home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Оксана поднялась со скамейки первой. Не стала она все это говорить Светке. Да и зачем? Не такие они уж с ней близкие подруги. Да и идти надо. Отдохнуть, выспаться, привести себя в порядок. А вечером на работу — «медсестрой». Да, кстати, надо хоть узнать у Светки, сколько она получает по своему штатному расписанию. А то вдруг Оксана ненароком преувеличивает свою зарплату, ежемесячно отдавая ее в общий со свекровкой «котел».

— Да и мне тоже надо поторопиться, — сказала Светка. — Как там мой дедок?

— А ты что, тоже замужем за «суперстаром»? — как бы невзначай вырвалось у Оксаны.

— Да что ты, Господь с тобой! Просто ухаживаю за одним больным стариком, бесплатно и на добровольных началах. У него никого нет, кроме сестры. Правда, она тоже еле дышит. На пару с ним. Вот и бегаю к обоим, по очереди. Они довольны. Говорят: «Мы умрем, а тебе останутся две наших квартиры». А зачем мне их жилплощадь? Что сама не заработаю? Ведь я еще молодая.

Оксана уже не спешила торопиться. «Ага, такая дура, как ты, как же заработает! Тут я — то не могу» — подумала она, а вслух сказала:

— Знаешь что, Светик? Ты моя лучшая подруга была и ей останешься. Так жаль, что мы с тобой столько не виделись. А я тебя вспоминала. И наша встреча не случайная. А раз так, пойдем — посидим где-нибудь в кафешке, выпьем кофе. А за одно все о себе и расскажешь. А то когда еще встретимся?

Светка немного задумалась: «Ну если только недолго»….

— Но… у меня… вообще — то нет с собой денег.

«А еще квартиру собралась брать. И две нахаляву светят. Везет же дуракам» — мысленно ответила ей Оксана.

Но озвучила другое:

— Ой, ну что ты! Какие там деньги? Не мелочись, пошли быстрее. Я заплачу.

Они зашли в небольшое кафе, открытое в пристройке к первому этажу жилого дома. Оно своими окнами выходило на проезжую часть, а парадным входом, с небольшими ступеньками и высокими перилами, чуть ли не упиралось в ноги прохожим. Тем самым приглашая к себе всех желающих. И наоборот, вызывая недовольствие у тех, кто просто проходил мимо: «Понастроили тут: ни проехать, ни пройти». Надо сказать, что подобных кафе, столовых и баров в городе пооткрывалось достаточно много. Особенно за последнее время, которые вырастали тут и там, как грибы после дождя. Такое ощущение, что они строятся без всякого учета покупательской способности и проходимости народных масс: как самих жителей города, так и его гостей. Наверное, поэтому у большинства таких заведений бывает не очень много клиентов, даже в вечернее время. А уж в такое, перед обедом, тем более в нем почти не было посетителей.

Девушки сели за небольшой столик друг перед дружкой, и Оксана взяла в руки меню. «Забегаловка какая-то», — так она мысленно оценила это заведение. И повнимательнее оглядела небольшой зал. Клиентов, действительно, не было. Только за столиком, наискосок от девушек, сидел видный мужчина лет сорока пяти. Он был одет неброско, но и недешево. И со вкусом. «Наш человек» — подумала Оксана, ненадолго заострив на нем свое внимание. А мужчина смотрел в монитор стоящего на его столике ноутбука, иногда слегка касаясь правой рукой клавиатуры, а левой, не торопясь, попивал из чашечки кофе.

— Здравствуйте, что будете заказывать?

— Девушка, пожалуйста, кружечку пива и кириешки, — сделала заказ официантке Оксана. — Светик, а ты что хочешь? Пиво пьешь?

— Ой, нет. Я с ночи. Если можно возьми напиток и пироженое.

«Ну прямо детский сад какой-то. Еще бы сок томатный с булочкой попросила», — подумала Оксана. — Все, пожалуйста. Девушка, принесите пока это. Да и еще, пепельницу! У вас тут курят?

Ее серьезно заинтересовало то, что вскольз рассказала эта идиотка. Оксане даже показалось, что сигарета, которую она держит, слегка трясется вместе с рукой. Этого еще не хватало! Она положила руки на стол:

— Ну не томи, Светик, рассказывай!

