home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Так Хруня оказался в Усть-Каменогорске. Неожиданное знакомство с Настей Полянской он воспринял не как подарок судьбы, а, скорее всего, как должное. Вадим был убежден, что все предшествующие, так называемые «левые» события в Семипалатинске вылившиеся в конфликт с Оксаной, и натянутые отношения с Женей — это всего лишь стечение обстоятельств. Парень верил в себя и в то, что у него жизнь сложится так, как ему надо. А все эти проблемы вокруг Бичевой Светланы — только небольшая черная полоска, которую, несомненно, в скором времени сменит белая.

Вадим уже неделю жил в областном центре. Первые два дня, после приезда, он гулял по городу со своей новой знакомой, смотрел у нее дома видео и просто отдыхал. Снимал стресс.

Настя оказалась на редкость простой девушкой. Поначалу, Хруня пытался ее сравнивать с Оксаной Селивановой. И искал какой-нибудь подвох в поведении Полянской. Но все складывалось хорошо, и подозрения парня были неоправданными.

Девушка хотела видеть в госте из Семипалатинска своего друга. И он отвечал хозяйке дома взаимностью. Конечно, Вадим, мог бы использовать весь свой темперамент и попытаться перевести дружеские отношения в близкие. Но что-то его останавливало. Хруня не боялся получить отказ, нет! Просто ему не хотелось повторять прошлых ошибок со Светланой, и поэтому он решил не торопить события. Вадик верил в то, что чему быть, того не миновать. И если Бог даст команду Хруне незамедлительно соединиться в жарких объятиях любви со своей новой знакомой, то так и произойдет.

Конечно, почти сразу же после приезда на новое место парень стал думать о трудоустройстве. Работа — для него главное. Ведь Вадим приехал сюда не гулять и прохлаждаться, а устраивать свою жизнь.

Настя, купив несколько местных газет, включая и «Вестник ВКО», вместе с молодым человеком просмотрела все объявления в рубрике «Требуется». Девушка считала своим долгом, помочь парню найти для него достойную работу. Ей почему-то хотелось, чтобы Хруня, временно устроившись в Усть-Каменогорске, остался бы здесь надолго. А то и навсегда.

Утром, в один из дней, Полянская лично захотела поводить своего гостя по некоторым учреждениям и предприятиям, адреса и телефоны которых они нашли в газетах. На это мероприятие у них ушло полдня. Но результаты оказались почти нулевыми. Во всех местах молодые люди не застали директоров. И лишь в одном руководитель любезно побеседовал с Вадимом и согласился взять его на работу.

Но, выйдя из кабинета начальника, Настя, которая везде сопровождала своего нового друга, пришла к выводу, что этот вариант им не подходит. Во-первых, предприятие находится достаточно далековато от места ее жительства. А во-вторых, график предложенной Хруне работы был скользящим, с ночными дежурствами. И девушка решила, что при желании, можно подыскать и что-нибудь более подходящее. В противном случае, Хруне пришлось бы думать о съемной квартире, поближе к этой организации. А это лишние заморочки. Полянской не хотелось оставлять молодого человека на произвол судьбы, в чужом для него городе, один на один с проблемами.

За время ее возвращения девушка еще не сказала матери о том, что у нее дома проживает молодой человек из Семипалатинска. Настя не была уверена в том, что Виолетта Николаевна ее одобрит. И раздумывала над тем, как бы получше представить Вадима своей матери.

Но, похоже, девушка зря беспокоилась. В этом ей вскоре, помог случай, который не заставил себя долго ждать. Полянская — старшая захотела пригласить свою дочку в гости. В ту квартиру, где они вместе и жили до тех пор, пока Настя не нашла для себя отдельное жилье. Просто так девушка к матери заходила не часто. Да в этом и не было особой необходимости. По телефону они перезванивались почти каждый день. Если дочке нужны были деньги, тогда она брала их у матери в магазине. Причем, иногда в ее отсутствие, у продавцов. В общем, Настя хотела всем этим показать свою независимость от Виолетты Николаевны. И стремление в полной мере пользоваться правом на взрослую личную жизнь.

Да Полянская — старшая и не хотела в чем-либо ущемлять свою дочь. Поэтому женщина и надумала один из вечеров провести за столом в компании Насти и ее друга — Димы.

А почему бы — нет? Ведь Яров — хороший парень, скромный и вежливый. И Виолетта Николаевна будет только рада, если ее дочь продолжит с ним встречаться.

Пока девушка была в Семипалатинске, Дима терпеливо ждал ее возвращения. Настя ему приглянулась. Можно сказать, что понравилась. И парень был бы не против того, если бы их отношения стали близкими. Иной раз Ярову очень этого хотелось.

И Дима уже сомневался в том, стоило ли о таких вещах говорить с Русланом. Ну что за детский сад такой? Почему Гордыев должен давать ему на это разрешение? Но с другой стороны, Яров понимал, что троих друзей связывает одно общее дело. А раз так, то не следует пока допускать никакой самодеятельности. Ведь ребята, Руслан и Игорек, поверили ему и взяли в свою команду. А девушки? Они у Димы еще будут. Главное — деньги. Которые он, кстати, даже на прогулки с Настей безвозмездно получает от Гордого. Так что рыпаться сейчас не стоит. И лучше всего попридержать свои желания. До лучших времен.

Об этом Диме говорил и Руслан:

— Все будет нормально, старичок. Главное для тебя сейчас — это четко отлаженный бизнес. А потом телки у твоих ног будут просто штабелями лежать. Вот Настя без тебя наскучается в Семипалатинске, приедет домой, и все закрутится с новой силой.

Дима позвонил Насте на мобильный. Оказывается, она была еще в Семипалатинске и сказала ему, что послезавтра уже будет дома.

Но случай на вокзале и знакомство с Вадимом Хруновым заставили на время забыть девушку о существовании Ярова. А когда он вечером, в назначенный срок, застал Полянскую уже в Усть-Каменогорске, как раз в тот момент, когда девушка решала вместе с Вадимом вопрос о его работе, то она ответила на звонок без особой радости.

— Да, уже приехала… Дела нормально… Настроение хорошее…

— Настюша, а когда мы сможем с тобой увидеться? — спросил Дима.

— Ты знаешь, мне сейчас некогда. Я эти дни буду занята. И как освобожусь, то сама тебе перезвоню. — девушка старалась вежливым тоном, избегая открытого текста, дать понять собеседнику, что у нее прошел интерес к общению с ним.

— А когда это будет? Сколько мне времени ждать: день, два, три? — не унимался Дима.

