home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

В жизни Оксаны настали перемены, к которым она не просто была готова, девушка сделала все возможное, чтобы они произошли. Но как ни пытайся и сколько ни прорабатывай заранее все действия — прокручивая их в голове, или расписывая на бумаге, все равно что-нибудь, да останется неучтенным. И могут сложиться какие-то непредвиденные обстоятельства, которые заставят все переиграть или нехотя под них подстраиваться, чтобы сохранить в первоначальном виде задуманное и продолжить его воплощение в реальность.

Кое-что из задуманного, у Оксаны уже получилось. Первое, и самое главное, — она заставила Светку отказаться от ухода за Владимиром Николаевичем и уехать к себе в село. Но это только половина дела, и, причем, немаловажная. Второе — это те отношения, которые будут в дальнейшем связывать Оксану с больным стариком и с его сестрой бабой Шурой. А здесь все оказалось сложнее, чем думала девушка. Прежде всего ее вырубает прислуживать этому деду и исполнять все его прихоти. Он ведь не подарок: чуть что не так — начинает ворчать, а потом и жаловаться Александре Николаевне. Но самое трудное для девушки то, что старики, похоже, привыкли к Светке, считают ее чуть ли не членом своей несуществующей семьи и постоянно сравнивают двух медсестер друг с другом, причем, не в пользу Оксаны. И если старичок об этом в открытую особо не говорит, он вообще больше молчит, правда часто кряхтит да охает, то баба Шура постоянно ноет: «Жалко, что Светочка уехала. Такая хорошая девочка. Мы с Володей решили составить на нее завещание, на право наследования нашими двумя квартирами. А то, что она уехала, ничего. Ведь я знаю, где она работала. И если она, немного погодя, не приедет, или, хотя бы, не позвонит нам, то я, наверное, схожу в больницу, где Света работала и узнаю ее адрес. Слушай, Оксана, а может быть, тебе известно, где она проживает?»

— Не беспокойтесь, Александра Николаевна! Я обязательно помогу вам в этом вопросе, а как же иначе? Ведь мы со Светой — подруги, и я ей сообщу, чтобы она вам позвонила, — успокаивала Оксана в такие моменты пожилую женщину. — Подождите чуть-чуть, хоть недельку. И все решится!

«Вот еще новая проблема, с этой бабкой. У нее старческий маразм, что ли? Может быть, ей вколоть чего-нибудь, чтобы мозгами шевелить перестала? — подумала девушка, после одного из таких разговоров. — А что? Это мысль! Надо только все сделать красиво!»

Но для осуществления своего плана, девушке нужно произвести еще одну замену. После жесткого и серьезного разговора со своим муженьком, «неверному» Юрке ничего не оставалось, как загладить вину перед супругой, а именно: чтобы любимая жена не подала на развод и не дала ход фотографиям компрометирующего содержания, которые она грозилась показать свекрови и на работе у суженого, Юра, не раздумывая, согласился на ее условия. Он уже переоформляет квартиру на имя Оксаны, и этот процесс необратим. И после решения жилищного вопроса в пользу жены, свекровка с ними проживать, естественно, по воле снохи, не будет.

— Хватит надо мной издеваться! Я ей нашла подходящее занятие. Она станет ухаживать за больным дедушкой и будет у него ночевать. Как об этом договориться со стариком — это моя проблема. А тебе остается только уболтать свою мамашу. И не забывай, Юрочка, выбора у тебя нет, а шанс доказать свою любовь обманутой супруге — есть. Что я не понимаю тебя, что ли? Ты, скорее всего, ни в чем не виноват. Ну перепил, ну завалился спать не там, где положено! С кем не бывает? А эта распутная девка Светка — сама решила к тебе под бочок пристроиться. Так ведь, наверное, все было? — строго спросила жена у своего мужа. — Конечно! Вот и убеди меня в этом. Сам докажи свою невиновность. Ты, надеюсь, все понял? Смотри, не огорчай меня!

Да, мыслей в голове у Оксаны было много. И все они подталкивали на срочные действия и работу с людьми, в частности, с Хруней и Марго. До Марго она еще доберется, но попозже — ей будет отдельное задание.

«Пусть только не выполнит! — мысленно заранее пригрозила Оксана своей бывшей «коллеге», девушке легкого поведения. — А вот Хруню уже надо слегка потревожить». И набрала на мобильнике домашний номер телефона Вадима.

— Здравствуйте! — обратилась она к матери Хруни. — Будьте добры, пригласите Вадима. Ой, как жаль! А когда будет? Уе-е-хал?

— Да. Его срочно послали в длительную командировку, а куда именно, не скажу, я забыла название района, — отвечала Оксане ее собеседница. — И срок возвращения сына мне неизвестен. У вас все?

— Ну извините, — задумчиво сказала Оксана и, закончив короткий разговор, сразу же перезвонила юристу.

После недолгого обоюдного приветствия, девушка призналась Олегу в том, что «страшно по нему соскучилась и ждет не дождется их скорейшей встречи». А когда она закончила нести весь этот бред, от которого ей самой стало противно, Оксана сказала самое главное:

— Прикинь, Хруня-то наш куда-то свалил. И уже неделю нет дома, как сказала его мама. Похоже ее сынуля вообще из города уехал. Что будем делать?

