home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Казалось бы, всегда такой предусмотрительный и предприимчивый Яхнов, обладающий хваткой коммерсанта и задавшийся новой для себя целью — любой ценой выжить Женю из Привольного, все-таки, в одном, да просчитался. Причем крупно и в самом главном.

Да, электрика уволили с работы, и он уехал к себе домой, в город. Но только не один. А увез с собой Бичеву! Вот уж на это Алексей никак не рассчитывал. И этого не предусмотрел. А как Яхнов бесился, когда узнал, что его Светлана укатила со своим женишком в Семипалатинск! Поначалу молодой человек хотел отправиться следом за парочкой, в город. Да вовремя остановился — что это даст? И где в большом населенном пункте, малознакомом для сельчанина искать беглецов? О Жене он вообще ничего не знал, кроме примерного места бывшей работы — какая-то городская, что ли, больница. Алексей уже хотел подключать к поиску Шрека. Но вскоре одумался. Похоже, все это бесполезно, и поезд уже ушел. Ан, нет! Яхнов не из тех, кто пасует перед трудностями, он обязательно что-нибудь придумает.

А Женя со Светкой уже несколько дней спокойненько жил у себя дома. Мама его встретила с радостью. И также, свою будущую невестку. Хоть и откровенного разговора с сыном на эту тему у женщины пока не было, но все равно, она поняла, что Женя не просто так и не кого попало поселил у себя в комнате.

Бичева, почти не раздумывая, приняла приглашение Жени уехать с ним из села. Ее родители привыкли к тому, что их дочка — «уже отрезанный ломоть». Она взрослая, вправе сама строить свою личную жизнь и принимать решения, не посоветовавшись со «стариками». Все равно, в Привольном подходящей работы для Светки нет. Как и дальнейшей перспективы на удачную, безбедную и счастливую жизнь. Провожая ее из дома, родители, словно забыли, что их дочь беременна или только делали вид. Они чувствовали себя спокойно от того, что их дочь за таким хорошим и надежным человеком, как ее друг Женя, не пропадет.

Надежда Ивановна всхлипнула на прощанье и сказала:

— Ты, доченька, не теряйся надолго. Пиши. И береги себя. А если что не так, то возвращайся…

— Надя! — одернул супругу Сергей Петрович. — Ты говоришь так, будто провожаешь молодых куда-нибудь на Северный полюс. Лучше посидим на дорожку.

А затем мужчина крепко пожал руку Жене:

— Давай, парень. Счастья вам и любви. Я ничуть не сомневаюсь, что у вас со Светой все будет хорошо. Берегите друг друга. Да про нас, стариков, не забывайте. На свадебку-то пригласите, обязательно.

Приехав вместе с Женей в город, Бичева новыми глазами взглянула на Семипалатинск. Вернее не на него в целом, а на всю свою предыдущую городскую жизнь, в частности. Теперь у Светки произошла, так сказать, переоценка ценностей. В городе ей все было до боли знакомо. Но, тем не менее, девушка уже не впадала в воспоминания о прежней жизни. Они остались в безвозвратном прошлом и не травмировали ностальгией сердце Бичевой.

Светка не думала об Иване Усачеве, своем прежнем друге. Она не вспоминала Хруню и Марго. Но ей очень хотелось поговорить с Владимиром Николаевичем. И даже увидеться с ним.

«Как он там, бедненький? Не болеет ли? Наверное, сильно расстроился из-за потери сестры? Кто за ним теперь ухаживает?» — эти вопросы оставались безответными в голове девушки. И ими она не решалась поделиться с Женей.

Бичева старалась не забивать себе голову мыслями о Селивановой! Хватит! Надо начинать новую жизнь. А со старой покончить незамедлительно. Но для этого, хочется того или нет, необходимо встретиться и поговорить с Оксаной. Пусть она отстанет от Бичевой! А сейчас Светка не может даже позвонить домой Терехову и поговорить с ним. Нежелательно девушке рассекречивать себя перед Селивановой. От нее каких угодно гадостей можно ждать. Сначала она предъявила Бичевой фотографии. Потом подстроила пожар. Конечно, голословно утверждать не хотелось бы — не пойманный — не вор. Но в данной ситуации и догадаться несложно, чьих это рук дело. Так что пусть уж лучше Оксана не знает, что Бичева вернулась в город и поселилась у Жени.

«Надо бы срочно отыскать журналиста, соседа тети Шуры. Созвониться с ним. И поговорить обо всем. Узнать, где сейчас Оксана. Может быть, Вологодский что-то знает о ней. И чем-нибудь сможет мне помочь», — решила девушка и сказала об этом Жене. Она лишь не стала говорить о своем желании встретиться с Селивановой, зато напомнила ему о журналисте.

— Да! С Эдуардом интересно было бы встретиться. Я всего-то два вечера с ним пообщался, но мы, думаю, уже успели сдружиться, — обрадовался молодой человек.