И тут Настя решила сразу расставить все точки над «и», все объяснив парню:

— Наверное, уже никогда, — произнесла она тихим голосом и вышла на кухню, чтобы Вадим не мог слушать их телефонный разговор. — Я познакомилась с одним молодым человеком. И поэтому, извини, но нам встречаться нет смысла.

Дима не ожидал такого поворота событий. И сразу не сообразил, что ответить:

— Да? А звонить-то, хоть тебе можно?

— А зачем?…

Естественно, после такого разговора со своим бывшим другом, Настя во время вечерней беседы по телефону с матерью, также уйдя на кухню, пока Хруня смотрел видео, сообщила ей о своих изменениях в личной жизни.

— Мамочка, все подробности я тебе расскажу при нашей встрече. Во-первых, сама понимаешь, это не телефонный разговор. И потом, Вадик может меня услышать. А это было бы нежелательно. — Сказала девушка и добавила: — можешь не беспокоиться, бабушкой стать тебе пока не грозит. И вообще, я веду себя по-взрослому правильно. Ладно… Обязательно приду с Хруней. Да, с Хруней. Ну, это я его так называю. Целую. Пока…

Настя хоть и считала себя самостоятельной девушкой, сама решающая как ей строить свою жизнь, но все же, предстоящая встреча Вадима с Виолеттой Николаевной, немного ее волновала. Всего лишь чуть-чуть.

Об этом она думала, когда подходила вместе с Хруней к дому, в котором с детства жила со своей мамой. Зато, своему новому другу, девушка заранее сказала, что Виолетта Николаевна попробует помочь ему с трудоустройством. Поэтому Вадим и не обременял себя никакими лишними думками. Его пока все устраивало, и все ему нравилось.

Настя, почти прямо с порога, представила хозяйке квартиры своего друга:

— Мама, знакомься. Это Вадик, он же — Хруня. Ты знаешь, мам, в Семипалатинске со мной случилась «лажа». На обратном пути, на автовокзале, меня попытались ограбить. Вернее, уже «скоммуниздили» сумочку. А Вадим…

И дальше последовал подробный рассказ с передачей всех эмоций и чувств недавнего прошлого. Девушка закончила свои воспоминания только за столом. Вадим скромно сидел, слушал да ел, то и дело поглядывая на Виолетту Николаевну. Она же, наоборот, не скрывала своего восхищения смелым и решительным поступком молодого человека, подкладывая ему в тарелку все новые и новые угощения.

А Хруня неоднократно ловил себя на мысли, что Настина мамаша, оказывается, на редкость эффектная женщина для своих лет.

«Да… Будь я постарше ее или она, грамм помоложе, то тогда… Хотя нет. Это ведь Настина мама. И такое приключение было бы для меня уж слишком! А с другой стороны, как бы классно могло получиться. «Познакомиться» с мамашей да еще и дочку охмурить», — думал парень, вовсю работая челюстями.

Умная и умудренная жизненным опытом женщина, Виолета Николаевна, чувствовала на себе оценивающие взгляды юноши. Но это ее нисколько не смущало и не оскорбляло. А, совсем наоборот, тешило самолюбие и утверждало свою внутреннюю самооценку. Полянская надеялась на то, что подобные мысли не вселятся в Настю. Но, тем не менее, перевела разговор в другое русло.

Хозяйку квартиры интересовала жизнь Вадима в Семипалатинске. И его дальнейшие планы, особенно те, что касались проживания в чужом городе.

— Мама! Вадику надо срочно найти работу, только путевую, и чтобы он зарабатывал порядочно. Ты сможешь чем-нибудь помочь? У тебя же знакомых — море, — сказала девушка. — А то, мы уже все «свежие» газеты перелистали. Даже «Вестник ВКО» купили. И везде «борода». Конечно, что-нибудь найти можно, но для Вадима и это не подходит. Однозначно.

Закончила командным тоном свою речь Настя и посмотрела на Хруню.

— Действительно. Зачем же Вадиму браться за какую попало работу? Ведь, надеюсь, ни для этого же он сюда ехал, — согласилась хозяйка квартиры. — Скажи, Вадик, может быть ты от кого-нибудь сбежал из Семипалатинска? Нет? Да я пошутила, расслабься… Верю, верю, что брошенной жены и алиментов у тебя нет. Давайте, сделаем так…

С завтрашнего дня Хруня начинает работать под руководством Виолетты Николаевны. Ей давно уже был нужен сотрудник на должность администратора магазина. Ну, может быть, не совсем администратора. Скорее всего, управляющего делами. В обязанности Вадима будет входить: контроль за продажей товаров в двух магазинах Полянской, изучение покупательного спроса, а также периодическое знакомство с ассортиментом в соседних конкурирующих торговых точках. И, главное, необходимо построже контролировать работу продавцов в вверенных ему магазинах, так как находящийся там обслуживающий персонал не всегда честно выполняет свои обязанности.

Основная проблема заключается в том, что систематически к его рукам «прилипают» деньги из кассы, принося тем самым недостачу и ущерб владельцу магазинов. А в тетради учета сотрудники, бывает, частенько такое понапишут, что «черт ногу сломает». Из-за этого очень сложно проверить по бумаге недельный финансовый отчет. Одним словом, за магазинами нужен «глаз да глаз». Постоянный контроль, а не стихийные наезды Полянской.

Вот такую работу и предложила Виолетта Николаевна новому другу своей дочери. А когда у женщины выдался подходящий момент остаться ненадолго с Настей наедине, то мама и решила затронуть тему о Диме.

— Что у тебя с ним произошло? Поссорились, что-ли? Он вроде бы такой простой и безобидный парень? — поинтересовалась Полянская-старшая.

— Нет, мамочка не поругались. А просто, беспричинно расстались, — пыталась отшутиться девушка.

— Так не бывает. Лучше мне прямо скажи, как есть.

— А что говорить-то? Дима мне и так-то не особо нравился. А тут, неожиданное знакомство с Хруней. Ну и все. Бывшему — от ворот поворот, а Вадику… — И Настя вдруг замялась.

— Что, Вадику? Продолжай, раз начала. Сказала «а», так говори «б».

— А Хруне — зеленый свет!

— Это в каком месте? — вырвалось у Виолетты Николаевны. Но она быстро поняла, что ляпнула «не то» и перевела тему. — Ты, дочка, Диму уж не бросай, раз вы с ним не ругались. Он ведь тоже хороший парень. С Вадимом, конечно, его стравливать не надо. Просто, поддерживай отношения с обоими. Чтобы у тебя была альтернатива, как говорил Горбачев. А дальше — сердце само подскажет, как правильно поступить…

Предложенный вариант работы для Вадима, конечно же, стал полной неожиданностью. Во-первых, это, прежде всего, оказание доверия незнакомых ему людей и возложенная на него ответственность. А во-вторых, что самое-то главное, парень никогда раньше не занимался подобными делами. И в коммерции, мягко говоря, был не силен. Но, терять ему было нечего, а тем более, чем либо рисковать. К тому же, мамаша заверила молодого человека в том, что у него все получится. И она будет Хруне во всем помогать.