— А что тут скажешь? Напугала ты парня.

— Напугала? Да окстись. Если бы он сдрейфил, то сразу бы прибежал ко мне с пакетом документов. И все бы получилось так, как и планировали, — возмутилась Оксана. — А этот наглолиц просто кинул нас, посмеялся.

— Не нас, а тебя, — уточнил Олег. — Да Бог с ним, оставь его в покое. Еще объявится.

— Неет! Для меня это вызов! И я его принимаю. Нужно его найти, во чтобы то ни стало.

— Интересно, как ты себе это представляешь? В розыск на него подавать? На каком основании?

— Пожалуй, ты прав. Слушай, а может ему на домашний телефон прослушку установить, — не унималась девушка.

— Оксана! Успокойся, а! Как это сделать, и кто будет делать? На это надо соответствующее разрешение из органов. И вообще, вопрос с прослушкой, очень тонкий и деликатный. Он касается нарушения прав человека и незаконного вторжения в личную жизнь граждан, — все еще сдержанно продолжал возражать юрист, хотя вся эта история с Вадимом ему не понравилась с самого начала. Но Оксане Олег отказать не может. Она ведь не отказывает ему, когда ему от Селивановой, бывает «кое-что» нужно…

— Ладно, Олежек. Замнем эту тему. Что нам-то спорить? Есть у меня одна идея. Я потом тебе о ней расскажу, когда все сделаю. Целую.

Вопрос с Хруней Оксана решила, по мере возможности, не откладывать на завтра. Она еще раз позвонила матери Вадима и вежливым, но слегка взволнованным голосом, объяснила женщине причину срочного поиска Вадима. Девушка сказала, что несколько месяцев назад, она заняла у Хруни пятьсот долларов под проценты. И сейчас уже готова вернуть хозяину необходимую сумму, причем, ей хочется сделать это побыстрее, чтобы проценты дальше не росли.

— Я деньги могу и вам передать, мне все равно. Если вы не возражаете, то прямо завтра и занесу, — уверяла женщину Оксана таким голосом, что даже сама поверила в наличие у себя такой суммы. — Но вся беда в том, что у Вадима осталась моя расписка. И если он мне ее не вернет, то проценты все также будут тикать, как и раньше. Поэтому вы, пожалуйста, подскажите, где его искать, а то я сильно переживаю. Поверьте: долги люблю отдавать вовремя!

Женщина сжалилась над девушкой, но засомневалась в том, откуда у ее сына могли появиться свои, столь крупные, да еще и сокрытые от нее деньги? «Об этом я его спрошу сразу же, в первом телефонном разговоре. Смотри, какие честные люди еще попадаются! Сами звонят, волнуются. Все бы так делали. А все-таки хорошие у Вадима друзья. Надо будет эту девушку хоть чайком завтра угостить. Может пирожки испечь успею», — подумала Хрунина мама и сообщила незнакомой девушке все, что ей важно было знать о местонахождении Вадима.

Утром следующего дня Оксана решительно засела за телефон. И стала обзванивать все возможные организации, которые могут заниматься мобилизацией строителей и просто желающих подзаработать в Астане. По нескольким набранным номерам, она не смогла получить никакого вразумительного ответа на свой вопрос о гражданине Хрунове, уехавшем на стройку в столицу: или ее не хотели толком выслушать и понять, или Оксана недостаточно ясно объясняла то, чего хочет узнать. Ведь Селиванова и сама ничего не знала о Вадике. Его мама только и сказала, что он уехал в Астану, от какой-то компании, занимающейся трудоустройством на стройках в столице. И, естественно, телефон этой конторы она не знала.

«А может, все это — понты: или мамаша врет, или Хруня ей по ушам проехал, а сам залег где-нибудь у очередной красотки. Вот, черт», — разочаровалась в целесообразности своих поисков девушка и набрала еще какой-то номер.

Вежливый мужской голос назвал свою компанию и вкратце объяснил, чем они занимаются. Затем, трубка терпеливо выслушала все, что Оксана хотела сказать представителю данной «шарашкиной» конторы. В ответ мужской голос раза три переспросил фамилию Вадима, громко шелестя при это какими-то бумажками.

— Хрунов Вадим, говорите? Хм, подобную информацию по телефону не даем, — строго ответил мужчины и разговор на этом закончился.

— Есть! — Обрадованно сказала вслух, сама себе Оксана и поспешила поехать в организацию, куда только что звонила. Теперь ей хотелось лично поговорить с ее представителем. По дороге девушка продумала все, что она должна там сказать.

— Вы знаете, девушка, — ответил на вопрос Оксаны, мужчина с бейджиком на груди, когда она вошла в нужный ей кабинет. — Информация подобного рода у нас строго конфиденциальна и посторонним лицам мы ее не разглашаем.