На следующий день Женя лично позвонил в редакцию газеты «Семь палат». Но парня ожидало разочарование. По словам редактора этого печатного издания, в данный момент, журналист Вологодский находится в творческом отпуске. Эдуард уехал из города на несколько дней собирать материал для новой статьи. А поскольку он находится где-то в сельской местности, то сложно предположить, когда именно Вологодский вернется в город.

И Светка решила подождать. К тому же, совсем немного времени оставалось до Старого Нового года. И если этот праздник девушка раньше особо не отмечала, то сейчас она очень хотела провести его по-новому. Ведь теперь молодым ничего не помешает еще раз встретить, пусть по старому стилю, но зато в спокойной и безопасной от рук Селивановой обстановке, Новый год. И назло всем своим недоброжелателям, у Светки с Женей их личная жизнь теперь уже наладится.

В это, несомненно, верил и сам Женя. У него были большие планы на ближайшее будущее. Первым делом молодому человеку надо решить вопрос с работой. Парень обязательно куда-нибудь устроится электриком. А затем они со Светкой сыграют свадьбу.

Об этом думал Женя, идя на базар. Он хотел подобрать для Светланы какой-нибудь не очень дорогой, но памятный подарок. У молодого человека оставались на руках свободные деньги, которые он хотел растянуть до выхода на новое место работы.

Увольняя электрика, Борис Васильевич осмотрел тот объем работы, который выполнил Женя, за последнее время. И, как руководитель, остался доволен. А следовательно, Василич заплатил ему, как положено. И кроме высчитанных с электрика десяти тысяч тенге, о которых сельчанин упоминал второго января Яхнову, Женя получил на руки достаточно неплохую сумму денег.

Вот молодой человек и решил не спеша пройтись по торговым рядам «Семей-Базары». И выбрал дорогу к своей цели, мимо автовокзала. Женя проходил около него как раз в то время, когда на большой площади, перед залом ожидания, стояло несколько автобусов. Пассажиры, прибывшие рейсом из Астаны, преградили дорогу молодому человеку. Он захотел отойти в сторону и задел плечом рядом стоящего парня.

— Прошу прощения, — сказал Женя и невольно взглянул незнакомцу в глаза. В первые секунды он, казалось, не сообразил, где раньше встречался с этим парнем. А потом… Понял. Перед Женей стоял и радушно ему улыбался, его давний друг — Хруня.

— Сема, братуха! Что не признал? — спросил Вадим, протягивая для рукопожатия свою ладонь.

— Хру-ня!!! Ты ли это? Вот уж кого не ожидал-то встретить! — Женя от радости похлопал парня по плечу. — Ты откуда!? И вообще, куда потерялся?

— Ой, Женька! Долго рассказывать. Вот только что, приехал из Усть-Камана. А ты, куда сейчас направляешься?

Женя, кажется, уже забыл о своих планах, до того он обрадовался неожиданной встрече с Хруновым.

— Да так, шел по делам… Но, в принципе, у меня есть время поговорить. Вот это сюрприз — Хруня!

— Ну, пошли тогда куда-нибудь в кафешку забуримся да посидим, пивка попьем. Поговорим. А то, что-то погода портится. Снег посыпал, — предложил Вадим и стал смотреть по сторонам, выбирая подходящее место для беседы.

Молодые люди зашли в небольшую закусочную и, отказавшись от меню, любезно предложенного им официанткой, сразу заказали себе по кружке пива.

— Ну, за встречу, Женя! — произнес тост Вадим и, сделав пару больших глотков, начал свой рассказ. — У меня, за это время, пока мы с тобой не виделись, были приключения за приключениями. Хотя самое главное из них, со мной произошло намного раньше, в прошлом году, еще до отъезда из Семипалатинска. Но о нем я тебе расскажу после. И объясню: почему и из-за чего, вернее, из-за кого, я и уехал в Усть-Каман.

— Поди из-за девушки какой? — попытался угадать Женя.

— Да, да, из-за нее, родимой. Ну, слушай. Познакомился я, значит, совсем случайно, на автовокзале, с неплохой «телочкой». Ну, пока суть да дело, я думаю, какую из этого можно извлечь пользу. А эта «коза», как раз в тему, рот раззявила около билетной кассы, и у нее один дебил сумочку и срезал.

Девчонку звали Настей. Ну мне ее по-человечески стало жалко. К тому же, я был страшно возмущен наглым поступком какого-то гнусного воришки. И кинулся за ним в погоню. И представь себе, поймал ведь! А потом и охрана вокзала подоспела, как с неба свалилась. Короче, сумочку в целости-сохранности вернули расстроенной девушке. А она на радостях и, по достоинству оценив мой скромный, но геройский поступок, пригласила меня поехать вместе с ней в Усть-Каман. Сказала, что с работой у них там полный порядок и все такое. А мне тогда, Жека, было все равно, куда рвануть. Лишь бы из нашего города поскорее убраться. И все из-за какой-то стервы Оксаны. Да ты ее, наверное, не помнишь. Ну ладно, о ней позже. Так вот, насчет Усть-Каменогорска. Как говорится: сказано — сделано.