А раз согласия у парня, вообще-то, никто и не спрашивал, то он принял этот вариант с работой, безоговорочно. Правда, поймав себя на мысли, что больше всего времени ему, судя по всему, придется проводить с Полянской-старшей. И это Вадиму особенно понравилось.

Для себя он решил, что по возможности, как мужчина, станет «добренькой тетеньке» оказывать знаки внимания. А уж этому Хруню учить не надо. Правда, делать все придется осторожно, со знанием дела, чтобы не «переборщить». А то, ненароком, опять «встрянет» в какую-нибудь историю.

А Полянская-старшая, видно, для того, чтобы подвести итог застольной беседе, передала молодому человеку десять тысяч тенге.

— Вот, возьми, Вадик. Это тебе на первое время. Бери, бери, не стесняйся. Это аванс в счет твоей будущей работы. А деньги тебе сейчас нужны, я же знаю…

Вечер знакомств с молодым человеком из Семипалатинска подходил к своему логическому завершению. И вскоре все разошлись отдыхать. Хруне постелили в зале на диване, а мама с дочкой — ушли в спальню.

После разговора с Настей, вернее, после того как она объявила Ярову о своем решении прекратить с ним все отношения, парень сразу и не мог сообразить, что ему предпринять. Но в любом случае об этом нужно было сообщить Русику.

Дима, в последнее время, особенно когда Полянская-младшая была в отъезде, часто о ней думал. И вспоминал те приятные моменты, когда они вдвоем с Настей гуляли по городу и, вообще, были вместе. Парень уже привык к мысли, что у него есть девушка. Хорошая, симпатичная, с которой не стыдно выйти на люди и даже можно строить планы на будущее.

А теперь, когда их общение так непредсказуемо быстро закончилось, Яров сразу ощутил чувство давящей тоски, перемешанной с незаслуженно нанесенной обидой, и пустоту на душе. И, конечно же, сожаление обо всем случившемся. Парень терялся в догадках: «Что тому могло послужить?»

— Самая реальная причина, когда от тебя «сваливает» телка, это та, что она нашла себе другого, — пояснил ситуацию расстроенному другу Русик. А быть может, он таким образом пытался его «успокоить». — Ну ничего. Не вешай нос, гардемарин. Что-нибудь обязательно придумаем…

Этот разговор трех молодых людей проходил во время обеденного перерыва у них на работе. Гордыев сказал Диме, что он уже знает, как именно поступить отвергнутому парню с неверной девушкой. И вечером обещал изложить свой план. К тому же сегодня всей троице все равно предстоит выполнить одно очень важное дельце. Вот тогда-то они все и обсудят.

Сидя в машине Гордого, Яров слушал все то, что ему говорил Русик.

— Давай так… Да не унывай-ты! Что сопли-то распустил? — прикрикнул на Диму водитель. — В общем, слушай сюда. Ты обязательно позвони этой биксе на мобилу. Только не сегодня. Надо будет денька два выдержать паузу. И себе маленько цену набить. Ты ведь мужик все же! А горячку пороть не следует.

— Это точно, — подал голос с заднего сиденья Игореха. — Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравится ей наш…

— Цыц! — одернул его Гордый. — Особенно твой… Ишь, Пушкин, блин, выискался. Ты это, Димон! Немного погодя, позвонишь Насте и, как ни в чем ни бывало, поговоришь с ней. Спросишь, как дела и все такое. А потом, как бы невзначай, предложишь встретиться. Но только сопли не распускай! А уж если она «упрется рогами в землю» и ни в какую, то, тогда…

И Русик подробно изложил Ярову все то, что он задумал. Ведь Гордого совсем не устраивало, если девушка откажется встречаться с Димой. Тогда его первоначальный замысел насчет Полянской-старшей может не получиться. А это будет очень-очень плохо.

Первый рабочий день Хруни в новом для него качестве — заместителя Виолетты Николаевны, а именно так она представила парня своим подчиненным, прошел хорошо. Он пытался вникать во все тонкости торговли и запоминал то, что ему говорила Полянская-старшая.

А продавцы, в обоих магазинах обращались к Вадиму на «вы» и по отчеству, что для него было непривычно и необычно. Ему даже приглянулась в торговом зале одна девушка — продавец. И если бы молодой человек познакомился с ней при других обстоятельствах, то он, несомненно, «положил бы на нее глаз» со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вечером за ужином Настя расспрашивала своего друга о его новой работе. Причем, делая это так, словно Хруня работал не под руководством ее мамы, а где-нибудь в другом месте.

Их разговор прервала веселая музыка из мобильного телефона Полянской-младшей. И она, взяв трубку в руку, увидела как на дисплее мобилы высветилось имя: «Дима». Девушка немного подумала, прежде чем ответить на звонок. А затем, извинившись перед Вадимом, взяв с собой телефон, вышла на кухню.

Но Хруня и не пытался прислушиваться к разговору девушки. Он думал о своей новой работе и о том, как хорошо к нему относится Виолетта Николаевна. Правда, парень и не подавал никакого повода, чтобы в чем-то ее разочаровать. Но все же, в непривычном для него деле — торговле, он мало что соображал. Хотя и вовсю старался быть полезным для хозяйки магазинов.

Так прошло еще несколько дней. Один из которых, между прочим, оказался достаточно нелегким. Виолетте Николаевне к таким поворотам в бизнесе — не привыкать. А вот Хруне пришлось поднапрячься и побегать. Вернее, не побегать, а поездить вместе с хозяйкой магазина. И все же, даже несмотря на это, молодой человек вымотался. Они ездили по торговым базам и складам, встречали новый товар, заключали какие-то договора. В тот день у Полянской что-то не клеилось и не получалось, и она нервничала.

А когда рабочий день наконец-то подошел к концу, хотя кое-какие дела и пришлось отложить до завтра, Полянская-старшая предложила Хруне проехать к ней домой, чтобы вместе заполнить бумаги о закупленном товаре.

— Быстро оформим документацию, а заодно и поужинаем, — подъезжая на личном автомобиле вместе с молодым человеком к своему дому, сказала женщина. А затем быстро исправилась. — Вернее, наоборот: поедим, а потом, примемся за дела…

Хруня, после недавнего визита вместе с Настей в квартиру Виолетты Николаевны, больше там не был. Но сейчас почему-то он чувствовал себя более увереннее и раскрепощеннее, чем в первый раз. Да и Полянская-старшая общалась и вела себя с Вадиком так, словно он пришел к ней не в гости, а в свой собственный дом.