— С чего начать — то, с самого начала?

Родители Светки жили в селе. Несмотря на небольшое хозяйство, которое всегда ведут жители особенно сельской местности, они еле-еле сводили концы с концами. Раньше держали скотину. А сейчас нужны деньги на корм, даже для тех же свиней. Да и продукты на продажу: мясо, молоко, сметанку с творогом, надо в город на чем-то увезти. Хотя раньше сдавали в районе. И дочке как-то надо помогать. Не только продуктами — раз в месяц. Но и оплачивать ее проживание в съемной квартире. Так и тянулись. А что делать? Правда, недавно Светка сказала родителям, что стала ухаживать за одиноким старичком. И живет у него в двухкомнатной квартире. Недалеко от работы. А еще она мечтает поступить в медакадемию. Хочет быть врачом. К тому же у нее крепкие знания в голове и хорошие оценки в приложении к диплому. Она чуть-чуть не дотянула до красного. Но куратор, Инна Ильинична, сказала: «Не расстраивайся, Светлана. У тебя все еще впереди. Поработаешь пока медсестрой, приобретешь профессиональный опыт, получишь навыки, а там, глядишь продолжишь обучаться дальше. И давай, не дури, приходи на выпускной вечер. Вся группа будет гулять в ресторане». У Светки оставалась кое-какая заначка на «черный день» и она, скрипя сердце, отдала ее куратору, потому что всем виновникам торжества нужно было собрать необходимую сумму. И многие свою долю уже внесли.

Торжественная вечеринка прошла как-то незаметно быстро и, как подобает, очень весело. На столах была хорошая закуска: горячее, салаты, фрукты. Всем этим присутствующие заедали водку и полусухое вино. Светка не стала пить сорокаградусную, а от вина не отказывалась. Все-таки, такое событие бывает раз в жизни и что ей мешает расслабиться?

А некоторые девчонки из ее группы уже изрядно «нахлестались родимую». Курили прямо в зале, не стесняясь преподов, «плоско» шутили и, почувствовав свободу взрослой жизни и независимость от куратора, этой «выдры», время от времени употребляли в своей нетрезвой речи, «крепкие» словечки. Одним словом, отрывались по полной. К тому же, всем девушкам у кого уже имелись парни, разрешалось их привести с собой. И добрая половина выпускниц, пользуясь случаем и не упуская возможность, притащила непонятно кого. Скорее всего просто представителей мужского пола для того, чтобы по завершению вечера, устроить, уже каждая индивидуально, его продолжение. И пришедшие парни, похоже на это были настроены заранее. А вели себя по-разному, как душа того желала. К концу мероприятия, когда почти половина молодежи пребывала в очень «хорошем» состоянии, некоторые представители сильного пола просто уже забыли, с кем пришли. И стали подыскивать себе пару для души и не только, из присутствующих там, на любой вкус, девушек. А выбор был — что надо, просто глаза разбегались. Но один из гостей, которого звали Саша, остановил его на Светке. Пригласил пару раз потанцевать, подсел к ней за стол, наливал вино и говорил какую-то чушь, называя ее тостами. А потом и вовсе: «Пойдем, типа, выйдем на улицу, воздухом подышим, пообщаемся. А то от этой музыки голова идет кругом». Может быть от музыки, или от выпитого вина, но у Светки действительно слегка кружилась голова. Да и покурить не помешало бы, а то в зале как-то неудобно. На улице этот Саша увидел затемненный уголок и в нем-то и прислонил девушку к стене здания. И сразу же полез целоваться. У Светки приятно кружилась голова. Доносящаяся из зала музыка, только повышала настроение и украшала вечер, придавая ему дух романтизма. А Саша — то не теряет времени зря. Уже прижимает ее покрепче к своей груди. И правой рукой, задирая подол и без того коротенького платья, гладит Светку по бедру, а потом уже и по мягкому месту. У его новой знакомой под платьем, кроме стрингов — ничего-то и не было. Вот парнишка видно и распалился:

— Светка… ты классная телка… давай… прямо здесь, а?