Но для Оксаны такая неприступность не стала помехой, и она уверенно сказала:

— Господин, секретчик! Вадим Хрунов является моим гражданским мужем. И он мне три месяца назад заделал ребенка! А сейчас, с помощью вашей компании, подался в бега — неизвестно куда. Я на него буду подавать заявление в суд, а заодно там расскажу, как вы покрываете таких людей, как мой ненаглядный. И всячески способствуете их уклонению от ответственности. А, может быть, таким образом, под вашей «крышей» скрываются и матерые уголовники, которые находятся в розыске?

Ошарашенный представитель «шарашкиной конторы» пытался что-то возразить «обманутой супруге», и уверял ее в том, что они внимательно проверяют все предоставленные их клиентами документы. Но потом, под натиском Оксаны, он все-таки догадался, что, для него в частности, и всей компании в целом, будет лучше, если девушка получит ту информацию, которую так настойчиво требует.

«Неужели, Хруня такой лох, если собрался по собственному желанию ехать черти куда, на какую-то стройку? — рассуждала, возвращаясь к себе домой, Оксана. — Сколько слухов ходит по городу, что в Астане подобные сомнительные компании просто кидают своих рабочих. Сначала наобещают горы, а в результате получается — пшик».

Но Вадик, хоть и принял решение о поездке в Астану стихийно, все же не считал, что поступает неправильно. И тем более, он ничуть не чувствовал себя лохом, даже, наоборот, ему казалось, что в его жизни наступило время каких-то перемен. Вадим, наконец-то, сможет добиться чего-нибудь нового, судьбоносного.

«Все-таки, наверное, не зря говорят, что ни делается — все к лучшему, — подходя к автовокзалу, мысленно рассуждал сам с собой Хруня. — Если бы ни вся эта история с Оксаной и ее сестрой Светкой, так бы я и сидел в Семипалатинске, на своей работе, да собирал бы копейки, от зарплаты до зарплаты. А так, глядишь, и на машину заколочу».

До оправления рейса в Астану, оставалось еще полчаса. Автовокзал находился рядом с центральным рынком, и своей достаточно большой площадкой для парковки автобусов упирался в ворота «Семей-базары». Наверное, городскими властями так было специально сделано для удобства, прежде всего, жителей села: приехал с продуктами — продал их на рынке или сдал оптовикам. На обратном пути прикупил необходимый товарчик — и езжай себе с Богом. Да и для гостей города, прибывающих автотранспортом, это тоже подходящий вариант. Не успел сойти со ступеньки автобуса, на гостеприимную семипалатинскую землю, как, на-те вам, добро пожаловать на базар.

В час пик торговли, народу в этом районе столько, что ни протолкнуться. Только и успевай следить за наличием своего кошелька. Люди снуют туда-сюда: кто на базар, кто-то уже возвращается обратно. Но в любом случае: и те, и другие так или иначе, проходя мимо вокзала, попадают на улицу Чокана Валиханова, прямиком ведущей к Цуму, или сначала пройдутся до пересекающего ее проспекта Шакарима, центральной улицы города. А дальше — уж по своим делам.

Но в такое время, в центре, менее людно, чем на базаре. Кажется, что полгорода срочно направилось на рынок — что-нибудь прикупить. Создается такое впечатление, что многие туда идут, чтобы просто побродить или присмотреться к какому-нибудь товару. Но в этом нет особой необходимости. Все равно цены на базаре более приемлемые, чем в магазинах города. И, как бы подтверждая это, всякий раз, когда покупатели идут вдоль торговых рядов, кажется: из-за каждого столика или лотка доносится: «Подходи, налетай, время даром не теряй!» — И все в таком роде. Иногда, даже становится неудобно, когда продавцы, так искренне-любезно предлагают тебе свой товар, богатый в ассортименте. А ты, отвернув голову, проходишь мимо или что-то бурчишь себе под нос, типа:

— Спасибо, не надо!

Хруня не стал гулять по привокзальной площади, а решил зайти в зал ожидания и заодно, еще раз, уточнить в справочном время отправления автобуса. Внутри автовокзала народу было больше, чем на улице перед входом в здание. Часть пассажиров — это, скорее всего, жители близлежащих сел и деревень — они занимали почти все кресла в зале и были окружены огромными и поменьше сумками и коробками. Еще Вадим заметил группу молодежи, которая всем своим видом говорила о том, что она собралась за город, отдохнуть на лоне природы. Сейчас стало модным ездить компаниями на Шульбинскую ГЭС. А возможно, это были просто студенты пединститута — кафедры биологии или истории, собравшиеся в экспедицию на полевую практику.

Но вдруг Хруня свое внимание переключил на другое. Около газетного киоска, витрины которого сверху донизу были увешаны цветными журналами на любой вкус, стояла эффектной внешности девушка, в темно-синем спортивном костюме. На ее плечи спадали густые прямые волосы, светло-желтого цвета. У незнакомки была небольшая черная сумочка, с кармашками разных размеров, закрытыми на замочки-молнии.

«Вот невезуха-то! Если бы ни мой отъезд, то я бы с ней позажигал… — размечтался парень. — Интересно, а с кем она здесь, вдруг с другом? Хотя… о чем это я? Эта красотуля, ведь тоже куда-то нарезает. Может быть, ее телефончик удастся раздобыть?»