Женщина предложила парню принять душ, на что он с радостью согласился, так как действительно испытывал необходимость в водных процедурах.

А когда Вадим вышел из ванной комнаты, то увидел накрытый в зале стол на две персоны. По предложенному хозяйкой угощению, можно было судить, что она заранее приготовилась к приему гостя. Или же подобное меню на ужин у Виолетты Николаевны являлось постоянным.

В комнате был зажжен неяркий свет, точно падающий на стол, и работал телевизор с большим экраном, воспроизводя медленную и приятную музыку от видеомагнитофона.

— Вадик, посиди пока немного в одиночестве. Вот, если хочешь, полистай журнал. А я тоже пойду, сполоснусь, — сказала женщина и зашла в ванную.

А когда, через некоторое время хозяйка вернулась, то молодой человек, был поражен ее великолепной внешностью, увидев Полянскую-старшую в непринужденной, домашней обстановке. Она надела блузку с легкими брюками, очень выразительно подчеркивающими ее бедра. В таком одеянии Виолетта Николаевна казалась намного моложе своих лет.

Хруня, честно говоря, слегка стушевался от произведенного на него эффекта, но старался не подавать виду. А женщина уже уловила огонек в глазах юноши и, как ни в чем не бывало, заняла свое место за столом, рядом с Вадимом.

В этот момент у Полянской-старшей зазвонил телефон. Она нехотя его взяла и, мельком взглянув на дисплей, поднесла к уху:

— Да, доченька. Все нормально. Уже дома. Да устала чуть-чуть. Сегодня было много работы. Вадим у меня. Пока ужинаем. А затем, займемся срочной работой, нужно составить кое-какие бумаги. Он сегодня заночует у меня потому, что потом поздно будет Вадика везти к тебе. Так что не теряй его. Целую, звони завтра…

Виолетта Николаевна вопросительно посмотрела на гостя, словно напрягая свою память: «На чем же мы прервали наше общение? Ах, да, вспомнила!»

— Как ты смотришь на то, если нам слегка выпить? — загадочно спросила Полянская. И, не дожидаясь ответа, решила уточнить. — Вадик, ты что предпочитаешь из спиртного?

Для Хруни предложение было несколько необычным и весьма заманчивым. А что, собственно, мешает парню выпить в компании такой приятной дамы? К тому же она сама предлагает.

— Водку, — не нашел более лучшего ответа парень.

— А что ты скажешь насчет коньяка? По чуть-чуть, для аппетита, — предложила женщина и достала из бара полный графинчик с алкогольным напитком.

— Я вообще-то только «за», — неуверенно произнес молодой человек.

— Ну тогда, за что пьем? За нас? Вернее, за успех, теперь уже нашего общего дела? — спросила Виолетта Николаевна, подавая Хруне небольшую, наполненную до краев рюмку.

После нее последовала еще одна, а затем и другая. Алкоголь, вступая во взаимодействие с усталостью, делал свое дело. В голову юноше уже приятно ударило. В ноги медленно опустилась тяжесть. А комнату мелодично наполняли звуки успокаивающей музыки из телевизора. И Вадим совсем расслабился.

Каспийское море, теперь стало бы ему по колено. Все сложности уходящего дня показались мелочью жизни и отошли куда-то на задний план. А вот рядом сидящая женщина… Нет, это не просто женщина. Это предмет восхищения любого мужчины и олицетворение какой-то особой красоты, идущей от Виолетты Николаевны, как лучики света от солнца.

Похоже, юноша совсем забыл, где и с кем он находится. Или не хотел думать на эту тему. А может быть, уже не мог. Он лишь чувствовал приятно волнующий запах женского тела, исходящий от рядом сидящей радушной хозяйки. Хруня представлял упругость ее груди и бархатистую кожу стройных ног…

— Еще по маленькой? — услышал он.

— Угу. За вас, — согласился Вадим уже потише добавил. — За тебя…

Молодой человек и сам, наверное, не понял, как его правая ладошка медленно, но уверенно, нежно, едва касаясь бедер рядом сидящей Полянской-старшей, легла между ее ног, при этом большим пальцем нащупывая замок — молнию….

После этого наглого и бесцеремонного поступка Вадик рисковал получить, по меньшей мере, пощечину. А затем, услышать в свой адрес соответствующую оценку подобных действий с последующим скандальным выдворением за порог квартиры. А в дальнейшем и вообще из Усть-Каменогорска. Но этого не произошло…

… Парень поднял голову с подушки и посмотрел на настенные часы.

— Скоро пять утра, прикинь, — сказал он устало рядом лежащей с ним в постели Виолетте Николаевне.

— А ты куда-то торопишься? Не беспокойся, у нас сегодня будет выходной. Я так хочу, — ответила женщина. — Иди лучше ко мне. Милый…

Несмотря на то, что у достаточно молодой, преуспевающей бизнес-леди водились, как бы сказали в народе, неплохие деньжата, и на нее засматривались мужчины, Виолетта Николаевна, давно уже никого не называла «милым». И не считала таковым. И вообще не заглядывалась на представителей противоположного пола. В них она видела только или деловых партнеров или потенциальных покупателей ее товара.

Но это не значит, что Полянская стала «мужененавистницей». Просто она «с головой» ушла в свое дело и в воспитание дочери. А устройство личной жизни женщина как-то отодвинула на задний план.

«Настоящие мужики перевелись, — так считала Полянская. — Рыцари остались в прошлом. А вечная память о них в романах Вальтера Скотта. Есть, правда, небольшой процент надежных мужей, которые «осели» в своих семьях. И за таких крепко, мертвой хваткой, держатся их жены.

А остальные… Добрая половина — «кобели». Они только и ждут удобного случая, чтобы при любой подвернувшейся возможности сходить от супруги «налево». А потом, как ни в чем не бывало, «почистив перышки», заявляются к себе домой, под бочок жены. И снова выжидают того светлого дня, когда можно будет безнаказанно изменить своей второй половине.

Но это еще — «цветочки». А ведь есть и такие мужья, которые заводят на стороне «подругу жизни». При этом целенаправленно и не задумываясь о последствиях, выстраивая любовный треугольник. И потом, маются в поисках «пятого» угла или выхода из запутанной ситуации.

