home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

— Видно эти барбосы хорошо меня тогда чем-то тяжелым по башке шарахнули, — сказал Хруня, отпивая пиво из кружки. Молодые люди уже больше часа сидели в кафе. Но уходить не спешили. И Вадим продолжал говорить:

— А когда я открыл свои «очи черные», то входная дверь была захлопнута. И в квартире уже никого не было. Я сначала вообще не врубился в то, что произошло. А когда сообразил, сразу же позвонил Виоле. Она махом примчалась. И чуть второй раз не родила, когда увидела погром в своей квартире. Это сейчас мне легко говорить, а тогда было совсем не до смеха. И башка сильно болела.

Полянская почти сразу же обнаружила пропажу крупной суммы денег, которую она хранила в долларах, рассчитывая поехать, кстати, вместе со мной за товаром в Эмираты. Больше из квартиры ничего не пропало. Виолетта Николаевна не стала сообщать в полицию и даже не вызвала для меня скорую. Просто позже отвезла на перевязку в травматологию. Бизнес-леди почему-то избегала любую огласку. Но деньги-то ведь надо было искать! Естественно, эти бобики, что приходили под видом мастеров-газовиков, кроме квартиры Полянской, больше нигде не были и ни перед кем не засветились. Виолетта Николаевна меня ни в чем не обвиняла, по крайней мере, ничего такого, я от нее не слышал. Но наши личные отношения дали сильную трещину. А проще говоря — испортились.

Я вернулся на ночлег к Насте. Ее мамаша отнеслась к этому ровно — без слез и сожалений. Зато Полянская-младшая мне искренне обрадовалась. Она, похоже, ничего не знала о краже баксов и опять называла меня суперменом, героем, истинным джентельменом. Посчитав, что я чуть собственной башки не лишился, защищая хозяйское барахло.

На работу к Виолетте Николаевне я продолжал ходить. И все обязанности выполнял, как положено, исправно. А несколько дней спустя, после того как я получил по «бестолковке» и едва успел снять повязку, бизнес-леди захотела поговорить со мной в своем кабинете.

Уделив буквально несколько минут рабочим вопросам, она, конечно же, коснулась темы об украденных деньгах. Ее можно было понять. Прикинь, Женька, столько у нее слямзили! Да еще чужого. Ведь она баксы взяла взаймы.

Со слов Полянской я понял, что она не рассчитывает на чью-либо помощь в расследовании кражи. Но и оставлять это дело не собирается. Короче, о всех своих мыслях на этот счет, бизнес-леди мне не доложила. Лишь сказала, что обратится к услугам знакомого юриста. А поскольку я главный и единственный свидетель в этом деле и потерпевший в одном лице, то мне и предстояло встретиться и переговорить с этим человеком.

Ну думаю, ладно. А что не сходить? Хотя изначально, мне вся эта история не понравилась. Правда меня никто не «прессовал» и «предъяв» не кидал, но все равно, я чувствовал себя виноватым. И проклинал тот момент, когда открыл дверь этим выродкам. Пусть бы они приходили, когда бывает хозяйка дома. Да и разговаривали с ней. И проверяли бы у нее и газ и все, что хотели. Но здесь, видно, подстава была, стопудовая. Точный расчет, наводка.

И вот, значит, Виолетта мне и говорит, чтобы я, завтра же нашел ее юриста. Женька, представляешь, это «завтра» меня и спасло! Сейчас объясню, почему. Полянская подает мне визитку своего знакомого, чтобы я, типа, уже заранее знал, с кем имею дело. А на ней написано: «Задорожный Олег Юрьевич». А ниже указаны его адрес и номер телефона, по которым, к нему следовало обращаться. Ну я-то, сначала, не придал этому никакого значения. Задорожный, так Задорожный. По мне, хоть бы «Затропинный». А бизнес-леди вдруг, из стола вытащила его фото и показала мне. Для чего она это сделала, я так и не понял. Наверное, хотела чтоб при встрече с юристом, мне было легче его узнать. По крайней мере, не напугать же меня его видом она хотела? Хотя именно так у нее и получилось.

Когда я вгляделся в лицо этого человека, то, не поверишь, Женя, кого я узнал! Того господина, который мне в Сем-ске, летом «компостировал мозги», вместе с Оксаной. Ах, да! Ты ведь ничего об этом еще не знаешь… Ну я тебе попозже расскажу.

И вот, когда я увидел фото Задорожного, то, чуть с кресла не свалился. Хорошо еще, что Полянская этого не заметила.