И спросил, обращаясь к незнакомке:

— Извините, девушка! А вы не подскажите, как называется самая отдаленная от солнца планета?

— Что-о? — не поняла она и с удивлением посмотрела на Хруню, беря у продавца, купленную газету сканвордов.

Вадим посмотрел ей в лицо: у незнакомки были красивые глаза, пухленькие губки, а на розовых щечках — небольшие ямочки.

— Я спрашиваю, вы не в курсе, когда отходит автобус до Астаны?

— А, до Астаны? Знаю, — девушка пододвинула сумочку к себе на живот и, открыв один из карманчиков, достала ручку. — Он задерживается на час. Если что, можете еще раз уточнить в справочном.

— Во, дела! — Хруня сначала растерялся, но потом, сообразил, что повода для расстройства у него нет. — Ну, ладно, раз так. Только чем бы заняться, все это время?

— Вы меня спрашиваете? — поинтересовалась девушка и направилась к нескольким свободным креслам в зале ожидания.

Сам не зная почему, Хруня направился за ней:

— Нет, что вы, это просто мысли вслух… Придется мне целый час провести в гордом одиночестве, ожидая запоздалый рейс и, даже не рассчитывая, в столь людном месте, найти хоть одного человека, с которым можно было бы поговорить.

Девушка была приятно удивлена неожиданному знакомству с парнем. Вадим вызывал у нее симпатию, и она предложила ему:

— Хочешь, садись рядом со мной, кроссворд поразгадываем. У меня автобус тоже отходит через час. Только он следует по расписанию в Усть-Каменогорск. А тебя как зовут?

Молодые люди познакомились. Прекрасную незнакомку звали Настей. Она возвращалась к себе домой, а в Семипалатинске несколько дней гостила у подруги. В Усть-Каменогорске девушка училась в педагогическом институте на филологическом факультете. Работать учителем в школе в ее планы не входило. Ей просто очень нравилась литература, особенно поэзия. Она уже несколько лет пишет стихи, правда, пока что только для себя, не осмеливаясь кому-нибудь их показывать, а уж тем более, где-то обнародовать или опубликовать, хотя бы, например, в Интернете, на сайте: «Стихи точка ру». Несмотря на то, что Вадим был далек от литературы в целом и от поэзии в честности, он все же с интересом слушал свою собеседницу.

— Мы живем вдвоем с мамой, правда, в разных квартирах. Нам обоим нужна свобода, а ей, тем более, она у меня молодая и красивая. На нее даже новые русские засматриваются. Маме всего лишь тридцать семь, а мне еще только двадцать. И мы друг друга понимаем с полуслова и живем душа в душу. У нас ведь больше никого нет. Отца своего я не помню. Родители, очень давно что-то не поделили между собой и с миром разошлись. Маме еще не поздно наладить свою личную жизнь и изменить судьбу. Я тоже хочу самостоятельности и независимости, поэтому и ушла на съемную квартиру. Поживу пока годик-другой, а дальше время покажет. Да и маме ни в чем мешать не буду. Она же у меня бизнес-леди. У нее свое дело: два продуктовых магазина. Пусть небольшие, зато они приносят доход. И дают возможность, хотя бы раз в год, обедать в ресторанах Турции. Мы с ней уже дважды туда ездили. Классно так! А еще в Эмиратах были. Правда, в арабской стране, мы только закупали товар да ходили по разным торговым точкам. Но все равно, поездка стала интересной. А ты в каких странах бывал? Нигде? Хм. Ну ничего, не расстраивайся, у тебя все еще впереди.

Настя разговаривала с Вадимом, время от времени заполняя в газете пустые клеточки скандинавского кроссворда.

«Надо бы сходить в справочное, пробить насчет автобуса», — подумал Вадим и поднялся с кресла.

— Пойду, узнаю точное время прибытия моего рейса, — сказал он и направился к окошку справочной службы.

— Хруня, подожди, давай я с тобой. А то одной сидеть не хочется, — остановила его девушка. Ей было непривычно так обращаться к этому парню. Но он назвал именно такое имя, знакомясь с Настей.

— Хорошо, — обрадовался Вадим и они подошли к справочному бюро.

Диспетчер с кем-то разговаривала по телефону и одновременно поглядывала на монитор компьютера, проводя рукой по клавиатуре. Вадим смотрел на нее сквозь большое толстое стекло и ждал, когда девушка обратит на него внимание. Рядом с Хруней, почти касаясь его плеча, была Настя. А за ней занял очередь какой-то мужчина. Он, похоже, слишком торопился, потому что не мог спокойно стоять на одном месте и все крутился вокруг Насти, видно, тоже желая раньше других, приблизиться к окошку. А потом, он вообще, просто нагло навалился на спину девушки и через головы стоящих, обратился к диспетчеру, сидящей за стеклом.

— Скажите, а билеты где продают?

— Рядом в кассе, направо, — подсказал ему Вадим.

— Я хотел узнать о наличии свободных мест на ближайшие рейсы, — пояснил незнакомец и снова прижал Настю, но теперь уже посильнее, к Хруне.