Ну и последние. Эти вообще… Относятся к той категории мужиков, которые своим видом и поведением как бы говорят всем женщинам: «Милые дамы! Никогда не комплексуйте по поводу своей внешности! Приходите к нам, у нас темно, и мы пьяные…»»

Такой Виолетте Николаевне представлялась печальная перспектива устройства собственной личной жизни. Ее, например, не устраивал вариант недолгих, разовых отношений с мужчинами. Такое общение обычно основывается только на одном желании — обоюдном удовлетворении стихийно возникших чувств. Цена подобным встречам, чаще всего, — грош, а по продолжительности они — мимолетные и не запоминающиеся.

Женщине хотелось настоящей любви, которая бы целиком и полностью поглотила ее. Крепко взяв в свои объятия и не выпуская ни на миг. Но это всего лишь фантазии одинокого человека. А поскольку они, превратившись в давнюю мечту, не воплощались в реальность, то размениваться по пустякам, собирая «любовь по крохам», как объедки с барского стола, Полянская не собиралась.

Да у бизнес-леди и не оставалось на это лишнего времени. Женщина «с головой» уходила в свое дело, которое ее затягивало, как болото. Сколько бы в него не вкладывалось средств и как бы не расширялся бизнес, все равно в результате оказывалось, что приложенных усилий явно недостаточно. И всегда хотелось чего-то нового, дополнительного. И непросто хотелось, к этому вынуждали различные обстоятельства.

Виолетта Николаевна привыкла все делать и решать сама. Ни на кого не рассчитывая и не ожидая чьей-либо помощи. Ни к кому не обращаясь за советом. Так повелось с той поры, когда молодая женщина развелась со своим мужем.

С Кириллом Полянским она познакомилась совсем в юном возрасте, когда ей было чуть больше пятнадцати. Тогда Виоле представлялось все в розовом цвете. И она верила в то, что доблестные рыцари из романов непременно встречаются и в наше время, в повседневной жизни. Для этого лишь нужно приложить небольшие усилия: разглядеть их в многоликой мужской толпе.

И девчонка нашла свой идеал. Кире было двадцать три. В далекие девяностые, такая разница в возрасте влюбленной парочки многим казалась убийственной. А для родителей единственной дочери — тем более.

Полянская повстречалась с будущим мужем на дискотеке. В ту пору танцы были чуть ли не единственным местом, лучше остальных, подходящих для быстрого и результативного знакомства. Тогда молодой человек показался девчонке кем-то вроде принца, воплощением давней мечты. У него имелась своя машина. Парень уже отучился в торговом техникуме и работал на одной из товарных баз города. Кроме того он являлся сыном порядочных, культурных и обеспеченных родителей.

Особой внешностью Кира не отличался. Но его темперамент, внутренний мир и умение покорить юное сердце наивной девочки сыграли свою роль.

Они быстро сдружились. Полянский уже тогда серьезно интересовался торговлей, предпринимательством и, строя планы на будущее, хотел многого добиться в жизни. Причем своим трудом, деловой хваткой и огромным желанием в недалеком будущем организовать свой бизнес.

Смешно это или нет, но при частых встречах с Виолой парень только и разговаривал с ней на тему торговли. А девчонка лишь слушала и запоминала. Ей казалось, что с таким надежным человеком она будет счастлива до самой смерти, позабыв значение слова «проблема».

Время шло. И незаметно тесные, дружеские отношения Виолы и Кирилла плавно перешли в новое русло, получив логическое продолжение данной ситуации. В шестнадцать с небольшим девчонка забеременела. Тем самым, безвозвратно и необдуманно шагнув из детства во взрослую жизнь.

А потом у влюбленной пары родилась дочь Настя. Молодая семья поселилась на съемной квартире. Все у Виолы и Кирилла складывалось настолько хорошо, что, когда юной маме исполнилось восемнадцать лет, они зарегистрировали свой брак. И зажили счастливо. Но их семейное счастье продлилось недолго.

Вскоре, Кирилл познакомился с Александром Корниловым. Парни были ровесниками. Оба интересовались торговлей и через нее видели свое светлое безбедное будущее. Саша почти сразу же поделился с новым другом своей мечтой — поступить на заочное отделение в НИСТ (Новосибирский Институт Советской торговли). И предложил Полянскому вместе с ним попытать счастье абитуриента. Кирилл поддержал идею Корнилова.

Сказано-сделано. Молодые люди, приложив все свои способности и огромное рвение к учебе, стали студентами-заочниками. Теперь им приходилось два раза в год ездить в столицу Сибири на сорокадневную сессию. Занятия в институте друзей только сблизили, а текущие трудности — сплотили.

В отличие от Полянского, Александр был еще холостым. Он решил не торопиться связывать себя узами брака, пока не будет твердо «стоять на ногах». Может быть, еще и поэтому, что он был свободным молодым человеком, Корнилов частенько захаживал в гости к семейной паре, иногда даже оставаясь там ночевать. Теперь, к прочим разговорам, у мужчин добавилась тема учебы.

А учились студенты хорошо. И предприимчивый Корнилов стал подумывать о том, как бы после окончания института остаться в Новосибирске и открыть в нем свое, общее с Кириллом дело.

Все это только радовало Виолу. Правда, ее муж, ссылаясь на необходимость в организации бизнеса, теперь уже между сессиями ездил в столицу Сибири, пропадая там неделями. Используя для этого, естественно, семейные деньги. Но Полянская не заостряла внимания на таких переменах. Она считала, что Кирилл заботится о будущем семьи и делает это для осуществления своих планов.

Только Корнилов почему-то организовал бизнес в Усть-Каменогорске и уже не рвался, как раньше, в Россию. А лишь выезжал с другом в Новосибирск на сессии. И опять Полянская не вдавалась в детали мужских дел, занимаясь ребенком и ведением домашнего хозяйства.

Однажды, между сессиями Кирилл вообще остался в Новосибирске. Тогда-то Виолетта и забеспокоилась о муже, разволновавшись ни на шутку. Поговорить на эту тему девушка могла лишь только с Александром. Он заходил к Полянской домой даже в моменты отсутствия ее супруга. Кирилл об этом, несомненно, знал. Ведь между Корниловым и Виолой ничего «такого» не было и быть не могло.

Александр относился к Полянской, как к жене своего друга, и не более того. И, как казалось девушке, был с ней во всем откровенен.

Как раз в ту пору, когда Кирилл отсутствовал в Усть-Каменогорске почти полгода, Корнилов и пришел в гости к Виолетте. Он вел себя непринужденно просто, не скрывая своего хорошего настроения. Саша даже шутил с хозяйкой квартиры и пытался с ней заигрывать, в хорошем смысле этого слова и без всяких «задних» мыслей.

