел трех голосующих парней. Двое из них стояли у дороги, а один сидел на большом камне. Сам, не зная почему, Иван притормозил около них.

— Вам куда, пацаны? — поинтересовался он.

— Командир, подбрось нас до следующей деревни, тут недалеко — километров двадцать, — попросил парень, которого звали Славян.

— Садитесь, — согласился Иван и посмотрел на будущих пассажиров.

А те двое, помогли третьему подняться с камня и повели его к машине. Он был пошире в плечах и покрепче своих друзей. Но только сильно прихрамывал на одну ногу, вернее, старался на нее вообще не наступать. Наконец, они уселись на заднее сидение, и машина набрала скорость.

— Че, Шрек, нога все еще болит? — спросил Славян.

— А то! Давай, я тебе также заеду.

— Да не расстраивайся, братишка, мы этого козла еще выцепим. Он к Светке в магазин не раз приедет, вот увидишь, — подал голос третий.

Иван заинтересовался услышанным и вмешался в разговор своих пассажиров:

— Что, пацаны, кто вас обидел?

— Брателла, ты за базаром следи! Мы не обиженные, нас просто сильно огорчили, — наехал на водителя Сереня, третий незнакомец. — А ты че, адвокат, что ли?

— Ладно, не буксуй на водилу, — приструнил его Шрек и обратился к Ивану:

— А у тебя, что за интерес до наших проблем?

— Да так. Просто вы что-то говорили про девушку из магазина. Вот я и подумал, вдруг я ее знаю?

— Может быть, ты и насчет дружка ее в курсе?

— Я пока не знаю, о ком идет речь. И какую именно Свету вы имеете в виду? — продолжал водитель.

— Бичеву. Есть у нас в селе телка такая, и к ней недавно приезжал ее хахаль. А мы с ним, рамцанули, не разошлись на одной дороге, — объяснил Шрек.

— Ни фига себе, не разошлись! Мы идем тихо-мирно, никого не трогаем. А этот козел, буром прет на нас со своей биксой. Сам встельку пьяный и докопался. — вмешался в разговор Славян.

— Ну да, точно! — теперь и Сереня не мог молчать. — А этот кекс начал понты колотить перед бабой, типа он каратист и кинулся на нас. Шреку вон как по ноге пнул, этот футболист долбанный, что он теперь хромает. И нам пришлось везти его к бабке, на лечение, в соседнюю деревню. У себя в Привольном мы не хотим в больничке лишний раз светиться. И так менты прохода не дают, по всякой ерунде. Но ничего, мы этого фраера еще выцепим.

«Вот оно как, — подумал Иван. — Значит таким путем Женя перед Светкой зарабатывает себе дешевую репутацию. Ну, конечно, герой — жених! Один троих раскидал! Таких девушки любят. Ну и фрукт он оказывается!»

— Да знаю я и Светку Бичеву, и ее друга — Женю. Он, кстати, сегодня к ней в гости приехал. Я его привозил, — сказал Иван.

— А ты, командир, если че, дай-ка мне его телефончик! Я позвоню ему домой и скажу, что он невежливый и бессовестный мальчик. И пусть ему будет стыдно за свой поступок. Так пионеры не поступают, — попросил водителя Шрек.

— Точно! И таких не берут в космонавты. Ты че задумал, братишка? — обратился к рядом сидящему товарищу Сереня.

— Да ничего. Ну че молчишь, водила? Есть телефон этого Жени?

— Только сотовый, — ответил Иван и, притормозив, записал номер телефона на клочке бумаги. — Вот, возьми.

— А ты откуда его знаешь? Вы с ним, поди, кореша, а мы тут душу перед тобой изливаем, — насторожился Шрек, но бумажку с номером взял.

— Я же говорю, что он меня попросил подбросить его в село. Мы просто вместе работаем в одной больнице, в областной. Я водителем, а Женя — электриком. И все.

— А Светку, его подстилку откуда знаешь?

— Тоже подвозил, — этот разговор уже стал не нравиться Ивану. И он подумал: «Когда же они выйдут?»

— Ладно, подвозила. Вот тебе на чай и останови тачку у того поворота, — сказал Шрек. — Мы приехали.

«Ну и дела! — Хруня молча слушал весь разговор и запоминал его. — Что-то непохоже, чтобы Женя первым напал на этих парней. За ним такое не водится. Скорее, наоборот, они сами к нему пристали, а Семе ничего не оставалось делать, как надавать обидчикам по соплям. Хотя, кто его знает, кому сейчас можно верить? Меня в тот момент рядом с ними не было…»

Трое друзей на обратном пути, также поймав попутку, вернулись в Привольное. И зайдя в магазин, купили водку и нехитрую закуску. Затем, они нашли в укромном местечке скамейку и, разложив на ней еду и расставив пластиковые стаканчики, решили отдохнуть.