До назначенной на следующий день важной встречи у меня оставались сутки. А на раздумья о своем положении и экстренное принятие нужного решения и того меньше. Я не знал, что мне делать. Но в одном был уверен железно — показываться на глаза юристу, мне никак нельзя! Поэтому я, выйдя из кабинета бизнес-леди, почти сразу же, стал обдумывать план, как бы поскорее «сделать ноги» от семейки Полянских.

Пойми, Жень, приняли-то мама с дочкой меня хорошо. Приютили, обогрели. А то, что их, вернее, Виолетту Николаевну, обобрали, так в том моей вины нет. Скорее всего, хату бизнес-леди целенаправленно пасли. И может быть, давно. А я не хотел в этой каше вариться!

— Да уж, понимаю тебя, — только и сказал Женя.

— Ну вот, видишь! Пока я работал у Виолетты Николаевны, то кое-что смог сэкономить. Накопил тысяч двадцать тенге. А также «оброс» некоторыми нужными связями и полезными знакомствами. Без них моя прежняя работа была бы нулевой. И они мне пригодились.

Я, конечно, мог бы и сразу вернуться в Семипалатинск. Но мне еще нельзя было здесь появляться. Время еще не настало. Может оно и сейчас не подошло, но в тот момент, сразу после кражи в квартире Полянской, это точно.

Ведь я же не знал, что могла обо мне наговорить Виолетта своему юристу. А если он заочно, по ее описанию и рассказу обо мне, меня узнал? Еще не хватало, чтобы этот Задорожный, вместе с Оксаной, на меня в Семипалатинске облаву бы устроил. А ведь он знал, если еще не забыл, где я живу.

Короче, я решил остаться на время, до Нового года, в Усть-Камане. Как говорится, залечь на дно, осмотреться, подумать. И я снял, недорого, квартиру, на окраине города. А затем, без проблем, устроился на одну «шабашку», по отделке строящегося объекта. Прораб пообещал мне неплохие деньги по завершению работ. Особого выбора у меня не было, и я согласился. Ведь я все ждал того момента, когда вся эта история с Полянскими утрясется. Правда, лично в этом убедиться я все равно бы не смог.

Поэтому терпеливо работал, ведь копейки-то были нужны! Не зря же я, черт возьми, еще будучи дома, в Семипалатинске, затеял всю эту погоню за длинным тенге. Надо же блин, такому случиться: в Астану не поехал, не рискнул. Так в Усть-Камане «попал», что называется по полной. И все из-за Оксаны, стервы.

— Да что же это за таинственная личность такая? — не выдержал Женя.

— Давай, теперь поговорим и о ней. Но предупреждаю, Женя. Разговор будет очень неприятным и для меня и, особенно, для тебя.

— Ладно, начинай. Я-то тут причем? — сказал Женя.

— Тебе еще пиво заказать? — предложил Вадим.

— Нет, спасибо. Я ведь много не пью. Вернее, совсем стараюсь не пить. А сегодня, это так, за встречу с тобой.

— А я, с твоего позволения, пожалуй, еще возьму. А то, что-то разволновался, малость, — Хруня рассчитался с подошедшей к столу официанткой и внимательно посмотрел на своего друга.

— А началось все, Жека, с того, теперь уже памятного для меня, дня, точнее вечера, когда мы с тобой пошли в сауну. Ты хоть помнишь это?

— Не скажу, что постоянно вспоминаю. Но не забыл. Я же тогда, в отличии от тебя, не пьяный был. А что? — удивился Женя. — Сауна-то здесь причем?

— Ой, — вздохнул Хруня. — Согласись, наша жизнь состоит из мелочей. Но каждая в ней мелочь и есть та малая, составляющая часть, на которую нельзя не обращать внимания.

В той сауне мы, то есть я, познакомился и не только, с одной девушкой. Ее звали Оксана. Ты еще, в тот вечер отказался от ее услуг. А я нет. И вляпался по самое «не хочу», в очень некрасивую историю. Ну, как вляпался?

У меня тогда не хватило денег, чтобы полностью рассчитаться с Оксаной. А она, вроде бы, не придала этому особого значения. И не прервала нашего с ней любовного марафона. Хотя, в принципе, легко могла это сделать. Ну я и подумал, а что тут особенного? С нее не убудет. К тому же, Оксана меня успокоила, сказав, что деньги для нее не главное. Важнее — интересное и доброе знакомство. А рассчитаться ведь можно всегда — земля круглая, город наш маленький.