А Виола, воспользовавшись случаем и потерей покоя в душе, в связи с долгим отсутствием мужа, решила поделиться своими грустными мыслями с гостем. Конечно, девушка не рассчитывала вызвать его на откровенность, не забывая о мужской солидарности и верности Александра другу, но все же попробовала. И результат, превзойдя все ожидания, оказался ошеломляющим.

Корнилов с ходу и безо всякой подготовки рассказал взволнованной Полянской о том, что ее супруг давно уже завел себе любовницу в Новосибирске. На минуту Виолетта словно потеряла дар речи и не знала, что сказать. В подобных случаях другие женщины сразу бы, возможно, расплакались или впали в истерику, с последующим приемом валерианы или чего покрепче. Но Полянская была человеком с сильным характером. Она, вскоре отойдя от шока, сказала Александру:

— Честно говоря, я уже допускала такой вариант. И у меня были подозрения на этот счет. Но гнала тревожные мысли прочь. Хотя однажды я все-таки поделилась своими проблемами с Иркой, давней подругой. Она предлагала мне съездить к какой-то гадалке, живущей где-то под Семипалатинском и даже давала ее адрес. Но я все сомневалась да раздумывала: ехать или нет. А что же ты, Александр, молчал-то до сих пор? Почему, ничего не сказал мне раньше?

— Интересно, а как ты это себе представляешь? Чтобы я, в отсутствии Сашки, прибежал к тебе и сдал его с потрохами? И ты бы мне поверила? А я на твоем месте — нет! А вдруг у меня злой умысел и я, как хороший кобель, положил на тебя глаз?

Не показывая свое сильное раздражение, смешанное с расстройством, девушка продолжала, перебив собеседника:

— Но сейчас-то ведь сказал? И сдал своего друга со всем его содержимым…

— Не сдал. Просто, знаешь, тебя жалко. Если бы я был женат да к тому же имел маленького ребенка, то ни за что не поступил так, как твой муж. И классический женский вывод, что все мужики сволочи, здесь не подходит. Я, например, не такой. И не все такие, как он. И хочу, чтобы ты это поняла.

А когда Кирилл, все же вернулся из Новосибирска, то жена спокойно ему сообщила об их предстоящем разводе, на который она уже подала заявление.

Бывшие супруги без лишних нервов поделили кое-какое совместно нажитое имущество. Вернее, Полянский добровольно оставил Виоле с дочкой часть своего бизнеса, который он совместно с Александром имел в Усть-Каменогорске. И уехал в Новосибирск. С тех пор Виолетта Николаевна со своим мужем больше не виделась и о дальнейшей его судьбе ничего не знает. Но зато, как с коллегой по бизнесу, общается с Корниловым.

После получения своей доли бизнеса Полянская сразу же отделилась от Александра. Во-первых, ей не хотелось, чтобы между ними были какие-либо партнерские дела. Во-вторых, потрясенная разводом и изменениями в личной жизни молодая женщина еще не знала, как и чем она будет заниматься дальше. Ей пока было не до этого. И она просто продала свой бизнес, а деньги положила на книжку, правда, значительную их часть потратив на приобретение квартиры.

С Корниловым Виолетта чисто по-человечески поддерживала дружеские отношения. Потому как прерывать их вроде бы особого повода и не находилось. А бывший друг Кирилла, время от времени, как ни в чем ни бывало, продолжал наведываться к разведенной женщине. Так совпало, что Александр пришел к ней в гости в тот вечер, когда Полянская была не одна.

Надо ли говорить о том, что после развода у Виолетты Николаевны не только кошки скребли на душе и проносились сильнейшие нервные бури, но и поднимались ураганы обиды на своего бывшего. Так уж получилось, что друзей у молодой женщины, кроме Александра — не было. А из подруг — только одна, школьная, Ирка Семахина.

В детстве девочки часто общались. Виола всегда являлась лидером во всех их совместных играх и незатейливых делах. А Ирка — послушной партнершей. Она была наивной простушкой, превратившись с годами в незлобную, но «недалекую», где-то даже, глуповатую девушку.

Живя в браке с Кириллом, Виолетта редко поддерживала отношения с Иркой, в основном, иногда, перезваниваясь с ней. А когда Полянская развелась, то углубила отношения со школьной подругой. Особой пользы для молодой мамы такая дружба не приносила, но все-таки скрашивала душевное одиночество. И не позволяла оставаться наедине с тяжелыми мыслями и воспоминаниями о безвозвратном прошлом.

Вот Виолетта нередко и приглашала холостую подругу к себе в гости. Пока Настя спала или играла, подруги беседовали на кухне на разные отвлеченные темы. Вернее, Виола-то молчала и только слушала. А Ирка без умолку болтала и болтала обо всем, а в целом о всякой ерунде. Но Полянской не приходилось выбирать, и она воспринимала речь Семахиной примерно так же, как трансляции радио или телевизора.

А в один из вечеров, когда подруги сидели на кухне и пили чай, Виолетте позвонил Корнилов и, спросив, как дела, выразил желание попроведать молодую женщину.

Вот так, случайно, как когда-то встретились Виолетта с Кириллом, и познакомились Ирка и Александр. «Глуповатая» Семахина на этот раз быстренько сообразила, что к чему, разглядев в Корнилове одинокого удачливого коммерсанта. И в результате их знакомства, как итог — гражданский брак. Почему не законный, и кто из них был тому инициатором, Полянская так тогда толком и не поняла. А уточнять не стала. Ей, в принципе, было все равно. Хотя она искренне порадовалась за Семахину, что та, наконец-то, обретет семью, а Корнилов перестанет делать Виолетте свои одинокие визиты.

И то, что влюбленные посчитали свои отношения — гражданским браком, может это и к лучшему. В отличие, от печати ЗАГСа в паспорте.

Теперь уже Виолетта Николаевна на эту тему размышляла так: «После свадьбы у супругов, спустя какое-то время, начинается так называемая «успокоенность», которую не нужно путать с уверенностью в том, что они друг от друга уже никуда не денутся. И хочешь или нет, а тянуть лямку семейной жизни придется».

А в случае с Иркой и Александром — совсем другое дело. Они обоюдотрезво понимают, что никто из них никому ничего не должен. И в случае малейшей ссоры, не говоря уже об измене, каждый из партнеров вправе громко хлопнуть дверью и все! Как говорится — и трава не расти! И для предотвращения подобного казуса в отношениях между собой, они особенно сильно должны дорожить друг с другом. Опасаясь в любой момент расстаться со своим избранником сердца. Прямо, как в известном стихотворении: «…и каждый раз навек прощайтесь, когда уходите на миг…»

И когда Полянская принимала у себя в гостях дочку с ее новым другом из Семипалатинска, она невольно вспомнила себя в молодые годы. Виолетта вот также сидела с Кириллом перед родителями, знакомя их с будущим мужем. И верила в безоблачное будущее и в «неизбежное» семейное счастье. Но судьба с девушкой распорядилась по-своему: ранний брак, ранняя беременность и скорый развод. Ей толком-то и не удалось пожить в замужестве.