— Э, братан, стой нормально! Че ты, толкаешься-то? — не выдержал Вадим. — Тебе же сказали: касса с другой стороны.

Мужчина понял его и, поправляя свою одежду, быстро отошел от Насти, которая с облегчением вздохнула и посмотрела на Хруню:

— Ну, что там? Долго еще? Ой! — девушка, неожиданно для себя, поняла причину легкости, ощутимую сразу же после ухода незнакомца. На ее шее висели, как воспоминание, только два длинных ремешка от сумочки, которой уже не было. — Хруня, у меня сумку срезали!

— Как срезали? Кто? — не понял Вадим и обернулся к Насте.

— Наверное, тот мужик, который, как танк, буром пер к справочному. Блин, а у меня в ней деньги, билет и документы. Вот лажа-то! — засуетилась девушка и стала нервно смотреть по сторонам, спешно оглядывая все помещение.

— Ах он, козел, — только и сказал Хруня и, оставив свою новую знакомую одну, кинулся из зала, вслед за вором.

Потерпевшая, еще не полностью осознав всю тяжесть потери и не раздумывая о дальнейших последствиях, расстроенная села на ближайшее свободное кресло.

«Ну ни фига себе! Что это за кино такое? И как теперь быть? Бежать к ментам? Да где же они найдут этого вора? И будут ли вообще его искать?» — в голове у девушки были только вопросы. Настроение испортилось вконец, и в душу вселились тревога и отчаяние.

Но ее грусть быстро развеялась, как утренний туман, когда, немного погодя, она услышала приглушенный металлический голос, забиваемый шумом и другими помехами. Такие разговоры обычно ведет по рации милиция и другие, подобные им службы:

— …да в курсе… десятый, как освободитесь… к дежурному в комнату полиции…

Настя машинально повернула голову на звук и увидела Хруню. Его под руки вели два здоровенных работника службы безопасности автовокзала. Они были экипированы так, как будто собрались на войну. У каждого, кроме рации в левом нагрудном кармане, еще имелось по дубинке на поясе и по комплекту наручников. А у одного, с правой стороны, даже висела кобура.

Все трое приближались к сидящей Насте, а в руке у одного из охранников она только теперь заметила… свою сумочку!

От радости девушка вскочила и что-то хотела сказать, но, когда увидела на лице Вадима большую красную ссадину, прямо над его левой бровью, то сразу же замерла и во все глаза уставилась на парня.

— Гражданочка, это ваша сумка?

— Да, моя.

— Хорошо. А этого молодого человека вы знаете? — и один из мужчин указал на Хруню.

— Это мой друг. У меня, только что, срезали сумочку, когда мы с ним стояли около справочного бюро. А Хруня кинулся ловить вора. А что?

— Предъявите ваши документы.

— Да у меня ничего теперь нет. Все в этой сумке было. Деньги, билеты, удостоверение личности, — объяснила Настя, еле сдерживая волнение.

— Ладно, — сказал один из охранников. — Пройдемте с нами.

— А зачем вы избили моего друга? Как вы посмели? — вдруг закричала девушка и потянула за руку Вадима.

— Пройдемте с нами, — с невозмутимым видом повторил блюститель порядка и заговорил по рации. — Десятый на связи. Кражу предотвратили. Идем с потерпевшей в дежурную часть.

Помещение службы безопасности автовокзала, а это был именно оно, о чем утверждала соответствующая табличка на массивной входной двери, имело две комнаты. Одна побольше — сама дежурная часть — и вторая, совсем маленькая, размером с кухню в жилых домах старой планировки. Только здесь она выполняла роль, так называемого «обезьянника», с металлическим длинным сиденьем вдоль стены. А вместо входной двери у нее была массивная решетка. Это изделие из металла вполне могло бы смело состязаться в крепости с медвежьей клеткой в Биологическом центре на Полковничьем острове. Настя никогда так близко не сталкивалась ни с работниками полиции, ни с сотрудником службы безопасности различных организаций. А Хруня, в свою очередь, старался всегда заранее избегать подобных встреч. Но сегодня судьба распорядилась с ними иначе.

Дежурная комната, куда охранники завели молодых людей, имела какой-то унылый вид — ничего лишнего из интерьера и обстановки. И на всех приходящих сюда людей она автоматически нагнетала чувство непонятной вины перед кем-то и вселяла жгучее желание под любым предлогом, поскорее унести ноги подальше от этого места.

В комнате имелось два стола — один, длинный, для посетителей, которых сюда в большинстве случаев приводят не по их доброй воле, а второй — небольшой квадратный. Он являлся рабочим местом для одного из сотрудников, который, сидя за ним, смотрел на экраны мониторов. Можно было, не вставая со стула, следить за обстановкой на объекте: около кассы, в зале ожидания, в камере хранения и на улице, у входа. Около дежурного находились несколько раций с базами, громкая связь и два телефонных аппарата.

Настя и Хруня посмотрели вокруг себя. Стены помещения украшали портрет Нурсултана Назарбаева, а также подробные карты Семипалатинска и Восточно-Казахстанской области. Кроме них, отдельно висел стенд, размером с развернутую газету, который, наверное, просто необходим в подобных местах. Он до всех присутствующих доводил информацию о том, кого разыскивает полиция, при этом предоставляя возможность, увидеть на фотографиях в профиль и анфас соответствующие «милые» лица.