— Шрек, а ты че, вообще, задумал насчет этого Жени? — начал разговор Славян.

— Ну короче, он теперь, вроде, как наш должник. А раз так, то мы не можем ему этого простить.

— Само собой. Это только Господь Бог прощает, а наше дело — зло наказывать, — выразил свое мнение третий друг.

— Вот мы с ним для этого и встретимся. Но, попозже. Пусть нога моя чуть-чуть заживет. Нам только надо сюда его как-то заманить, — и Шрек залпом выпил полстакана водки. — Фу-у, гадость. Дайте закусить!

— Ты че, предлагаешь за ним по всему Семипалатинску бегать? — не понял Славян.

— Дурак ты! Для чего люди придумали новые технологии? Мы ему сделаем всего один звоночек на мобилу. И он сам примчится к своей козе, — сказал Шрек. — А мы его тут встретим уж, как положено, со всеми почестями. Уяснили? Сейчас я объясню, что вы должны будете делать…

В отличие от друзей Шрека, Хруня уже точно знал, что он будет делать, чтобы найти выход из создавшейся ситуации, сначала вокруг Оксаны, а затем и ее сестренки Светы. А теперь уже и Женя там оказался… «Да, треугольничек!» — вздохнул Вадик.

У него давно уже появилась мысль — уехать куда-нибудь в другой город, на заработки. В Семипалатинске — давняя проблема с трудоустройством.

И можно было бы поискать работу в другом городе. Для этого у Вадима было только два варианта: ехать на стройки Астаны или неизвестно куда — в Россию. На работу в столице, он мог устроиться через несколько компаний. Они набирали себе сотрудников, публикуя объявления в газетах и обещая рабочим высокие месячные оклады.

Там требовались строители разных специальностей. И хоть Хруня не относил себя к таковым, но все же считал, что руки у него растут ни оттуда, откуда ноги. И он сможет честно и с пользой для дела, выполнять определенную работу. Вадим быстренько обзвонил несколько компаний, благо, их телефоны были у парня под рукой. В двух местах ему сказали, что набор сейчас идет полным ходом, и в конце месяца, по мере укомплектования группы, уже будет выезд в Астану. Но этот вариант парня не устраивал. Пока его еще не повязали, нужно было срочно линять из города. Позвонив по третьему телефону, Хруня узнал, что там, наоборот, первая партия рабочих уже неделю назад, как отправилась в столицу.

— Извините, скажите, а есть какая-нибудь возможность как-то вклиниться к ним и работать, пусть даже с опозданием? — не отступал от своего Вадим.

— Молодой человек, вы же не поедете за свой счет в Астану? А вам одному мы не можем оплатить проезд. У нас вся документация уже отправлена в управление, — ответил ему вежливый голос.

— Отчего же? Мне работа нужна срочно. И для меня, не вопрос, купить билет на автобус до Астаны. К тому же, такие рейсы, по-моему, ежедневны.

— Знаете, что? Тогда подходите завтра в девять утра к нам в офис. Запишите адрес и перечень необходимых для оформления документов, которые вы должны нам предоставить, — услышал Вадик.

— Хорошо, диктуйте, — обрадовался Хруня.

Благо, что компания, набирающая рабочих на стройки Астаны, попалась серьезная. Беседа с представителем компании и подготовка необходимых документов, заняла гораздо меньше времени, чем могло бы быть, по расчетам Вадима. После обеда, вернувшись домой, он уже собирал кое-какие вещи, которые могли бы ему пригодиться в дороге. Он решил не брать ничего лишнего, с надеждой все остальное купить на месте. Разговор с матерью о поездке, не оказался сложным, оправдывая ожидания сына. Она поняла, что Вадик хочет осваивать новые горизонты в своей жизни и пробует чего-то добиваться своим трудом.

Сын попросил маму, чтобы она никому не говорила о том, что он уехала именно в Астану.

— Нет меня и все! А кто будет спрашивать, скажи, что в командировку послали. Я как приеду, сразу же тебе позвоню с мобильного. А дальше — видно будет. Если не понравится на новом месте или не поработается, то приеду назад. А вдруг, с деньгами кидалово получится, как некоторые знакомые говорят или заплатят меньше, чем обещают — не беда. В любом случае, я вряд ли, прогадаю. На крайняк, тот же оклад, что и здесь был, там все равно выплатят. Зато рискну. И думаю, сильно не прогадаю, — говорил он матери в последний вечер перед отъездом.