И она дала ему, прямо там, легкую затрещину, и, оттолкнув наглеца, забежала в зал, схватила свою сумочку и выскочила на тротуар. Беглянка посмотрела на часы, которые показывали что — то около полуночи. Домой пешком идти не хотелось, хоть это не очень-то далеко, да и в сумочке у Светки еще оставалось немного денег. На мотор хватит. Благо, что поймать такси давно не проблема: ни днем, ни ночью. И пока она раздумывала: что да как….

— Девушка, Вам куда?

Около нее остановилась машина. Стекло правой передней двери было наполовину открыто. И ей улыбнулся водитель. Светка глянула на него. Мужчина вроде бы вызывал доверие в столь поздний час. И с первого взгляда казался порядочным. Они разговорились. Его звали Иваном. Простой работяга, имеет семью, возит главврача областной больницы, а вечерами занимается частным извозом.

Светка, уже успокоилась, забыла о Саше и разоткровенничалась с водителем, рассказывая о себе. Иван не торопился доставлять новую знакомую по адресу. Ему хотелось чуть-чуть протянуть время, тем самым хоть немного, но продлить неожиданную встречу. И он выбрал другую дорогу, подлиннее. Увернув потише радиоприемник, внимательно слушал попутчицу о ее проблемах с деньгами и жильем. Узнал, что она в ближайшее время хочет найти работу по специальности.

— Все, Света, приехали. Вот твой дом. — И видя, как девушка, открыв сумочку, начала что-то в ней искать, сказал: «Денег я с тебя не возьму. Совесть не позволяет. Что я не понимаю твоего положения? Оставь себе, еще пригодятся». Иван, отстранив ее руку, продолжал:

— Я, если ты захочешь, попробую помочь тебе устроиться к нам в больницу, медсестрой. Завтра же переговорю с главным. Он дядька хоть и строгий, но хороший. Просто надо под его настрой попасть. А я его катаю и разовью эту тему до космических высот. Думаю, он примет тебя на работу. Хочешь?

— А как же я Вас отблагодарю? — выпалила Светка, тем самым выражая свое согласие.

Иван помолчал.

— Да подожди еще. Чего заранее-то? Примета плохая. Слушай, а поехали покатаемся по ночному городу…

И она поехала. И покатались они. До утра…. А что, ведь Иван добрый и хороший, наверное. Все равно когда-то надо начинать и это. От Саши вот убежала, а от него не стала. Видно, судьба так распорядилась. А в судьбу она верила…

— Вот так, Оксаночка, у меня и появился первый мужчина, — вздохнув, грустно сказала Светка. И замолчала. «Кто бы мне напомнил имя моего первого, да я тому пузырь бы сходу накатила», — усмехнувшись, подумала Оксана.

— Бедный, Светик! Не расстраивайся. А что дальше?

А дальше: Иван не обманул Светку и сдержал свое слово. Через пару дней после их первой встречи, она уже вышла на работу — медсестрой. Затем он и помог снять квартиру. Даже дал немного денег. И жизнь девушки потихоньку, помаленьку наладилась. А с Иваном она стала встречаться. Он говорит, что влюбился в нее. И даже проявлял чувство ревности, по мелочам, так как серьезного повода никогда не находилось — да и не к кому Светку было ревновать. Так время незаметно бежало, летело. Без каких — то существенных перемен в плохую или хорошую сторону.