«Приглашенные» охранниками ребята, сели за длинный стол, друг против друга и написали объяснительные обо всем происшедшем с ними за последние полчаса. Работники службы безопасности, внимательно прочитав их писанину, рассказали потерпевшей девушке о том, что она стала жертвой достаточно известного вора. Настю это нисколько не обрадовало, хотя и успокоил тот факт, что полиция знает его и уже давно пытается поймать с поличным на месте преступления.

— Мы видели по монитору, как он крутился около вас, — объяснил задержанным один из охранников. — И не стали раньше времени принимать меры и вмешиваться, давая ему возможность уйти вместе с украденной сумочкой. Наши сотрудники сами бы взяли его на улице у входа, чтобы не поднимать лишнего шума внутри автовокзала. Но гражданин Хрунов опередил события и неожиданно набросился на вора с кулаками, забрав у него вещественное доказательство. А этого делать было нельзя. Преступник в ответ ударил его по лицу и, увидев приближающихся охранников, скрылся в толпе людей, идущих на базар. Но ничего. Фотография вора у нас есть. Вот, кстати, посмотрите запись того, как все происходило с вашим непосредственным участием. Теперь на основании написанных заявлений мы преступника обязательно задержим, когда он еще раз здесь объявится. И призовем к ответу по всей строгости закона. А он придет, это точно. Можете не беспокоиться. Автовокзал — это его место деятельности. Вот ваши документы, возьмите и можете идти. Мы вас больше не задерживаем. А вы, девушка, в следующий раз будьте поосторожнее с вещами. И повнимательнее следите за ними.

Как только молодые люди вышли из дежурки, Настя сразу же обняла Хруню и расцеловала его:

— Спасибо, тебе. Ты настоящий друг. Что бы я одна в такой ситуации делала?

— Да ладно, че там. Видишь менты, оказывается, здесь постоянно всех пасут. И если что не так — быстро повяжут, — поскромничал Вадим, хотя ему было очень приятно слышать слова благодарности в свой адрес от такой классной девчонки.

— Нет-нет. Что ни говори, а ты герой, — не унималась Настя, восхищаясь мужественным поступком парня. — Слушай, Хруня, а ты мне не рассказал, к кому едешь в Астану?

Они вышли на улицу, немного проветриться и сменить обстановку. И Вадим вкратце изложил новой знакомой цель своей поездки в другой город.

— Да, — согласилась Настя. — Я тоже слышала, что в Семипалатинске путевую работу найти сложно. А, знаешь, что? Поехали со мной в Усть-Каман? У нас работы — валом. Все предприятия функционируют. Зарплата в городе не сказать, что высокая, но на жизнь людям хватает, не так, как здесь. А если вдруг с трудоустройством что-то не срастется, то тогда можно обратиться к моей маме, она поможет. У нее есть много знакомых в разных организациях. Да и квартиру в городе снять не вопрос. Жилье найдешь влегкую. А пока, на первое время, можешь остановиться у меня, если, конечно, захочешь. Я ведь теперь твоя должница и хочу тебе чем-нибудь помочь. Ну, решай, быстрее! А то, усть-каменогорский автобус, вон по-моему, уже стоит и скоро на него посадку объявят.

«А что? Это вариант! Чем, черт не шутит? — задумался Хруня. — Отказаться от такого предложения прекрасной девушки — это было бы большим упущением. Потом, пожалуй, еще пожалею, если сейчас на него не соглашусь. Терять мне, вроде, как нечего. А вот кое-что приобрести — вероятно смогу…»

— Идет! — согласился Вадим. — Пошли в кассу сдавать мой билет. Только сумку держи теперь двумя руками, да покрепче.

И когда автобус увозил пассажиров в областной центр Восточного Казахстана, Хруня подумал о том, что не было бы счастья, да несчастье помогло. Теперь его ждут новые приключения и не просто, а скорее всего, в компании Насти. А все его старые знакомые: Оксана, Марго и Света — остаются в прошлом. Конечно, со Светой, все же, нехорошо получилось. Но ведь Вадим, тоже стал жертвой непредвиденных обстоятельств. По крайней мере, он так считал.

Похожие мысли одолевали и Светку. Особенно, в тот момент, когда Женя, казалось, обиженный на весь мир, ушел из магазина и уехал к себе домой, в город. Честно говоря, девушке хотелось выбросить из головы все обременительные и тяжелые воспоминания, от которых уже ум заходил за разум. Поскорее бы все забыть! Но это не так просто, как кажется.

Человеческий мозг — самая сложная «вычислительная машина» на Земле, не имеющая аналогов. И основной его функцией является, как ни странно, ни способность все запоминать, а возможность забывать то, что ему уже не надо. Как бы проводить «чистку» памяти, а говоря научным языком, сортировать полученную информацию, обрабатывая ее на нужную и ненужную. Исходя из этого, следует сделать вывод, что мозг сам за нас решает, что ему запомнить, а что забыть. И «натренировать память», как это нам иногда любят советовать, особенно учителя и кое-кто из врачей, просто невозможно. Во-первых, потому, что она не мышца, а во-вторых, вообще понятие «память» — чисто условное. Это всего лишь одна из функций головного мозга и не более того.