Приехал я в новый для меня город, к Насте домой. Пока жил у нее несколько дней, мы вдвоем, по объявлениям в газетах, искали для меня работу. А потом Настя познакомила меня со своей мамой. Вернее мы просто зашли к женщине в гости. А ее маман, прикинь — бизнес, вся такая, леди. Два магазина, нехилая тачка, деньги, подвязки. Ну налицо все навороты нового русского. Так вот, с этой встречи, с Виолеттой Николаевной, так звали Настину маман, у меня все и началось. Совсем другая жизнь. Правда недолгая.

Да, чуть не забыл сказать самое интересное. Эта Виолетта Николаевна, прикинь, Женя, такая эффектная женщина! Жаль, что ты ее не видел. Тебе бы тоже она понравилась. Несмотря на свой староватенький возраст, бизнес-леди — просто красавица. Ей тридцать семь, а тетенька, особенно во всей своей красе, ну сам понимаешь, о чем это я, выглядит лет так, на двадцать пять, не больше.

— Ты не отвлекайся, не отвлекайся, Казанова! — перебил Хруню Женя.

— Нет, нет. Это все важно, ты слушай, да пей. Кстати, будешь еще? — Вадим снова заказал по кружке пива, не обращая внимания на отказ своего друга от угощения. И продолжал:

— На чем я остановился? А ну да. И эта бизнес-леди предложила мне у нее поработать. Присмотреть за ее магазинами. Ну типа администратором, чтобы я стал. А я в этом, поначалу, ни хрена не понимал. Но, тем не менее, согласился. И все закрутилось, завертелось.

Тебя, наверное, как мужчину, интересует вопрос, насколько далеко зашла моя дружба с Настей и ее мамой? Скажу тебе честно. С Виолеттой Николаевной у нас сложились очень близкие отношения. Один раз мы, оказавшись вдвоем в ее квартире, слегонца выпили. И я, как истинный джентельмен, пошел в атаку на женские прелести. Хорошо, что все это происходило по пьяне. На трезвянку до такой наглости с моей стороны, я бы сроду не додумался! Но надо отдать должное, Виолетта ответила мне взаимностью. И у нас с ней закрутился бурный роман, с непредсказуемым концом. А с ее дочкой у меня к тому времени ничего «постельного» не было. Не хотел я как-то начинать свои отношения, да еще и в незнакомом городе, с «этого дела». Но, как видишь, с Настей-то не получилось, а вот с ее мамашей, прокатило.

С Виолеттой Николаевной мы, некоторое время пытались скрывать всю правду о нашем романе от ее дочери. Но шила в мешке не утаишь. К тому же, после любвеобильной ночи с бизнес-леди я стал ночевать в ее квартире. Мне за это было даже как-то неудобно перед Настей. Я все гадал: «Интересно, а что она обо мне думает?» А однажды, Виолетта Николаевна отправила меня к своей дочке за видеокассетами, решив предварительно позвонить Насте:

— Привет. Слушай, завтра днем Вадик забежит к тебе домой и заберет кассеты. Ты когда будешь дома?…

…Полянская-младшая назвала время и, в назначенный час Хруня поехал к ней.

Парню было как-то неловко перед Настей за то, что он на несколько дней оставил девушку без внимания. Вроде бы нехорошо вышло. А с другой стороны, Вадим ведь не где-то был: у друзей или у какой-нибудь, там, посторонней девушки. А у Настиной же мамаши. Хотя именно этот факт и вводил Хруню «в краску». Интересное получилось дельце: можно подумать, что он ночевал все это время у Виолетты Николаевны на правах родственника или очень хорошего знакомого. А на самом же деле…

— О, Вадик! Привет! — сказала девушка, как ни в чем ни бывало. Будто они расстались всего несколько часов назад. И захлопнула за парнем дверь. — Раздевайся, проходи.

А Настя, увидев Хруню в первые минуты, не знала, куда себя деть, от той мысли, что она так просто и необдуманно переночевала в одной постели с Димой. Или он с ней. Хотя, какая тут разница? Хрен редьки не слаще. И девушке казалось, что у нее предательски горят щеки, а на лице — все написано. Она старалась не смотреть Хруне в глаза.

Но с другой стороны, что в этом криминального? Яров, похоже, влюбился в Полянскую-младшую. Вон, даже шампанское принес, ухаживал за ней. А Настя лишь ответила взаимностью на его чувства. Один раз. И все!

— Как у тебя дела? — спросил Вадим и сел на диван. — Чем занималась все это время? Не скучала?

— Конечно же, скучала. И тебя ждала.

— Ты серьезно? — удивился Хруня.

— А почему нет? — Настя присела рядом с парнем. — А ты, вспоминал обо мне? Или мама тебя сильно загрузила работой?

— И да и нет! — ответил Вадик и внимательно посмотрел на девушку. Ему показалось, что она, за тот короткий период, что друзья не виделись, как-то изменилась. Причем, в лучшую сторону. Молодой человек оценивающе посмотрел на фигуру Полянской-младшей. И она поймала его взгляд. А парень продолжал: «Да — в смысле, вспоминал. А нет — это я к тому, что не устал. Работа, как работа. Не мешки ведь ворочать, слава Богу. Стараюсь, как могу!