А внутренний голос его успокаивал: «И уж точно свалю из этого дурдома: Оксана — Света, а теперь — еще и Жека. И вообще, никакой я не преступник и нечего зря чесать. Уеду в столицу, и все уляжется. Я не в розыске и из-под стражи не сбегал. Искать меня никто не станет. И по-моему, со Светкиной заявой — все чихня. Я ее не насиловал и есть свидетель — это шлюшка Марго. А что там Оксана замутила — это ее проблемы, пусть сама их и разгребает. А то, ни фига себе, хату ей подтяни! Лоха, что ли, нашла? Жаль только, что с Женей как-то непонятно получается, нехорошо. Все-таки, он друг. Но, другого выхода нет. Надо уезжать, а там — время покажет.»

Примерно такие же невеселые мысли не давали покоя и Жене. Возвращаясь на попутке домой, он пытался взять себя в руки. И спокойно обдумать все события, которые произошли во время их с Хруней поездки в село Привольное.

«Так. Когда Вадим вошел в магазин, он увидел Свету, и, похоже, они одновременно, узнали друг друга. Это плюс. Но их встреча не принесла радости обоим, а, наоборот, они старались не разговаривать. Это минус. Какой вывод из этого следует? Значит, их связывают какие-то неприятные воспоминания. И причем, они стараются все от меня скрыть? Почему? Между ними что-то было? Неясно. И потом, этот Иван. Его вообще трудно понять. Сначала он уехал по своим делам. Потом неожиданно рано вернулся, не в лучшем расположении духа. Хотя это его проблемы. Зачем он заходил в магазин? Значит, Иван тоже знает Светлану. Но это, естественно, ведь мы же вместе работаем в одной больнице. А раз так, то на ее территории, даже чисто случайно, мельком, за определенный период, можно встретиться, хоть однажды, с любым сотрудником. Тогда почему Ваня резко уехал, хотя мы вообще так не договаривались? А с ним еще и Хруня сорвался. Бардак какой-то получается», — у Жени не было желания все это вспоминать. А особенно, последний разговор со Светланой, который оставил у него на душе неприятный осадок.

После того, как машина Ивана отъехала, увозя Хруню в город, Женя занес по одной несколько коробок, составляющие комплект спутниковой антенны, в магазин. Но продавца на месте не оказалось. Светка зашла к себе в подсобку и оттуда не выходила. Это не предвещало ничего хорошего.

Она сидела на диванчике, среди многочисленных коробок с разного рода товаром и, плотно закрыв за собой дверь, тихо плакала. «Господи! Ну, откуда взялся этот Женин друг? Как все так могло совпасть, что именно он оказался в тот злополучный вечер на квартире у Марлен? Или нет. Как же ее звали-то? Марго. Да. А раз так, то он может знать о происхождении фотографий, где я заснята вместе с мужем Оксаны. Боже! Так ведь на них я совсем без одежды! И он видел, хоть на фото, но все же меня обнаженной! И если обо всем этом Женя еще не знает, то Хруня ему по-дружески все выложит. Мужская солидарность. «Представляешь, старичок, а девушка, которую ты называешь своей, вовсе не твоя! Она запечатлена на снимках полностью голой да еще и с другим мужчиной!» Какой позор! Как же теперь жить? А вдруг этот Хруня все-таки ничего не знает, и я на него зря только наговариваю? А Ивана они зачем привезли? И он еще давай выпрашивать: есть ли у меня какая-нибудь подруга, которая от моего имени могла бы прийти к нему в гараж. Интересно, кого он имел в виду? Может врет? И почему он просил что-то ему честно рассказать? Все! Я запуталась окончательно. Надо менять свою жизнь! Раз уехала из города, то и всех друзей нужно забыть. Женечку только очень жаль. Он такой добрый и хороший человечек. Но он теперь остается в Семипалатинске, а значит — в прошлом. А в прошлое — не возвращаются. Это судьба. А от судьбы не сбежишь…» — размышления девушки неожиданно прервались.

— Светлана, можно тебя на минуточку? Но если ты очень занята, может быть я тогда поеду? — услышала она знакомый голос и вышла из подсобного помещения к молодому человеку.

— Да, Женя. Наверное, так будет лучше. У меня теперь, начинается другая жизнь. И у каждого из нас разные дороги, которым не суждено пересечься. Ты очень хороший, — Светка почувствовала, что еще немного, и она разрыдается. — Я тебе за все благодарна. Но нам не стоит встречаться. Уезжай с Богом.

— Я тебе подарок там привез, на память обо мне. Вон коробки стоят… — слова девушки привели парня в шок.

— Что это? Мне ничего не нужно. Не обижайся, но забери все это назад.

— Извини, но это не пачка сигарет. И весит мой подарок достаточно ощутимо. Если он тебе не нужен, то передай его своим родителям. Скажи, что от меня, в знак уважения. Или вообще — поставь на продажу. Пока, — сказал Женя и спешно вышел из магазина.

— Женечка, — прошептала девушка и горько заплакала.


предыдущая глава | Перстень графа Митрофанова | cледующая глава