Потом произошла неожиданная встреча с Александрой Николаевной — бабой Шурой. Ее привезла скорая уже под вечер, как раз в Светкино дежурство. Пожилая женщина попала в реанимацию с инфарктом миокарда. Хоть лечилась она и недолго, но с молодой медсестрой успела познакомиться. Все как-то само собой получилось. Слово за слово, улыбка в ответ на улыбку. Один раз взаимно разоткровенничались друг с дружкой, потом еще и еще. Так они, несмотря на разницу в возрасте, а в чем-то может быть даже и различие во взглядах на определенные моменты жизни, нашли общий язык. В знак благодарности за душевное внимание со стороны девушки, как человека, а не просто медсестры, баба Шура, предложила ей и дальше поддерживать их знакомство. Так Светка и стала жить у ее брата и за ним ухаживать, в свободное от работы время. Ей выделили отдельную комнату, где она могла отдыхать, ощущая свободу и покой. И вообще, была предоставлена сама себе. Но когда хозяин квартиры, Владимир Николаевич, почувствовав себя плохо вдруг взвывал о помощи: «Светочка, внученька…», тогда она сразу же без промедлений спешила к нему. У него были проблемы со зрением. И с почками дела обстояли неважно. Все-таки возраст тоже давал о себе знать — уже за семьдесят. Конечно, тяжело ухаживать за пожилым больным человеком, но девушка справлялась, ей не привыкать. Да и другого выбора у нее пока не было. А тут еще и баба Шура Светку частенько подбадривает: «Потерпи, детка. Недолго нам осталось-то по земле — матушке ходить. Доживаем мы свое. И выходит, что кроме тебя, за нами с братом и присматривать-то некому. Помощи ждать неоткуда. Только ты и в радость. Тебе мы с Володей и отпишем жилье наше».

А однажды совсем разоткровенничалась: «Наследников у нас не осталось. Был сын и у меня и у Володи тоже, очень давно. Но умерли. Видно, так Богу угодно. Они от нас ушли в разное время, а мы с братом, наверное, в одно под камень гранитный ляжем. Когда-то ему что-то подобное цыганка нагадала. Володя тогда еще жил со своей женой, но, правда, недолго, с полгода. Я ее до сих пор помню. Неплохая она была, зря говорить не стану, но упертая какая-то, что ли. Да я в их дела-то и носа не совала. Знаю только, что мать у нее больная была, в постоянном уходе нуждалась и в присутствии дочери — рядом с ней. Хотя сама и ходить могла, и все делала самостоятельно. Не понимала я их тогда. Да и не мое это дело. Хотя по-человечески ее все-таки жаль. Она, Володина жена — правда, имя уже не вспомню, давно это было, всю себя и свою личную жизнь принесла на алтарь во благо матери родной. Может быть, это и правильно? Бог тому судья. Вот тогда Володя и узнал от цыганки, что он переживет свою супругу, а помрет примерно в одно время со своей родной сестрой, то есть со мной. Еще она сказала, что у него будет и второй брак. Странно! Ему сейчас уже за семьдесят. Значит не сработало! Врут они все, эти цыганки-гадалки. А ты как думаешь»?

Светка закончила свой рассказ и торопливо глянула на часы:

— Идти уже мне надо, Оксана. Отоспаться, да и вообще. Спасибо, тебе за угощение, я в долгу не останусь.

«Да куда ж ты денешься. Это я в своих должницах тебя в покое не оставлю. Можешь не беспокоиться», — промелькнуло у Оксаны в голове.

— Да брось, пожалуйста. Скажи мне лучше свои координаты. Как на тебя выйти? А то порой бывает так тоскливо и одиноко. Хоть с тобой созвонимся. Оставь номер своего мобильника.

— А ты знаешь… — Светка замялась. — Я себе телефон еще не купила. Дорого для меня, и нет пока возможности. Ты лучше звони мне на городской, когда я дома, всегда сама поднимаю трубку. Запиши номер или запомни: 53…

Оксана быстро внесла несколько цифр в записную книжку своей мобилы и негромко позвала официантку:

— Принесите, пожалуйста, счет!

Девушка не заставила себя долго ждать, но вместе с чеком положила на стол какую-то визитку. Оксана взяла ее в руки и прочитала: «Задорожный Олег Юрьевич. Консультант-юрист Усть-Каменогорского филиала торговой компании…». Дальше крупными буквами написана какая-то непонятная аббревиатура, объясняющая предназначение этой организации. Но она не запомнила такое замысловатое название. Да ей и не нужно это. Хотя подумала о том, что когда они со Светкой подошли к кафе, то недалеко от него стоял навороченный джип черного цвета. «Так вот кто его владелец. Не хило! Господи, что же за день сегодня такой? На ловца и зверь бежит. И за утро, похоже, уже два. Не сглазить бы…», — и Оксана легонько постучала костяшками правой руки по столу.