Настя предложила Хруне выпить чаю. И, услышав утвердительный ответ, молодые люди, прошли на кухню. За столом болтали на разные темы. А потом, словно что-то вспомнив, Вадим ляпнул:

— Да, у тебя какие-то видеокассеты надо забрать. Мне Виола сказала. А то, если я забуду, она меня грохнет.

На этой фразе Вадим осекся. Но слово не воробей.

— Виола?! — удивилась Настя, и ее глаза округлились.

— Ну, я… в смысле… мама твоя, говорю. Виолетта Николаевна.

Но Полянская-младшая будто не слышала друга.

— Значит, Виола? Это ты так уже к ней обращаешься? Вы с ней как друзья, типа, стали, да?

— Нет, просто… — Вадик понимал, что надо как-то срочно выруливать из этой ситуации и исправлять положение. — Просто, у меня вырвалось так. А что тут, такого?

«Да ничего особенного. Если Хруня всего лишь необдуманно назвал маму по имени. А если по недавней привычке? А может быть у них что-нибудь было? Нет, нет! О чем это я?» — девушка попыталась взять себя в руки. И непонятно, что ее больше расстроило: легкомысленный шаг своей матери или Настя, чисто по-женски, приревновала к ней молодого человека?

Полянская-младшая пошла в комнату за пакетом с видеокассетами, и Вадик направился следом за ней. Кажется он уже решил, что ему надо делать. А именно: клин клином вышибать. Так, кажется, говорят, в подобной ситуации?

Сейчас молодому человеку нужно оказать внимание Насте. Чтобы она поверила, что между ним и Виолеттой Николаевной ничего «такого» не было.

Вадим чувствовал, что еще чуть-чуть, и он «совратит» девушку. Вот на этом диване. В конце концов, парень и сам давно этого хотел, да все не решался сделать первый шаг. Все не подворачивался подходящий момент. И вот, похоже, он настал.

А если после того, что произойдет, Настя что-то и «брякнет» лишнего своей мамаше, то тогда Вадим объяснит Виолетте Николаевне, что он таким образом спасал репутацию бизнес-леди, «отбелив» ее в глазах собственной дочери. Запутаться тут, конечно, можно. Но попробовать надо. Другого ведь выхода нет.

Хруня обнял девушку и «осыпал» ее ласковыми и нежными словами. Ведь, действительно, Настя парню понравилась с самой первой их встречи. Полянская-младшая, кажется тоже ждала того момента, когда в ее новом друге проснутся к ней чувства. Она расстелила на диване чистую простынь, положила одеяло, подушку и ушла в ванную…

В эту ночь Вадим снова остался у Насти. Только теперь молодые люди спали вместе, на одном диване. В первый раз за все время, что Хруня находился в Усть-Каменогорске.

Утром Вадим заспешил на работу, предварительно созвонившись с Виолеттой Николаевной. Конечно же, он не забыл про пакет с видеокассетами. Женщина встретила парня по-деловому сухо, лишь слегка улыбнувшись. Перед сотрудниками Полянская старалась не показывать свои личные отношения с Вадимом.

— Как дела? — поинтересовалась она у Хруни, когда осталась в кабинете наедине с молодым человеком.

— Все нормально. Я по тебе так соскучился! — ответил Хруня. И скромно, но в то же время стараясь не показаться виноватым перед Виолеттой Николаевной, поцеловал ее в щечку.

— Сейчас я направлю тебя в базу. Подпишешь кое-какие наши договора. А потом, возвращайся сюда и мы поедем на обед, — улыбнулась Полянская. И когда Вадим ушел, она достала из пакета несколько видеокассет и с интересом стала их разглядывать.

Настя не обманула ожиданий своей матери. Действительно, фильмы, которые передала ей дочь — были все новые. Вот только «Титаник» женщина уже смотрела. К тому же, самой видеокассеты в подкассетнике почему-то не оказалось. А вместо нее, были аккуратно сложены скомканные обрывки какой-то газеты.

«Наверное, это Настька, вредная девчонка, решила так подшутить надо мной» — подумала Полянская и, вытащив бумагу из подкассетника, не глядя выбросила ее, в рядом стоящее ведро. — Надо будет напомнить техничке, чтобы она не забыла в конце дня, вынести мусор на помойку».

Воспользовавшись отсутствием Вадима, бизнес-леди захотела заняться своими личными делами. А именно, принять у себя на работе свою давнюю подругу Ирку Семахину. В последнее время женщины виделись редко и уже не так часто, как раньше, перезванивались. Виолетта Николаевна не проявляла особого интереса к жизни Семахиной, веря в то, что у нее все хорошо и безоблачно. А Ирка, как бы подтверждая это, тоже с большими перерывами в общении, брала телефон, чтобы поговорить с подругой.

Но если Семахина начинала болтать о своих делах, стараясь это делать в отсутствие Александра Корнилова, с которым она, естественно, беззаботно для себя продолжала жить, то Полянская сразу же настраивалась на долгую беседу и пользовалась радиотелефоном. Тогда женщина могла слушать Ирку не отрываясь от своих домашних дел.