Я в душе обрадовался, дурак. Вот, думаю, ништяк. Подфортило! А в результате получилось, что на халяву позарился. В такой момент, поверь, трудно удержаться: перед носом девушка в костюме Евы, в голове пиво.

С Оксаной мы тогда расстались хорошо. И даже обменялись номерами телефонов. Но потом я ей не стал звонить. А зачем? Ты же знаешь, что у меня с телками в то время был полный порядок. И не вспоминал про жрицу любви. А вот она про меня не забыла. И через несколько дней сама позвонила.

Оксана сказала, что ей срочно нужна моя помощь. И предложила встретиться в сквере Победы. Когда я пришел, то Оксана сидела на скамейке и разговаривала с какой-то девушкой. Заметив меня, подруги быстро распрощались. Я подсел к Оксане, и она объяснила, в чем заключается ее просьба.

Оказывается, я должен был с ней сходить в гости к одной молодой семейной паре. Вместе с нами там будут муж Оксаны и ее сестра.

— Сестра? — почему-то переспросил Женя.

— Да. Это Оксана так сказала. И вот с этого момента и начинается все самое интересное. А для меня, неприятное. Дело в том, что эта сестра, якобы, собралась вместе с Оксаной работать в сауне. Сам понимаешь, что не техничкой. Но с новой работой, типа, не знакома. Стесняется мужиков и все такое. Ну мне это как-то до лампочки. Я же не сутенер. И все-таки, именно я, должен был, так сказать, выдать этой сестренке «путевку в жизнь». И проверить девушку на «профпригодность». А проще говоря — переспать с ней. Самое главное, что сестра, со слов Оксаны, сама этого хотела. Но не могла найти подходящую кандидатуру для своей стажировки. Оксана мне даже деньги пообещала за мои услуги. Целых пятьдесят баксов.

— Как это? — не понял Женя.

— Вот так. Странно все это было. Но я, дурак, согласился. Думаю: интересно девки пляшут, если снизу посмотреть.

— Ну отчего же дурак? Ты ведь любишь приключения!

— Ага. Врагу такого не пожелаешь. Тогда на вечеринке, в гостях, эта подруга, ну сестра Оксаны, сильно перепила. Хотя уже позже, вспоминая и анализируя все это, я заподозрил то, что девушку чем-то «не тем» напоили.

Но вернемся к событиям того вечера. Пока эта подруга была в «отрубоне», я на нее и залез. Блин, сам пьяный был. Башка толком ничего не соображала…

— Ну это мне знакомо! Ты всегда плохо соображаешь, когда увидишь любую хорошенькую девушку. И твои мозги начинают работать только в одном, постельном, направлении, — сказал Женя, вовсе не догадываясь, о чем дальше пойдет речь.

— Но, тем не менее, — продолжал Хруня. — Мне уже тогда стало жалко эту девушку. И обидно за себя, что я, как лох, вляпался в какое-то дерьмо. Поэтому, не взяв с этой аферистки Оксаны денег, ушел. Сказав, чтобы она меня больше не беспокоила. Ведь я же теперь, согласно нашему уговору, ей ничего не должен.

— И что дальше? — спросил Женя, пока не понимая, для чего Вадим все это ему рассказывает.

— А потом, эта Оксана начала действовать. И меня шантажировать. Она приехала ко мне домой, ну, в смысле, во двор дома, кстати, вместе с этим господином из Усть-Камана, юристом Задорожным. И стала меня «разводить» как лоха. Типа эта сестренка, накатала куда надо, на меня заяву, по факту ее изнасилования. Прикинь, да? Я конечно, в отказ. А Оксана даже не слушала. Перевернула все детали произошедшего в ту ночь, в квартире у ее друзей, как хотела. Да еще и натравила на меня юриста. Я и слова не мог вставить в свою защиту. А они мне предъявили ультиматум: или продавай хату и отдавай бабки через Оксану ее сестренке или сядешь!

— Вот сволочи! — вставил Женя.

— Не то слово. Я, конечно, не очень во все это поверил. Но, честно говоря, сильно растерялся, не зная, что делать. И с кем бы на эту тему потолковать, да посоветоваться. Единственный вариант был — это ты. Тут, как нельзя кстати, назревает твоя поездка в село. Я с радостью соглашаюсь…

Женя почему-то заерзал на стуле и стал более внимательно слушать рассказчика.

