home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Светка пришла на работу в хорошем расположении духа. Сегодня их ночные дежурства с Женей снова совпадали. И он, как всегда, пришел к ней около полуночи, когда все больные уже спят и молодым людям никто и ничто не помешает быть вместе, наслаждаясь обществом друг друга. Девушка все чаще и чаще задумывалась о своей жизни, решая порвать отношения с Иваном. Во-первых, она не могла уже больше ощущать ту тяжесть вины перед женой своего друга, которую она хоть и не знала лично, но все же по-человечески понимала, пытаясь представить себя на ее месте. Ведь в их систематических изменах с Иваном, Светка являлась главным действующим лицом. А во-вторых, девушку безудержно влекло к Жене. Ей просто необходимо, как глоток свежего воздуха, видеть его все больше и больше. А лучше, каждый день, если уж и расставаясь, то ненадолго. Она ничего не могла с собой поделать. Но в ее силах было прекратить встречи с Иваном, чтобы не начинать новые с Женей — с обмана. Ведь парень-то ни в чем не виноват, и к Светке питает только искренние и глубокие чувства. Ивану девушка уже объявила о своем решении, которое ему, естественно, не понравилось.

Иван просил Светку не рубить сгоряча и не рушить вот так сразу все то, что их связывало. Светка понимала ситуацию по-своему: если «сжигать мосты», то не раздумывая. К чему тянуть, если она уже твердо решила?

Всех мыслей вслух она, теперь уже бывшему другу, сказать, конечно, не могла. Поэтому, замявшись, что-то пробормотала о том, что еще подумает, хотя надежду на положительный результат не оставляет.

На самом деле, ей просто не хватило смелости настоять на своем. И девушка решила, что время покажет, как поступить дальше. И не стоит торопить события.

Неожиданно к медсестре в отделение пришел Женя. Но он был какой-то не такой, как всегда.

— Женечка? Что-то произошло? Тебе выдали премию или назначили старшим электриком? — пошутила над ним Светка.

— Да позже скажу, — загадочно ответил парень.

— А ты сейчас давай, не томи. Держать на сердце невысказанное, это вредно для здоровья. Может к стрессу привести. Раз уж решил — так говори, чего тянуть-то? — сгорала от женского любопытства медсестра.

И тут Женя, всегда такой смелый и решительный, что-то замялся:

— Да я… Ну это… Хотел тут тебе предложить… Вернее, предложение хочу сделать…

— Во, как! — и Светка звонко засмеялась. — Женечка, ты что, жениться надумал, да? На мне? Я правильно поняла?

— Да нет. Не то, чтобы жениться… Просто, я хочу тебя пригласить в кино. В «Дастане» идет новый американский полнометражный мультик «Шрек». Говорят хороший, прикольный. И кроме него, другие фильмы можно выбрать, есть, что посмотреть, — выпалил юноша. И, теперь уже обретя свою былую уверенность, продолжил. — Завтра мы оба с тобой отдыхаем после ночного дежурства. Вот давай днем и погуляем. Сходим в кино, пройдемся по городу, посидим в кафе.

— В кино? Классно! — Светка обрадовалась неожиданному предложению. Но вдруг, она будто что-то вспомнила и сразу же изменилась в голосе. — Ты знаешь, а я завтра не смогу. Давай отложим до следующего раз.

— Ты… Не хочешь?…

— Ну почему же, Женя? Я же говорю: на завтра у меня другие планы. Меня уже пригласили в одно место. Не бойся, не парень. Я встречаюсь с одной моей старой знакомой, можно сказать, что с подругой, которую давно не видела. И с ней мы идем в гости.

— Там… Будут мужчины? — вырвалось у молодого человека.

— Ну что ты, Женечка? Мы просто идем к одной семейной паре, у них годовщина свадьбы. Посидим до вечера и сразу же по домам, — она начала понимать, что уже отчитывается перед парнем. И ей это не понравилось.

— А отменить твой визит нельзя? — не унимался Женя. И почувствовал, что ляпнул не то, что хотел. Но быстро исправился. — Жаль, конечно, что наша встреча переносится. А можно, я тебя встречу на обратном пути из гостей? Или хотя бы позвоню вечером к тебе домой и узнаю, как ты погуляла?

— Же-ня! Ты забываешься. Ты мне ни муж, а уже так строг ко мне и даже где-то ревнив. Я теперь представляю, что бы происходило, если бы мы были с тобой в близких отношениях, не говоря уже о семейных! Ты еще адрес спроси, где я буду, — девушка неподдельно злилась на то, что произошла такая непредвиденная накладка.