Подруга была довольна своей жизнью, и это искренне радовало Виолетту Николаевну. Она ведь сама сыграла определенную роль в том, чтобы Семахина и бывший друг Кирилла познакомились. Похоже, Ирка считала себя «по гроб жизни» обязанной за это Полянской. И однажды она захотела Виолетту Николаевну отблагодарить.

В очередном телефонном разговоре со своей подругой Ирка затронула тему благосостояния их с Корниловым, семьи. И об успехах мужа в бизнесе, который процветал изо дня в день. Ну что могла Полянская ей ответить? Бизнес-леди была не из завистливых и зловредных людей. Но и радоваться успехам бывшего партнера Кирилла по бизнесу она не желала. И поэтому отнеслась к полученной информации спокойно и ровно, приняв ее, как и подобает в таких случаях, к сведению. А Ирка продолжала говорить в трубку телефона:

— Представляешь, Виола. Я тут, недавно, разговорилась со своим Сашком. Ну, значит, спрашиваю у него, как это тебе удалось так раскрутиться, в плане денег. А он, как раз, в тот момент был поддатый. Пришел домой поздно и сказал, что, типа, в офисе был. Вроде как встречался с деловыми партнерами по совместному бизнесу. Хорошо еще, что не с партнершами, да?

И Ирка заржала в трубку. — Ну ты слушай, что он мне по пьяне-то, потом рассказал.

Оказывается, когда мой ездил на сессию с твоим бывшим в Новосибирск, то предложил там Кириллу, вместе с ним открыть в Сибири свой бизнес. Типа, надо расти и осваивать российский рынок. А для этого надо найти таких людей, из местных, чтобы с кем-нибудь из них создать совместное предприятие. Или дочернюю фирму они тогда хотели открыть в Сибири, я толком в этом не разбираюсь. А у Корнилова в Новосибирске жила бывшая одноклассница. Она сразу же после окончания школы переехала вместе с родителями в Бердск. Девушка была видно башковитая, потому что устроилась там на местный радиозавод, в техотдел. Впоследствии она сильно продвинулась по служебной лестнице, подсуетилась, раскрутилась и «поднялась». Короче, оказалась деловой и стреляной бабой, которую просто так «вокруг пальца» не проведешь. Получается, что она, даже покруче тебя, Виолка. Только не обижайся, ладно?

На чем я остановилась-то? А, вот. Жила одноклассница моего милого без детей, в «упакованной» хате. Тетенька была «по уши» в работе и при деньгах. Сашок все это быстро пронюхал и решил в ее бизнес вклиниться. Стать торговым представителем в Усть-Каменогорске.

А чтобы это стало реальным, быстрым и выгодным делом, он с Венерой, так звали его одноклассницу и познакомил твоего бывшего. Естественно, они не сказали сибирячке о том, что Кирилл — семейный человек. Ты что, Виолетта, молчишь? Не слушаешь меня, что ли?

— Говори, говори! Мне очень даже интересно становится, — ответила ей подруга, садясь поудобнее в кресло и увернув звук телевизора. — Ну и что было дальше?

— Только ты на меня не обижайся. Я же тут ни при чем, — спохватилась Семахина, словно чувствуя себя в чем-то виноватой.

— Да что ты все заладила: не обижайся, не обижайся? Как я могу? Бог с тобой, золотая рыбка, — успокоила ее Полянская, чувствуя, что сама начинает волноваться.

— Ну в общем, — продолжила Ирка. — Твой Кирилл с этой Венерой, в процессе организации совместного бизнеса, на радость Сашку, быстро «снюхался» и задружил. Сама понимаешь: мальчик — девочку…

Корнилов теперь уже смело предложил Венере, заключить между ними тремя, договор о совместной работе. А для себя он решил, что при оформлении важного документа свою подпись нигде ставить не будет. И убедил Кирилла в том, чтобы тот сам подписал столь нужные мужчинам бумаги. Сашок мотивировал это тем, что типа, твой бывший впоследствии станет исполнительным директором нового совместного предприятия в Новосибирске. И добавил, вдовесок, всякие там, красивые и убедительные слова. А с другой стороны, договор, естественно, подписала Венера. И партнеры «ударили по рукам». А потом, как и положено, отметили это дело.

Затем Корнилов уговорил Венеру взять на ее имя кредит в банке, на солидную сумму. Для развития теперь уже их общего, дела. Гарантом данной сделки являлся Кирилл, который под залог пообещал Венере свою часть бизнеса в Усть-Каменогорске.

Вернувшись из Новосибирска домой, бизнесмены, полученные от российской стороны деньги, сразу же вложили в дело. Оно, по их подсчетам, должно было стать очень выгодным и вскоре принести двойную прибыль. Но, как оказалось на практике, что-то, где-то у них не срослось, не вышло, не получилось. И в результате, в обозначенный на бумаге срок, горе-бизнесмены не смогли вернуть даже и половины полученных у Венеры денег.