«Да, Женя — хороший парень. И, возможно, у нас бы с ним что-нибудь и вышло. Но, раз не получилось, — успокаивала себя девушка, сидя за прилавком в ожидании покупателей, — значит, так Богу угодно. Надо просто поскорее забыть Женечку, хочется мне того или нет. К тому же, мы с ним расстались не по-хорошему. И теперь он уж, точно, не приедет в Привольное. А жаль… Кстати, он ведь привез мне какие-то коробки в подарок. Интересно, что в них?»

Когда Светка внимательно осмотрела все то, что ей оставил Женя, то была приятно удивлена, обрадована и расстроена одновременно. В одной, самой большой узкой и тяжелой коробке, узкой, треугольной формы, как оказалось, упакованы лепестки спутниковой антенны, так называемой «тарелки». А в двух других, поменьше размером, лежало что-то непонятное, но, видимо, очень необходимое для комплекта.

— Так вот, оказывается, что он имел в виду? Какой же ты, все-таки, хороший, Женечка! Спасибо тебе. — Разговаривала сама с собой девушка, но в то же время, представляла рядом стоящего Женю.

Теперь Светка задумалась еще и над этой проблемой: «Что делать с этим подарком? Как на него правильно отреагировать?» Светка понимала, что вернуть все это, она физически, даже при всем желании, не сможет. А оставить себе ей не позволяли гордость и совесть. Но и на продажу выставлять спутниковую антенну тоже не хотелось.

«Придется пока забрать подарок к себе домой и оставить его до лучших времен», — решила девушка и стала обслуживать пришедших в магазин покупателей.

А вечером, как всегда к Светке пришла ее непосредственный начальник — Люда. Она была какой-то возбужденной и сразу, с места в карьер, заговорила:

— Света, как у тебя дела? Представляешь, мой Лешка, только что с товаром приехал. Понавез — всего! Я ему сразу сказала про тебя. Он так обрадовался! Сказал, что лучшего продавца нам и не найти. И как закончит разгрузку, все посчитает — проверит, сразу сюда примчится. Надо будет сегодня отметить двойное событие: твое устройство на работу и поступление нового товара. Как говорится, обмыть, а то удачи не будет. Это у нас уже традиция такая.

Услышанная новость большого восторга у Светки не вызвала. Настроение девушки и без того было ниже среднего. Но ей не хотелось свое уныние демонстрировать Люде, и она, лишь улыбнувшись в ответ, промолчала.

Перед закрытием магазина за девушками, как и обещал, заехал на личном автомобиле, Леша. Светка уже не помнила, когда последний раз его видела и теперь с неподдельным интересом смотрела на молодого человека. Алексей почти не изменился за это время, только возмужал и стал посерьезнее, чем в школьные годы. Юноша превратился в молодого мужчину: у него стали шире плечи, чувствовалась сила в руках и уверенность не только в голосе, но и в самом себе. В общем, Людке повезло с мужем, и она в нем души не чаяла. До сих пор кокетничала с ним, а иногда даже строжилась и пыталась командовать там, где надо и не надо.

Леша тоже не скрывал радости от встречи со Светкой. И ей даже стало как-то неловко, перед рядом стоящей Людой, ведь все-таки он ее муж. К тому же Люда, наверняка, помнит, как будущий супруг дружил, всего лишь несколько лет тому назад, со Светкой. А, может быть, она своим «олимпийским» спокойствием, хочет показать, что у них в семье все ладно. И то, что она, в верности своего Алексея не сомневается! Ну и хорошо, дай Бог, если это так! Светка только рада этому, хотя в какой-то момент ей все же стало интересно, почему именно на Люду пал выбор такого видного парня, у которого, скорее всего, было достаточно много кандидатур, на роль невесты? Но это в общем-то не ее дело.

Молодого человека, который тоже во все глаза смотрел на новую продавщицу, интересовало буквально все о девушке. Он даже пытался вспоминать какие-то важные для него моменты их дружбы в школьные годы. Но Светка тактично переводила разговор на другие темы. Еще здесь ей только не хватало лишних проблем от его жены. Хватит ей того, что произошло в городе!

Отметить встречу старых друзей Люда хотела тут же, в магазине, после рабочего дня. Пока Светка думала, какую бы причину придумать для того, чтобы избежать этой вечеринки, Леша вдруг сказал своей жене:

— Людочка, давай не сегодня! Во-первых, я устал с дороги. И потом, мне надо разобраться с товаром, заехать к некоторым друзьям, которые мне делали заказы кое-что привезти. Короче, есть дела! И будет лучше, если мы перенесем наше мероприятие на другой раз. Зато потом посидим, никуда не торопясь, и в спокойной обстановке.