Ей совсем не хотелось идти в гости с Оксаной. Но давняя подруга ее так уговаривала, что неудобно как-то было отказываться. И потом Оксана была в чем-то права. Ведь, действительно, Светка живет как отшельница: без подруг, сиднем сидит дома, никуда не ходит и ни с кем, кроме двух стариков, не общается. Ну, что это за жизнь? Так незаметно и молодость пройдет. Она даже с Иваном уже не общается. А затем сама же себя и корит за то, что у нее нет таких знакомых, с кем можно было бы просто поболтать по телефону. К тому же Оксана совсем не виновата в том, что у Светки меняются планы. Конечно, можно было бы ей утром перезвонить и назвать любую причину, мешающую встрече двух подруг. Например, вызвали на работу, заболел дедушка и за ним нужен дополнительный уход, в конце концов сказать, что ей самой нездоровится. Но зачем? Это будет некрасиво со стороны Светки, и не совсем вежливо по отношению к Оксане, ведь они же заранее обо всем договорились. И вообще, Оксана совсем не плохая девушка, просто Светка к ней предвзято относится. А она очень любезная, всегда спрашивает о делах, даже интересуется здоровьем деда, за которым девушка ухаживает. Подруга искренне, а не просто для поддержания разговора, всегда расспрашивает о том, как Светке живется у него и хорошо ли ей там, так что Светка зря ее недооценивает, и недоверие к Оксане ничем не обосновано. А с Женей они еще погуляют. Это же здорово, и значит жизнь-то налаживается!

Светка пообещала молодому человеку, что они обязательно сходят в кино, и конфликт был исчерпан. Более того, медсестра не удержалась и в подтверждение своих слов, а может быть, в знак благодарности за приглашение или примирение — поцеловала парня в щеку!

Посидев в отделении кардиологии почти до утра, Женя ушел. Правда, на прощание, он уже сам хотел поцеловать девушку, но она загадочно сказала:

— Женечка, пока хватит, а то на потом не останется. Вот пойдем в кино, тогда…

— Ладно, Светик, пока. До послезавтра…

Женя, поспав после дежурства несколько часов, весь вечер ходил по квартире, не зная куда себя деть и чем заняться. Телик смотреть не хотелось, читать тоже. Он вспоминал ночной разговор со Светкой, понимая, что был чересчур настойчив со своими предложениями и уж сильно упрям. Но чувство легкого беспокойства все же почему-то испытывал. «Вадику Хрунову, что ли, позвонить? — подумал он. — Интересно, что делает этот Казанова? Что-то давно не звонил мне». Но Жене ответила мама его друга и сказала, что Вадик ушел в гости и придет только утром.

— Что-нибудь нужно передать?

— Да нет. Просто скажите, что я звонил и хотел узнать, как у него дела.

— Хорошо, Женя. До свидания.

Парень положил трубку на рычаг телефонного аппарата. «Надо же, и Вадим ушел куда-то. Сегодня что, Всемирный день посещения гостей? Вот прикол-то будет, если они в одной компании окажутся. Чушь какая-то», — чтобы отвлечься от ненужных мыслей, Женя включил телевизор. По каналу TV-3 показывали фильм о вещих снах. Он любил смотреть подобные передачи. Из них, в отличие от всяких других, можно почерпнуть много полезного и интересного. С экрана рассказывали о том, что ночью душа спящего ненадолго улетает в параллельные миры, представляющие собой прошлое, настоящее и будущее. И душа, общаясь в этой атмосфере, как бы очищается от тяжелого прошлого, анализируя его ошибки, и получает новую информацию. Не только предсказания и советы, но и предостережения.

Женя выключил телевизор, так как было уже поздно, и мать давно спала, а он не хотел ей мешать. Парень тоже решил ложиться, но сон не шел. Вскоре он все же уснул. И ему приснилась какая-то ерунда: Вадим и Света встретились у общих друзей. Оба напились там и его друг, знаток женской красоты, стал домогаться до Светы. Она ни в какую! А Вадик ей говорит: «Я любую приболтаю, даже Венеру Милосскую». И в подтверждение сказанного, настойчиво валит девушку в кровать. Она уже не упирается, а наоборот, обнимает своего кавалера. И медленно, приводя в ужас партнера, превращается из милой девушки в мраморную статую…

Женя с тяжелой головой пошел на работу, испытывая такое состояние, будто всю ночь пил. Его ноги сами несли его в отделение кардиологии. Но он знал, что по утрам там обход и начинается самая беготня, — не поговоришь. Да еще и его самого запряг завхоз: в рентгенкабинете вышла из строя аппаратура, и с ней уже возился специалист из «Казмедтехники». «И когда только он успел прийти? Всю ночь что ли здесь сидел?» — подумал электрик и тоже провозился с поломкой до обеда, помогая по мелочам. А сам все не мог дождаться возможности, чтобы забежать к Свете, хотя бы минутку: просто посмотреть на нее издалека, одним глазком.