Чтобы не раздувать скандала до небес и не ссориться с Венерой, Корнилов убеждает Кирилла в необходимости остаться на какое-то время в Новосибирске. Пока Сашок не наладит дела в Усть-Каменогорске. Ну, а дальше ты, наверное и сама все помнишь.

Корнилов сказал тебе о измене твоего мужа и о том, что Кирилл завел себе в столице Сибири любовницу. Что, в принципе, было правдой…

— А моему муженьку, поди, наговорил о том, что я загуляла? — перебила Ирку Полянская.

— Скорее всего, да. Хотя я об этом ничего не знаю. И меня в то время рядом с ними не стояло.

От всего услышанного у Полянской навернулись слезы. Но она сдержала свои эмоции. Ведь любая новость о далеком и безвозвратном прошлом, какой бы печальной она ни была, в большинстве случаев никак не влияет на настоящую жизнь и не отразится на дне сегодняшнем.

Поэтому бизнес-леди, по возможности, взяла себя в руки, мысленно поблагодарив Ирку за то, что она вообще решилась рассказать ей эту давнюю историю. И спросила:

— А больше Корнилов ничего тебе не говорил?

— Не-а. Хотя, да. Он сказал, что ты у него как-то просила взаймы несколько тысяч баксов. И Сашок собирался их тебе одолжить, — Ирка попыталась хоть как-нибудь загладить столь неприятный разговор. И добавила: — К тому же, он о тебе очень хорошо отзывается.

— Ну еще бы! — возмутилась Виолетта Николаевна. — Я ведь в его бизнес нагло не влезала. И его жену в постель к другому мужику не подкладывала.

— Зачем ты так? — похоже эти слова не понравились Семахиной. — А если тебе до сих пор нужны деньги, то я с ним поговорю.

— Не вздумай! Я от него ничего теперь не возьму! И вообще… А кстати, как ты узнала-то, о нашем с ним разговоре?

— Корнилов сам мне это сказал, когда я у него спросила штуку долларов. Я коплю деньги и держу их на книжке. Хочу к Новому году купить себе автомобиль, правда еще не решила, какой именно. Смотря сколько денег соберу. А в этот раз, Саша мне отказал, ссылаясь на то, что пообещал какую-то сумму тебе. И не хочет тебя обманывать.

— Ишь, честный какой, выискался! — взорвалась Полянская.

И, перекинувшись еще несколькими фразами, собеседницы распрощались. В тот вечер Виолетта Николаевна долго не могла успокоиться. А чтобы грядущая ночь не превратилась для нее в кромешный, бессонный ад, женщина перед сном решила выпить немного коньяку.

В течение нового рабочего дня бизнес-леди отвлеклась от грустных воспоминаний о прошлом. И почти забыла о предыдущем разговоре с Семахиной. Но вечером Ирка, к великому удивлению Полянской, позвонила ей снова. Она говорила недолго, но голос ее был такой, словно Ирка в чем-то оправдывалась перед подругой.

— Виола, я знаешь, что подумала? Черт с ними, с нашими мужиками! Что было, то прошло. И ничего уже не исправить, не вернуть. Надо думать о дне сегодняшнем. Это я к тому, что если ты решила наладить дела в своем бизнесе, то и не отступай от цели. А я помогу тебе в этом. Чем смогу, конечно. И дам тебе все деньги, что у меня лежат на книжке. Они мне до Нового года все равно не понадобятся. А тебе пригодятся. И Корнилов про них пока не вспоминает. Да и без меня, он их оттуда никак не снимет. Ну, что, решила? Так когда привести тебе баксы?

Полянская задумалась. Похоже Ирка в чем-то и права. А по большому счету и во всем. Ведь бизнес-леди, действительно, сейчас нужны деньги. И она назначила Семахиной встречу у себя в магазине, в своем рабочем кабинете.

После ухода Ирки, которая принесла, как и обещала, несколько тысяч долларов, Полянская дождалась Вадима, и они поехали на обед. А вечером Виолетта и Хруня, находясь в квартире женщины, смотрели видео. И бизнес-леди уже планировала будущую поездку в Эмираты, чтобы успеть до Нового года не только привезти товар, но и распродать большую его часть. Ведь деньги нужно отдать Ирке вовремя. А то и пораньше обговоренного срока.

У бизнес-леди даже и в мыслях не было того, что она не выполнит своих обязательств перед Семахиной. Конечно, всего, что может произойти, никогда не учтешь. Как говорится, знал бы где подскользнешься, там бы песочку подсыпал. А песочек, похоже, Виолетте Николаевне уже можно было готовить. На всякий случай.

Руслан Гордыев, когда совсем еще недавно настраивал Диму на очень важный визит к Насте, дав ему таблетку для девушки, тоже не терял времени даром. Он несколько раз, за короткий отрезок времени, наведывался в один из магазинов Полянской, стараясь при этом сильно не привлекать к себе внимания сотрудников. Молодой человек давно уже успел познакомиться там с одной молоденькой продавщицей. Сначала Руслан просто примелькался ей — дарил шоколадки и делал комплименты. Но потом пришел к выводу, что эта девушка, Динара, очень нужный для него человек. Носитель важной информации.