— Что, простите? — переспросила официантка. Оксана двумя пальцами поманила девушку к себе поближе и, привстав из-за стола, шепнула ей на ухо: «Слушай, красавица, передай тому мужчинке — пусть меня дождется. Я только подругу провожу и минут через пять вернусь». А Светке негромко пояснила: «Совсем оборзели эти кобели! Уже порядочным девушкам в общественном месте да средь бела дня прохода не дают. Ну и пришлось послать его куда — подальше. Самой-то неудобно. Вот и попросила официантку. А ей по барабану — у нее работа такая. За это зарплату получает».

И две подруги вышли на улицу. Оксана проводив Светку до угла и убедившись, что она идет, не оглядываясь, вернулась в кафе. А уже минут через пятнадцать Олег Юрьевич со своей новой знакомой сели в черный джип и уехали.

В машине они разговорились. Оказывается, Олег (а для простоты общения, он так просил его называть) живет и работает в Усть-Каменогорске. Юрист по образованию, он имеет опыт адвокатской практики. Не так давно устроился в компанию, головное предприятие которой находится в Астане. Частенько по долгу службы, правда, наездами бывает в Семипалатинске. А сегодня, переночевав в гостинице и закончив свои дела, уже собирался возвращаться домой. По дороге завернул в первое попавшееся на пути кафе, чтобы выпить кофе, да и проверить электронную почту в интернете. Часто находясь в командировках, он время от времени ловил себя на мысли, что в чужом городе ему особенно хотелось женского внимания. В свои сорок пять он выглядел достаточно хорошо для того, чтобы засматриваться на молоденьких девушек. На судьбу у него нет повода обижаться. Все, необходимое для нормальной и счастливой жизни, имеется: семья, работа, хороший стабильный заработок, недавно приобретенный автомобиль. Трехкомнатная квартира в престижном районе города. И любой гость без колебания отметит тот факт, что она «упакована как положено», о чем и говорят достаток в доме и уют. Взрослая дочь у Олега Юрьевича учится на переводчика английского языка, замуж пока не торопится и поэтому проживает с родителями. А поскольку ее мама — домохозяйка и видится с ней чаще отца, то при любом удобном случае воспитывает свою дочку: «Тебе надо закончить учебу и познакомиться с порядочным парнем. Да не из местных, а найти нужно приезжего, какого-нибудь командировочного из России. И с ним связать свое будущее. А здесь никаких перспектив нет». Но Олег не встревает в эту бабскую болтовню. У него свое мнение на сей счет. Если есть башка на плечах, да еще и деньги, то везде можно хорошо жить. И вообще он любит своих женщин, и с супругой у них отношения давно уже ровные и спокойные, налаженные многолетней совместной жизнью. Бывают, конечно, как у всех, какие-то небольшие ссоры или просто споры. Но они так же неожиданно заканчиваются, как и стихийно возникают. И снова все хорошо и спокойно. Но иногда и покой может тоже надоесть. И тогда хочется чего-нибудь иного. Вот Олегу и закралась мысль — найти в Семипалатинске свою отдушину. Пусть это будет не любовница, нет. Просто подруга, способная понимать его и желать с ним встречи. Но где такую найти? В гостиницах одни «шалашовки», которые даже и за деньги-то думают: «Как бы от тебя, дружок, поскорее отвязаться?» В службу знакомств он тоже не пойдет, это смешно. А как еще в чужом городе, в котором никого не знаешь, можно с кем-нибудь познакомиться? Олег Юрьевич, конечно же, любит свою супругу и дорожит всем тем, что имеет. Но где-то он слышал, кажется, в оперетте «Летучая мышь», на премьере которой они были всей семьей, что «жена — это прочитанная книга».

А сегодня он совсем случайно увидел в кафе двух подруг. Это были симпатичные создания, способные с полоборота завести любого мужчину. Правда, одна из них, ее звали Оксана, в отличие от своей собеседницы — более привлекательная. Ну просто — загляденье. Сексуальная, милая, а главное, что видно с первого взгляда — порядочная. Не из тех, что встречаются в холлах гостиниц или, к примеру, на трассе Семипалатинск — Усть-Каменогорск, при выезде из города в обоих направлениях.