А Вадим такими глазами смотрел на хозяйку квартиры! Молодой женщине был приятен, лестен и непривычен неподдельный, искренний интерес со стороны юноши. Почти что ровесника ее дочери! И, честно говоря, она даже не знала, как на это реагировать.

В какой-то момент Полянская вдруг подумала о том, почему она должна отвергать или игнорировать оценивающие взгляды Хруни?

Виолетта Николаевна почувствовала, что парень — уже не мальчик. И то, что он заинтересовался Полянской-старшей как женщиной, вряд ли говорит о его неразборчивости в своих желаниях. В конце концов рядом с ним находится Настя — молодая и симпатичная девушка. А Вадим, совсем ее не замечая, посматривает на хозяйку квартиры так, словно хочет раздеть ее взглядом.

И когда, по стечению обстоятельств и, тем более, без какого-либо умысла, Полянская после работы пригласила парня к себе домой, она вообще не думала, как будут дальше развиваться события. Вернее, что из этого может произойти. И о том, что Вадик по молодости не сдержан в своих желаниях и чувствах.

Юноша, выпив совсем немного коньяку, быстро разомлел. И неожиданно для Виолетты по-мужски дал «волю» своим рукам. Он сначала медленно и нежно положил ладонь на бедро молодой женщины. Полянская сразу ничего не поняла и никак не прореагировала на действия гостя. А Хруня, видимо, посчитал молчание, как знак согласия. Или же от выпитого он вообще уже не мог считать, только двигать рукой, которая, беспрепятственно проникла под одежду Виолетты Николаевны и коснулась пальцами трусиков женщины. Это была уже совсем наглость! По-хорошему, Полянская должна была, используя свой жизненный опыт, просто отказаться от его ласк и переключить внимание юноши на что-нибудь другое, направив разговор в новое русло.

Но, почему-то Виолетта Николаевна не могла этого сделать. И не захотела. А что ж в этом плохого или осудительного? Вадим — уже достаточно взрослый человек и в то же время такой молодой…

Неожиданный исход их ужина приятно удивил и одновременно потряс, просто шокировал Полянскую. Казалось, что она уже не в силах контролировать ситуацию, пустив ее на самотек, и не отдает отчет своим действиям. Ведь она намного старше этого парня! Но по всем показателям Виолетта Николаевна просто-напросто влюбилась в юношу! Совсем не задумываясь о последствиях и, прежде всего, о том, как ко всему происходящему отнесется Настя, если, конечно, узнает обо всем.

Но, тем не менее, их близкое общение, зародившееся в тот вечер, получило продолжение и в последующие дни. Виолетта была просто счастлива. Еще и потому, что где-то раньше она слышала, что психологи утверждают, будто крепость и серьезность близких отношений, между людьми противоположного пола зависят от того, как часто они повторяются за короткий отрезок времени. Оказывается, подобных встреч должно быть не менее шести. И только после этого партнеры могут надеяться на дальнейшую счастливую судьбу и настоящую любовь. Или, хотя бы, на долгий взаимный интерес. В противном случае, их свидания можно смело считать пустой тратой времени и чистой случайностью.

Вадик теперь оставался ночевать у Полянской. Сначала молодая женщина не знала, как все объяснить Насте. И ссылалась то на позднее окончание работы Хруни в магазинах, то на необходимость обсуждения их дел в вечернее время у Виолетты Николаевны дома. Или на срочность составления каких-то важных документов.

И Настя, похоже, верила своей матери. А может быть, только хотела верить. Или же не могла не поверить в то, что действительно, Вадим не просто так остается ночами у Полянской-старшей.

Однажды, в один из дней, после обеда, Насте домой позвонил Дима Яров. Хруни как раз в это время не было. Он уже работал у Виолетты Николаевны и раньше вечера обычно не возвращался.

Бывший друг девушки поинтересовавшись, как у нее дела, предложил Насте для просмотра новые фильмы на видеокассетах. Она, немного задумавшись, заинтересовалась. Ведь они с Вадимом любят по вечерам посидеть перед телевизором. И хорошее кино, которое еще не видели только придаст колорита их общению. Да и к тому же Дима так настойчиво, но при этом не выходя за рамки приличия, просился зайти к девушке, хоть на полчасика, что она не смогла ему отказать.

— Знаешь, что? — ответила ему Настя. — Ты позвони около восьми. Я буду дома, но не одна. Со мной будет мой друг Вадим. Он тоже любит смотреть свежие, последние фильмы. Ты забежишь ко мне и заодно, с ним познакомишься.

Диме не очень понравился такой поворот событий, но отступать уже было нельзя, просто не вежливо и не красиво. И парень перезвонил в условленный час.

Но когда Яров зашел с кассетами к девушке домой, то она почему-то была одна.

— А-а, Дима… Проходи… Да, действительно, давненько не виделись.

Настя позволила поцеловать себя в щечку и, проводив гостя в зал, взяла в руку телефон.

— Привет, мамочка. Как дела? Ты уже дома? Наверное, устала. Слушай, а где Вадик? С тобой? А что он делает? Заночует у тебя? Ну ладно, пока. Я тебя тоже целую.

После того, как Хруня приехал в Усть-Каменогорск, он временно остановился у Насти. И ночевал тоже в ее квартире. Отношения молодых людей были чисто дружескими. Но девушка не сомневалась в том, что это только вопрос времени. И рано или поздно Вадик выразит желание сблизиться с девушкой.

Настя осталась довольна тем, что ее мама хорошо отнеслась к гостю из Семипалатинска. Нашла для него работу, а сегодня даже оставила ночевать у себя. Значит парень ей понравился как человек и как работник. И, вполне возможно, Виолетта Николаевна в дальнейшем не станет противиться, если у Насти с Вадиком что-то получится.

Девушка положила трубку и посмотрела на Диму.

— Наши планы чуть-чуть поменялись. Мой друг сегодня заночует в другом месте, поэтому, ждать мы его не станет, — сказала она.

— Ну ничего, — ответил гость таким тоном, каким солдаты в бою кричат: «Ура!» — Посидим вдвоем. Кстати…

Дима серьезно подготовился ко встречи с Настей. В его спортивной сумке, кроме пакета с видеокассетами, нашлась бутылку шампанского и коробка конфет.