Поэтому Гордыев решил пойти «в наступление». И незамедлительно сменил свою тактику в общении с продавщицей. Молодой человек без труда сыграл перед девушкой роль безумно влюбленного парня. И, через какое-то время Динара в это поверила. Разделяла она чувства Гордыева или нет, сразу понять было трудно. Да Руслан над этим и не задумывался. Главное, что Динара его не избегала, не отталкивала от себя и принимала знаки внимания молодого человека.

Руслан «из кожи вон лез», чтобы не разочаровать свою новую подругу. Для осуществления задуманного у парня было мало времени. Он несколько раз сводил девушку в ресторан, в кафе, в ночной бар. Правда, «до постели» доводить дело не стал. Ему этого не нужно было. И к тому же, в глазах Динары, Гордыев, скорее всего, выглядел настоящим джентельменом. Не спешащим в первый же вечер знакомства, уложить девушку «на лопатки» и залезть к ней под юбку.

Молодой человек много и откровенно беседовал с девушкой о жизни. Все чаще и незаметно, плавно и осторожно переводя тему разговора на ее работу у Полянской. Его интересовала вся информация о бизнес-леди: оборот ее магазина, связи, роль нового «зама». И главное, когда она бывает в магазине, во сколько приезжает и уезжает? Ездит ли на обед и с кем?

Конечно, многого Динара просто не знала. Но даже то, о чем она рассказывала «без всяких задних мыслей» и каких-либо подозрений, для Гордыева было вполне достаточно и являлось ценной информацией. И теперь он имел вполне ясную картину о распорядке дня бизнес-леди, который практически, день ото дня, мало чем отличается.

А в последнем их разговоре, когда молодые люди пили коньяк в ночном клубе, Динара случайно сказала Руслану о том, что Полянская скоро собирается поехать за товаром в Эмираты. Да ни одна, а со своим новым «замом». Бизнес-леди уже даже распределила обязанности среди сотрудников магазина: кто, чем будет заниматься и за что отвечать, в ее отсутствие.

Гордыев понял, что пора начинать решительно действовать.

«Вот угадать бы, где бизнес-леди держит деньги на товар! Может и дома. А если в банке, на карточке? Но в любом случае, в квартире Полянской должны быть деньжата. Только какая сумма? — думал Руслан. — Надо сходить к ней «в гости» и посмотреть на то, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать от Динары.»

Но каким бы расчетливым не был Гордыев, он тоже не мог предугадать, «откуда ветер подует». А дунул он, как всегда, неожиданно…

В воскресенье, рано утром, рискуя разбудить своим приходом всю семью Яровых, Руслан уже стоял около двери их квартиры и длинно давил на звонок. Не ответив на приветствие Димы, он вызвал парня в свою машину на «срочный базар».

В автомобиле, на заднем сиденье уже был Игорек.

— Что случилось? Или важное дело нарисовалось? — поинтересовался столь ранним визитом Яров, открывая перед собой переднюю дверь.

— А для тебя, братан, теперь все дела уже закончились. Присаживайся. Разговор будет долгим и серьезным, — подал голос Игорек.

Гордыев, заняв место водителя, старался держать себя в руках.

— Ты… твою мать, когда собирался к своей гребанной телке, какие ей кассеты взял из машины? Баран, — этот вопрос он адресовал, естественно, Диме.

— Как какие? — не понял тот.

— А так, мордой об косяк. Говори по названиям, вспоминай, — опять подал голос с заднего сиденья Игорек. — Не то и я из-за тебя, балбеса, попадаю.

— Русик, ты же мне сам говорил, бери в багажнике любые… — начал было оправдываться Дима.

— Говорил, говорил. Да не знал, что ты — дебил. Вспоминай по названиям. Будем сидеть в машине, пока не скажешь. Ну или звони своей сучке, и у нее выясняй, — зло сказал Гордыев.

— Ну это… — совсем растерялся Яров. — Там были… Ужасы, боевики российские и американские. «Титаник» еще, по-моему комедия с…

— Все! Ясно! — перебив его, опять вмешался Игорек.

— Та-ак. Значит «Титаник» ты точно взял? — негодовал Руслан. — А ты не почувствовал на ощуп, если «шары свои забычил», что кассета была «с начинкой»? Пустой!

Теперь до Димы начал медленно доходить весь смысл предъявленного ему обвинения: «Неужели, я сдуру, схватил кассету с «сюрпризом»? Именно ту, что Гордый приготовил для своих клиентов».

Яров не нашелся, что сказать в ответ. Зато Руслан многое ему наговорил: о нем самом, о «его матери» и ясно расписал ближайшее будущее парня, если кассета в кратчайшие сроки не будет возвращена Гордыеву в целости и сохранности.

Напуганный Дима тут же стал названивать Насте на мобильный. Не успев толком сформулировать цель своего звонка, он «в лоб» спросил девушку о нужной ему кассете.

На что Полянская-младшая, конечно же, объяснила парню, что все кассеты лежат у ее мамы, поскольку они вместе с ней смотрели видик.