— А в нем, неожиданно для себя, — Хруня посмотрел в глаза своему другу, — я встретил, в магазине…

— Ну, говори! — вдруг громко произнес, почти закричал Женя.

— … сестру Оксаны — Свету. И она оказалась твоей девушкой!

Женя в ярости резко взмахнул рукой, проведя ее по столу. И задев пустую пивную кружку, сбил ее на пол. Она с грохотом покатилась за соседний столик. К счастью, в кафе было немного посетителей. Но на шум моментально среагировала официантка и мгновенно подошла к двум друзьям.

— В чем дело, молодые люди? — строго спросила она. — Вы зачем посуду бьете? Я сейчас вызову охрану.

— Все нормально, девушка. Извините нас. Так получилось, — Хруня сразу сообразил, что ответить. Он хорошо знал своего друга. И если Женя «выпустил пар», то больше психовать уже не будет. И возьмет «себя в руки». Вадим достал деньги и протянул их официантке. — Вот, возьмите, двойную плату за разбитую посуду.

Молодые люди молчали. Женя уткнулся глазами в стол. Его друг не знал, как вести себя дальше и что, вообще, делать.

— Жень. Я перед тобой оправдываться не стану. Ты можешь даже дать мне в морду. Но одно я скажу тебе точно. Я обязательно найду эту стерву Оксану и спрошу с нее, как положено.

— Вместе поищем, — сказал Женя, смотря куда-то в сторону. — А на тебя, Вадим, у меня нет обиды. Ты по своей глупости, даже по дурости, попал в гадкую историю. Сам во всем виноват. И Бог тебе судья. А вот к этой Оксане у меня будет серьезный разговор. Я хочу с ней еще раз встретиться. Только не в сауне. А в правоохранительных органах. Есть у меня кое-где знакомые. Даже в местной газете, известный журналист Вологодский. А прямо сейчас я пойду в ЗАГС.

— Куда, куда? — не понял Хруня.

— В ЗАГС. Я тебе не успел сказать: Света теперь живет у меня. Мы с ней хотим пожениться. Правда, планировали сыграть свадьбу немного попозже. А вот сейчас я решил не откладывать. И пойду сегодня же узнаю правила приема документов на регистрацию брака.

Хруня смотрел на друга во все глаза:

— Женя! Ты настоящий мужчина! Я горжусь тобой!

— А ты, Вадим, скажу тебе честно, — ответил Женя, — несмотря ни на что, все-таки настоящий мужик. Я считаю, ни у каждого хватит смелости сказать другому человеку правду в лицо. Да еще и в момент нашей первой встречи, после недавней ссоры.

— Да? — Хруня разулыбался и протянул парню свою ладонь. — Тогда, держи!

— Нет, погоди… — остановил его Женя. — Пообещай мне одну вещь. Прямо поклянись: что никогда, ни при каких обстоятельствах и что бы ни произошло, Света не услышит из твоих уст, всю правду о той проклятой ночи, на квартире у друзей Оксаны. Обещаешь мне?

— Клянусь!!! Чтоб мне импотентом стать, если проговорюсь!

Несмотря на всю тяжесть происшедшего со своим другом разговора, Женя тоже искренне и весело разулыбался:

— Хруня! Ты неисправимый!

Друзья, крепко пожав друг другу руки, вышли на улицу.

А когда молодые люди еще сидели в кафе и так увлеченно беседовали, то они явно не замечали как на них, время от времени, поглядывали официантка и охранник. Работники заведения стояли возле барной стойки о чем-то тихо переговаривались. И как только парни ушли, официантка сказала охраннику:

— Смотри, Серик. Какие-то странные были клиенты. Сначала посуду начали бить. Я подумала, что парни собираются драться и тебя позвала. А они, перед тем как уйти, уже и брататься стали. Не поймешь, вас, мужиков!

— А что тут непонятного? — ответил мужчина и поправил у себя на поясе резиновую дубинку. — Пацаны тихо-мирно посидели: поели, попили. А теперь поехали телок снимать.

— С чего ты взял? — удивилась девушка.

— Да это по их разговору ясно было. Я, правда, к словам сильно не прислушивался, но кое-что расслышал. Прежде чем уйти, парни говорили о какой-то Оксане. Похоже, что в сауну ее решили пригласить. Вот и пошли искать эту девушку. Наверное, красивая она! Вот бы с ней познакомиться…


Август 2008.

ноябрь 2009

г. Семей


предыдущая глава | Перстень графа Митрофанова |