Вот и сейчас его подруга ведет себя культурно. К тому же не кокетничает и не заигрывает с ним. Не выставляет себя на показ как товар. Оксана сразу предупредила Олега, что хоть и занята, но у нее есть некоторое время, которое она сможет выделить для закрепления их знакомства. И сама предложила поехать на Полковничий остров: «Там есть неплохие места, где можно отдохнуть наедине, в смысле с природой». По пути она купила себе банку пива. И черный джип, минуя недлинный мост, ведущий на остров, почти сразу же свернул с дороги вправо на другую, накатанную такими же машинами и теряющуюся где-то среди кустарников и деревьев.

Машина остановилась недалеко от высокого тополя, подъехав к нему поближе ровно настолько, чтобы не застрять в бездорожье среди множества веток и разного размера камней. А вокруг, уже даже здесь, открывалась впечатляющая картина. Невысокая густая трава покрывала всю территорию, которую мог охватить лишь взгляд, натыкающийся на густые кусты и высокие деревья, растущие здесь беспорядочно так, как это Богу угодно. Только тут отдыхающие могли нарвать в сезон черемуху, боярку и шиповник. И спрятаться от палящих лучей солнца под густыми, увесистыми кронами кленов, тополей и вязов, любуясь первозданной красотой стройных берез. А после хорошего проливного дождя, все, кому ни лень, побродив часок, легко наберут корзину — другую грибов. Это был, действительно, чудный уголок природы и одно из любимых мест горожан. Здесь можно, не уставая, наслаждаться тишиной, которую нарушают лишь далекий гулкий стук проезжающих по мосту машин да легкий шелест листвы. А запах свежести, разносящийся от протекающей за деревьями реки Семипалатинки, придает всему этому особое ощущение романтики, создавая хорошие условия для уединения от городского шума и повседневной суеты. Да и просто от всех людей.

Оксана допила пиво и выбросила пустую банку в приоткрытое окно автомобиля. «Вот так все и засоряют наш остров, — подумала она. — Надо будет потом ее подобрать». И спиной откинувшись на сиденье, поймала на себе пристальный взгляд Олега. Его глаза подчеркивали восхищение ее красотой, искренность чувств, идущих из глубины сердца и еле сдерживаемое желание обладания девушкой. Все это она уже видела, и не раз, на лицах мужчин приходящих в сауну. И для Оксаны это было не ново:

— Что ты, Олежек, так засмотрелся? Сильно понравилась?

Он не ответил, лишь медленно положил правую руку ей на плечи. И посмотрел в красивые глаза, выражающие покой и сдержанность. А проще говоря, скрытое равнодушие, которое сейчас он просто не заметил. Нестерпимое желание, настолько его переполняло, что Олег, потянувшись к губам Оксаны, нежно к ним прикоснулся. Никакой отрицательной реакции не последовало. Наоборот, ротик девушки медленно приоткрылся, словно подтверждая согласие на взаимность, и он во рту ощутил влажный язычок Оксаны. Олег его с жадностью втянул в себя. Так усталый путник, идя по пустыне и преодолев большое расстояние до заветной цели, утоляет жажду из спасительного оазиса. И вот уже теплое дыхание девушки Олег чувствует всем телом, и, кажется, оно его питает, придавая ему жизненные силы. Их жаркий и страстный поцелуй затянулся. Теперь уже и Оксана обнимает своего мужчину, правой рукой приятно перебирая его густые волосы и поглаживая затылок. Олег уже ни о чем не думал. Его левая рука незаметно для обоих легла на животик девушки и, скользнув под майку, вмиг обрела свободу, как будто убедившись в том, что на ее пути больше нет никаких препятствий. И по обнаженному телу смело добралась до правой груди, ощутив всю ее упругость и свежесть.

Олег, нехотя освободил губы Оксаны и перевел дыхание. Девушка молчала и смотрела на него. И тогда он продолжил наступление на ее прелести, положив руку между слегка разведенных ног Оксаны, одновременно ощущая плотность джинсовой ткани и прохладу металлического замка на ширинке. Он уже уверенно нащупал бегунок, желая незамедлительно потянуть его вниз, но… в это время его руку остановила другая — женская. Это Оксана решительно положила сверху свою ладонь: «Не надо, Олежек, я не та, за кого ты меня принимаешь. Я скромная и порядочная, хоть несчастная, к тому же — замужняя женщина. Зачем опошлять нашу встречу?»