Слова Алексея для присутствующих прозвучали убедительно, а для Светки, они вообще, стали в радость. Девушки и не догадывались о том, что молодой человек, уже что-то задумал. Он, конечно же, организует подобную встречу, но, только немного в другом составе и в более подходящей обстановке…

А Люда все не унималась:

— Светик, а ты заходи к нам домой сегодня вечером, часиков так в восемь — в девять. Посидим за ужином, почаевничаем водочкой, поговорим.

Но продавец, сославшись на усталость и срочные домашние дела, улыбнувшись, вежливо отказалась. И сразу же заторопилась домой. Молодой человек любезно предложил ее подвезти, и все трое заняли свои места в автомобиле Алексея.

Машина остановилась сначала около дома Светкиных друзей. Он не был большим, но добротным и капитальным. Сразу видно, что у его владельцев водились денежки и неплохие. Хозяева следили не только за фасадом здания, но и за приусадебным участком. На его территории имелась беседка, а рядом с ней вырытый бассейн, заботливо обложенный по всему периметру большими плитами. А совсем недалеко — маленький симпатичный фонтанчик. И у любого, сюда зашедшего гостя, сразу же создавалось настроение приятного отдыха, раскрепощенность душой и ощущение покоя.

Люда перед уходом сначала поцеловала мужа, а потом свою подругу и вышла из машины. А водитель, доставляя Светку к родителям, сразу после того, как они остались вдвоем, заговорил с девушкой:

— Светка, я так снова рад тебя видеть! Когда же мы с тобой последний раз встречались? Кажется, что все это было еще вчера, а с другой стороны, вроде бы, пролетела целая вечность.

— После моего выпускного мы еще, кажется, недолго общались, а потом я уехала.

— Да, как давно все это было! Но зато, столько хороших воспоминаний в памяти осталось. А ты домой сильно торопишься? — неожиданно поинтересовался молодой человек.

— Я-то? — переспросила Светка. — Да как бы нет. Это ты, по-моему, сильно спешил куда-то.

— Ах, да! У меня было одно дельце. Но я его, пожалуй, отложу на утро, — будто о чем-то вспомнил Алексей. — Добрые дела на ночь не делаются. Давай немного посидим в машине и поговорим о нас, о прошлом. А прошлое, как известно, без настоящего не бывает и наоборот.

И не дожидаясь ответа своей собеседницы, Леша остановил машину недалеко от Светкиного дома. И снова стал, впадая в ностальгию, говорить о школьных годах. А потом вдруг неожиданно его потянуло на откровенность:

— С тех пор, как ты уехала, я часто вспоминаю о тебе. Ты мне всегда очень нравилась, а сейчас, тем более. И если бы не твой спешный отъезд в Семипалатинск, то… — здесь Леша замялся и поглядел на девушку. Она молча его слушала, смотря в окно перед собой. Молодой человек продолжал: — А потом, совсем случайно я закрутил с Людой. Мы несколько раз повстречались, поскольку она сама того хотела и была инициатором, дальше — больше. Молодой еще был, зеленый, не думал о последствиях. А когда она оказалась в том интересном положении, когда порядочный мужчина не бросает женщину на произвол судьбы, мы с ней расписались. Люда очень ждала ребенка, но, судьба распорядилась иначе… И теперь, неизвестно, сможет ли она вообще стать матерью.

Светка внимательно слушала, незаметно поглядывая на часы и толком не понимала, зачем Лешка все это ей говорит. А он вдруг, неожиданно замолчав, достал из бардачка небольшую синюю коробочку, обтянутую целлофаном и протянул ее девушке.

— Светик, прими пожалуйста, это от меня на память. Французские духи — настоящие, не китайская подделка какая-нибудь. Я недавно привез их с России. Думаю, они тебе понравятся.

— Ты что? — удивилась девушка. — Зачем это мне? А что скажет твоя жена?

— Ну во-первых, она ничего не узнает. А во-вторых, думаю, будет только рада, если ты станешь пользоваться настоящим парфюмом, ведь ты теперь работаешь в магазине, общаешься с людьми. И тебе надо выглядеть соответствующе.

И, вручая духи своей сотруднице, Леша медленно потянулся губами к щеке Светки. С ее стороны возражений не последовало, и тогда он поцеловал девушку пониже левого глаза. А затем, пользуясь близостью и подходящим моментом, молодой человек положил правую руку на плечи девушки и коснулся ее губ. Сама не зная почему, Светка ответила долгим поцелуем.

— Извини, мне пора домой, — спохватилась Светка. — Ты женат, причем на моей однокласснице, у которой я еще и работаю. А я тут с тобой целуюсь. Это нехорошо, подло, с моей стороны.

— Светочка, как ты смеешь так говорить? Мы с тобой знакомы ни первый день. И мои чувства к тебе не стихийны, а проверены временем. Ты мне очень нравишься.

— Подвези меня к дому, — попросила девушка Алексея и, выйдя из машины, около своей калитки, приветливо помахала водителю ручкой.

— Спокойной ночи. А лучше всего, приятной. Нам с тобой — тихо проговорил молодой человек вслед уходящей Светке и, хлопнув дверью, поехал к жене.


предыдущая глава | Перстень графа Митрофанова | cледующая глава