Обстановка накалялась и усложнялась. Если Виолетта Николаевна заметит, что за «кассета» лежит в подкассетнике от известного голливудского фильма, то, дальнейшие события могут быть непредсказуемыми. А может быть, они уже получили какое-то нежелательное для «предпринимателей» развитие. Промедление для них было «смерти подобно». Но и «горячку пороть» в данной ситуации, тоже нельзя.

После неожиданного телефонного звонка Димы Настя чувствовала себя неловко: «Как же я так могла? Взяла и без разрешения хозяина отдала на просмотр, почти все, вернее, все без одной, кассеты своей маме. Хотя, что в этом плохого? Все так делают: друг с другом обмениваются фильмами. Вроде бы ничего страшного, а видишь как все получилось?»

Полянская-младшая перезвонила Виолетте Николаевне и спросила про «Титаник».

— А его, милая моя и не было! — вспомнила женщина.

— То есть, как это? Не было! — не поняла дочка.

— В подкассетнике, вместо самой кассеты, лежали какие-то смятые кусочки газеты. Ну я подумала, что сам фильм у тебя в видике остался. А ты, пошутила надо мной и натолкала бумажек. Я их и выкинула в мусор. А что?

— Нет, ничего, — обрадовалась Настя и набрала номер телефона Ярова. И так ему, почти слово в слово все и передала. — Так что, извини себя, дружок. Но саму кассету ты мне и не давал. Только красивый чехольчик от нее. Дим, а если у тебя неприятности из-за нее, давай, я сбегаю в супермаркет и поищу такую же. Договорились?

Если все это не брехня, то для Гордого такой поворот событий, был лучшим из худшего.

— Скорее всего, мама, видно, не обманывает. И если это так и есть, то и концы в воду. Только теперь, ты, Димон, конкретно попал. На хорошие бабки. И причем, крепко. Денег у тебя, естественно, нет. Но и просто так, я в покое тебя не оставлю. Ладно. Иди пока. Я тебе вечером позвоню, — немного успокоившись, сказал Гордый и захлопнул за Яровым дверь автомобиля.

Деньги нужно было срочно искать. Их Руслан и без того давно уже задолжал Темному, и брал у него товар в долг. А об этом случае Темному никак нельзя знать. Ведь тогда Гордому будет «хана». И с ним станут разговаривать совсем другие люди — братки. А их не будут интересовать подробности того, кто, кому и какую кассету «недопередал». Гордыев все это прекрасно понимал. А еще и то, что он сам, прежде всего, во всем виноват. Не следовало было допускать балбеса Ярова к сумкам с товаром. Надо было самому выдать то, что ему нужно. Да что сейчас говорить? Дело уже сделано….

Теперь все планы Гордыева резко менялись. И вдвойне возникала необходимость нанести визит в квартиру Полянской. В течение двух последующих дней, молодой человек еще раз встретился с Динарой, а затем сам лично следил за бизнес-леди и ее хатой.

Поднятый шум с кассетой, был совсем не кстати перед тем мероприятием, которое задумал Руслан. Это лишний раз рассекречивало Ярова и наводило на него подозрения. Надо было что-то предпринимать. Единственным подходящим вариантом был тот, если бы в доме у Полянской-старшей, в момент ее отсутствия, остался бы этот новый друган из Семипалатинска. Тогда, в случае чего, все «шишки посыпались» бы на него.

Для выполнения разработанного плана, Гордый, конечно же, привлек и Ярова. Изначально, его кандидатура была под вопросом и вообще отклонялась. Но теперь, пусть этот недотепа, горе-влюбленный исправляет свои ошибки.

Оставив машину недалеко от трамвайной остановки, но рядом с домом бизнес-леди, трое молодых людей, облаченные в спецодежду, используемую у себя на работе, зашли в нужный им подъезд. В руках у Ярова был небольшой, железный чемоданчик, в котором лежали инструменты сварщика.

Гордый позвонил в звонок у двери Виолетты Николаевны.

Хруня подошел к глазку и, увидев стоявших на площадке мужчин, спросил:

— Кто там?

— Служба газа. Мы делаем обход квартир всех жильцов на предмет проверки его утечки, — спокойно ответил Гордыев. — У вас запах газа на кухне не ощущается?

— Сейчас посмотрю. — Сказал через закрытую дверь парень.

— Будьте любезны. Мы подождем.

Через минуту Вадим вернулся к двери и сообщил:

— У нас все в порядке…

— Замечательно. Так и отметим. Тогда распишитесь у нас в квитанции. Только дверь откройте, пожалуйста.

— Да, да, секундочку.

Хруня открыл дверь и один из незнакомцев, с чемоданчиком, тетрадкой и ручкой в руках, перешагнул порог квартиры.

— Где расписаться? — спросил молодой человек, положив тетрадь на полочку в прихожей и склонив голову над бумагой.

— А вот здесь… — донеслось до Вадима. А потом, все куда-то словно провалилось, и наступила темнота…


предыдущая глава | Перстень графа Митрофанова | cледующая глава