И посмотрела на Олега. «Для первого раза, мой милый, наверное хватит. А второй — надо будет заслужить», — подумала Оксана и еще раз взглянула на своего нового знакомого. А он сидел, уставившись в одну точку, как будто сквозь лобовое стекло собирался усилием внутренней энергии или просто взглядом свалить ни в чем неповинный многолетний тополь или хотя бы просверлить его насквозь, при этом обняв двумя руками руль и нервно постукивая пальцами по его оплетке.

— Ну что ты, котик? Расстроился? — И девушка правой ладошкой медленно погладила его гладковыбритую щеку. Затем дотронулась до шеи. Но этого вполне хватило для того, чтобы по всему телу мужчины разлилась сладкая истома. Длинным указательным пальчиком Оксана провела по груди Олега, целенаправленно опускаясь все ниже и ниже и минуя живот, положила свою мягкую ручку ладонью вниз на его скрещенные ноги. Он их сразу раздвинул, сев поудобнее в кресле. И тогда его подруга знакомыми движениями ловко и не спеша расстегнула сначала брючный ремень, а потом замок — молнию, при этом касаясь чего-то твердого и большого.

— О, да ты весь такой напряженный! Как же мы поедем-то? Ведь ты не сможешь управлять машиной, а тем более следить за дорогой. — И тихим сексуальным голоском добавила: «Закрой глазки, милый…». И Оксана опустила свою голову в область его паха, накрыв колени красивыми волосами. И стала делать частые движения словно кому-то кивала, при этом слегка задевая живот Олега.

А через некоторое время джип, весело набрав скорость, покинул гостеприимный Полковничий остров, торопливо доставив домой сначала Оксану, а потом и своего владельца. Теперь уже подъезжая к Усть-каменогорску, Олег даже и не посмотрел на стоящих вдоль дороги девушек, в ожидании своих заезжих клиентов. Он, наоборот, нажав на педаль газа, увеличил скорость, при этом не забывая о правилах движения и указательных знаках. Сейчас они ему казались сущим пустяками, о которых не стоило и задумываться. У него было приподнятое настроение, и его, казалось, уже ничем нельзя испортить.

Такое же хорошее настроении было и у Оксаны, когда она пришла домой. Ей хотелось уединиться и отдохнуть, а главное, обдумать все происшедшее буквально за полдня! Ведь может же так повезти! Две очень интересные встречи последовали одна за другой. Даже выпивший Юрка не в силах вывести ее из равновесия и расшатать нервы. А уж тем более, она не станет сегодня скакать перед ним как козочка, в одном халатике и напоминать ему про квартиру. Ничего. Теперь будет все по-другому. Теперь уже ее муженек сам за ней побегает. Но для этого надо поработать со Светкой. Упускать такую возможность, которую ей ну просто подарила судьба, нельзя. Нужно сделать так, чтобы эта дура сама отказалась ухаживать за своим стариком. И тогда Оксана смело займет ее место. Вот только как этого добиться? И когда? Надо поторопиться, пока дед ноги не протянул, ведь ему уже за семьдесят. Сама Светка не согласится расстаться с таким лакомым кусочком, как две халявные квартиры. Хотя бы еще и потому, что ей сейчас-то жить негде, не говоря уже о будущем. Значит, надо придумать что — то такое, чтобы у нее не оставалось другого выхода, как все бросить и вылететь оттуда, как птичка из клетки. И у Оксаны уже созревал план. Только надо его доработать во всех деталях да так, чтобы потом не получился облом. В противном случае, обратной дороги уже не будет. И все останется по-прежнему. А Оксане этого, ох как не хочется! Ну да ладно, не стоит думать о плохом. Лучше о деле. А для его выполнения ей понадобятся помощники — действующие лица и исполнители. Прямо как в кино. Не зря ведь говорят, что жизнь и есть сплошное кино. Только в реальности все иначе — гораздо сложнее и запутаннее. И ошибки не исправить. Сюжет не перепишешь и ненужное не вырежешь.