— Что ж, давай тогда отметим мое возвращение из Семипалатинска. Раз уж так получилось, — поддержала девушка парня и стала быстро накрывать на стол, все же жалея, что Хруня сегодня не придет.

«Ничего страшного не случится, если я проведу вечер в обществе прежнего друга, тем более, у себя дома, — мысленно рассуждала Настя, — Хруня бы меня понял. К тому же мы с ним тоже, покамест, друзья. А с Димкой я выпью шампанского, он оставит кассеты и вскоре уйдет. Вот и все!»

Яров, действительно, основательно подготовился к свиданию с симпатичной девушкой. Он старался все делать так, как говорил ему Гордыев.

— Давай, Димон. Для тебя наступил ответственный момент. Тебе партия дает спецзадание, — с важностью в голосе и, в то же время слегка пошучивая, говорил Руслан. — Приболтай Настю на ближайшую встречу. Принеси ей видеокассеты посмотреть. Выбери там в багажнике, что понравится. Нам надо любой ценой снова завоевать ее расположение к тебе. А то, что у твоей подружки, неожиданно появился кто-то еще, так это не беда. Теперь у нее есть выбор. И Настя должна его сделать в твою пользу. И еще…

Гордый, перемигнувшись с Игорьком, сидящим, как всегда, на заднем сидении автомобиля, протянул Ярову маленький пакетик с лежащей внутри небольшой таблеткой.

— Выбери удобный момент и, когда останешься с Настей наедине, брось ей это в стаканчик с каким-нибудь напитком. Можно даже со слабоалкогольным. Ну я думаю, водкой угощать прекрасную даму ты и сам не решишься, — посмотрел на Диму Гордыев. — И уверяю, когда девушка выпьет, то ей тут же захочется утолить и другую «жажду». Ведь твой напиток будет не простым, а способным разжечь в душе Насти огонь любви. Так что, братуха, не теряйся, а смело получай то, что тебе давно полагается.

Дима, выйдя из машины Руслана, спешно открыл багажник, где лежали две большие сумки с видеокассетами. Он достал пустой пакет и почти что наугад взял около десяти фильмов. Все равно, они все были интересными и «кассовыми». Поэтому Яров долго не стал задумываться над их выбором. Единственное, на что он особо обратил внимание, это на лежащую, у самого края сумки, кассету с «Титаником».

Диме нравился этот нашумевший, Оскароносный фильм. Парень, смотрев его несколько раз, невольно представлял себя на месте героя Ди Каприо. А в главной женской роли, конечно же, Настю. И Яров быстро, пока Руслан что-нибудь не передумал, сунул кассету в пакет и захлопнул багажник.

И вот он уже предстал перед Настей, которую увидел впервые, после ее приезда из Семипалатинска. Дима рассчитывал с помощью видеокассет, завязать какую-то непринужденную беседу. А там, уже угостив девушку шампанским, попытаться вновь добиться ее расположения.

«Главное, чтобы не помешал ее новый друган. И откуда он только взялся?» — думал Яров, нажимая на кнопку звонка у двери Полянской-младшей.

А когда совсем скоро гость узнал от хозяйки квартиры, что ему судьба дает шанс провести этот вечер с Настей тет-а-тет, то он, конечно же, был счастлив, сразу и позабыв про какую-то там таблетку, которую ему с важным видом дал Руслан.

Настя, взяв пакет с кассетами и узнав, что срок просмотра фильмов не ограничен, убрала их в шкаф. И не забыла поблагодарить парня, поцеловав его в щечку. Затем молодые люди сели за стол, и Дима открыл шампанское. После первого выпитого бокала у девушки нормализовалось настроение. И она внимательно слушала то, что рассказывал ее гость: о своей работе, о новинках мирового кинематографа и о том, чем он занимался в отсутствие Насти.

Вечер незаметно завершался. И Дима стал задумываться, как себя вести дальше, уходить ему или немного посидеть. Шампанского оставалось еще на один тост и по поведению хозяйки квартиры можно было сделать вывод, что она не спешит расставаться со своим другом. И тут Яров вспомнил и про таблетку, которую ему дал Руслан и о том, что он говорил.

Сыграла ли свою роль таблетка или юноша сам приложил огромное желание для осуществления давней цели. А, может быть, на эту тему какие-то свои соображения имела Настя, но… в дальнейшем все вышло так, как задумал Гордый.

А рано утром Дима, стараясь не разбудить Настю, засобирался домой.

«Еще не хватало, если сейчас сюда заявится ее кент. Вот будет прикол-то, как в анекдоте или в кино», — одеваясь, думал юноша.

Но незамеченным уйти ему не удалось. Девушка с трудом открывала глаза:

— Ты уходишь?

— Да, Настена, я пошел. Мне уже пора. И дома, наверное, уже потеряли. Спасибо тебе за все. Я вечером обязательно позвоню.

И Дима на прощание поцеловал Настю.

— Давай, до встречи. Захлопни за собой дверь, ладно? — спросонья проговорила девушка и отвернулась к стенке.

Проснувшись в обед, Настя и сама не могла понять, как так все быстро получилось с Яровым. Нельзя сказать, что она пожалела о случившемся. Просто все произошло так стремительно и неожиданно, что ей теперь предстояло сделать выбор между Вадиком и Яровым. Не встречаться же Насте с двумя парнями сразу! Да и одной оставаться тоже ни к чему.

Вечером обстановка стала сама собой проясняться. А может быть, наоборот, еще больше запутываться. Оказывается, Вадик и сегодня остается ночевать у Виолетты Николаевны. Хорошо это или плохо, девушка не могла для себя решить. Но все же, ей такая новость не очень-то понравилась. Неужели она приревновала Хруню к своей матери? Этого еще не хватало!

Чтобы чем-то себя занять, Настя достала пакет с видеокассетами и, не вытаскивая их, посмотрела названия фильмов. В своем большинстве они были зарубежные: ужасы, комедии, приключения. Даже «Титаник» ей принес Дима. Полянская-младшая уже смотрела это кино. Оно хорошее, но второй раз переживать за его героев девушке не хотелось. Она вытащила кассету с каким-то российским боевиком и убрала пакет.

В телефонном разговоре с мамой девушка сказала ей, что приходил Дима и принес на просмотр новые видеокассеты. Виолетта Николаевна обрадовалась тому, что Настя помирилась с прежним другом и попросила у дочери посмотреть несколько, интересных на ее взгляд, фильмов.

— Завтра днем Вадик забежит к тебе и заберет кассеты. Ты когда будешь дома? — спросила у Насти ее мама.


предыдущая глава | Перстень графа Митрофанова | cледующая глава