Хорошо, людей Оксана найдет. Есть у нее на примете два таких человечка. И оба ей должны. Один — деньги, а другая — коллега по «работе», обещала помочь в любую минуту, как только это потребуется. Так сказать услуга за услугу, оказанную в свое время Оксаной. Но только некоторые детали обязательно придется обсудить с Олегом. Пусть тоже подключается к работе. Не зря же она юриста подцепила. Все, конечно, говорить она ему не собирается, но в курс дела введет. И то, что ей нужно от него узнать, спросит. Причем, по полной программе. А он уже сегодня, прощаясь с ней, рассыпался книжными фразами о любви и понес какой-то бред, который она часто слышит от многих мужиков после того, как они получат свое. С юристом, правда, ничего особенного еще не было, так ерунда какая-то, но на крючок похоже он попался конкретно, потому, что перед возвращением в Усть-Каменогорск, Олег дал своей новой возлюбленной пятьдесят долларов: «Вот, возьми, Оксанчик, забросишь себе единицы на мобильный и будешь мне «маяковать»». Оксана деньги, конечно же, взяла, но, правда, не сразу. Надо ведь было и честь свою не уронить:

«Спасибо, не надо, Олежек. Мою любовь нельзя купить, я не какая-нибудь продажная девушка. Просто ты мне тоже понравился. И я в тебе сразу же распознала настоящего мужчину с большой буквы».

Они договорились, что Оксана сама не будет ему звонить, и посылать сообщения на мобильный — тоже. Супруга у юриста не ревнивая и не контролирует разговоры мужа по телефону, но все же соблюдать осторожность надо. Поэтому Оксана будет ему просто «маяковать», а Олег, по мере возможности, сам с ней свяжется. На том они и порешили.

Пару дней Оксана вынашивала план действий. Хоть все самое главное и зависит от Светки, вернее, от того, когда она будет свободна для реализации того, что задумала ее подруга, но сначала надо потревожить других.

И Оксана в первый раз после их встречи с юристом, набрала его номер на своем телефоне и послала сигнал вызова. Олег не заставил себя долго ждать и в течение получаса перезвонил:

— Оксаночка, ты меня искала?

— Да, Олежек.

— Что-нибудь случилось или ты просто соскучилась?

Оксана прежде всего сообщила юристу, что ждет — не дождется скорейшей встречи с ним. А потом уже попросила у него «взаймы» сто долларов, ненадолго.

— Ой, брось ты. Считай, что это будет мой подарок в качестве компенсации за нашу разлуку, — ответил Олег. — А еще что-нибудь надо? Говори, не стесняйся!

И его новая подруга сказала, что ей нужен напрокат, буквально на день-два, цифровой фотоаппарат, желательно «Nikon» или «Canon», только не «мыльница» т. к. снимки должны быть хорошего качества, — уточнила она.

Юрист пообещал помочь. И они, договорившись о встрече через три-четыре дня, потому что раньше он в Семипалатинске вряд ли появится, распрощались. Теперь Оксане не мешало бы выцепить и Марго — свою должницу, коллегу по «работе». Она тут же набрала нужный номер:

— Привет, мать! Как дела?

— Ой, Ксюха, здорово! Да какие там дела? Сегодня всю ночь мне два кобеля покоя не давали, ни спереди, ни сзади… — громко затараторила ее собеседница и затрещала какую-то чушь.

— Слушай, — перебила девушку Оксана. — У меня сейчас нет ни времени, ни желания вдаваться во все подробности твоих похождений. К тебе есть разговор. Короче, через несколько дней ты мне будешь нужна. Поможешь в одном дельце. Работа не пыльная, даже оголяться не придется. А за все, про все я тебе забашляю пятьдесят баксов. Поняла? Ну и ладушки. Смотри только, чтобы я тебя не разыскивала по всему городу…

Теперь оставалось самое главное — выцепить Светку. Она говорила, что ей надо звонить только на домашний. Оксана нашла в записной книжке своего мобильника номер, начинающийся на 53, тот, который и принадлежал ее старой знакомой и послала вызов станции.

«Светка, где же ты? Ну возьми скорее трубку, — говорила она сама себе, долго слушая длинные гудки. Но трубку никто не брал. Светки не было дома. — Где же эта дура шляется?»


предыдущая глава | Перстень графа Митрофанова | cледующая глава