Но наконец-то он освободился. Дальше все сам доделает приглашенный специалист. И Женя, взяв кое-какие инструменты и еле сдерживая себя, чтобы не перейти на бег, зашел в отделение, где работает Света. Но парня ожидало полное разочарование. Светы на работе не было, с утра!!! Об этом он узнал у какой-то ее коллеги. Женя расстроился ни на шутку. В конце длинного коридора, ходила старшая медсестра. Но электрику туда вход запрещен, по крайней мере — днем. Ничего не оставалось, как прийти в отделение позже, когда будет поменьше работы у медсестры. Но как это угадать? Мысли в голове у Жени опять понеслись с космической скоростью: «Может быть Света, просто отпросилась куда-нибудь, к примеру, поставить срочный укол своему дедуле? А вдруг ее куда-нибудь отправили по работе, в силу возникшей необходимости? Пытался успокоить себя Женя. Но сам же себе не верил, понимая, что его предположения — просто чушь. — Ведь раньше подобного никогда не случалось. И к тому же дежурных медсестер без замены никогда, никуда не отпустят. Ведь это кардиология, а не терапия какая-нибудь».

Женя настойчиво крутился около отделения, пользуясь моментом, пока у него не было срочной работы. Он все надеялся встретиться со Светой или хотя бы выловить старшую медсестру. С ней-то электрик неожиданно и столкнулся прямо в дверях больницы. От радости Женя сходу засыпал ее вопросами, но… Информация, полученная от женщины, была для парня малоутешительной.

— Света сегодня не вышла на работу. У нее возникли срочные дела. Она приходила в обед, предупредила и отпросилась домой. Даже на завтра взяла выходной. Иди, Женя, спокойно работай и ни о чем не беспокойся. Никуда твоя Света от тебя не денется. Все будет хорошо, — как могла успокаивала молодого человека старшая медсестра.

Но Женя все же уловил в ее голосе нотки неискренности. Такое ощущение, словно она что-то не договаривала или вообще скрывала. И он оказался прав в своих опасениях. Ну как женщина могла все рассказать это, и без того расстроенному парню? Она, умудренная опытом и повидавшая за свою долгую жизнь много всего, все же не могла найти ответа, как быть в данной ситуации. Что именно произошло со Светкой? Она и сама толком не поняла, но знала одно: у нее сейчас большие неприятности. И еще неизвестно, какие последствия повлекут они за собой потом. Конечно, эта добрая женщина понимает проблемы других, а особенно молодых людей. И воспринимает их, как свои, поэтому она постарается сделать все, от нее зависящее для того, чтобы прежде всего Света не уволилась из больницы и смогла бы спокойно продолжать работать. Но ситуация выходила из-под контроля, потому как Света, уходя домой, с грустью сказала:

— Я, наверное, не буду здесь больше работать.

— Да ты что, Светочка? Возьми себя в руки. В жизни бывает и не такое, а ты еще молодая и у тебя все впереди, — подбадривала ее старшая медсестра. — К тому же тебя не уволят без отработки, как минимум, недели две потрудишься, пока замена не подыщется. А сама уйдешь — тогда расчет не получишь. Скажут, выгнали за прогулы.

— А мне и не надо денег. Я ничего не хочу. И жить не хочу…

Воспоминания женщины этого неприятного разговора прервал Женя:

— А вы не знаете номер ее домашнего телефона?

— Нет. Я сама никогда ей не звонила, не было в том никакой необходимости. А Светин телефон есть только у завотделения и в отделе кадров, в главном корпусе. Женя, да ты не суетись, не мечи икру-то! Оставь пока девушку в покое. У нее сейчас свои проблемы. Как ты не поймешь? Пусть она их уладит и тогда… — женщина сама не знала, что добавить. — А парня ведь надо хоть как-то успокоить. Да и Света сейчас вряд ли захочет с кем-либо общаться, а тем более с ним.

Но быстро собравшись с мыслями, старшая медсестра добавила:

— Все будет хорошо!

Женя с трудом доработал до конца дня. А придя домой и закрывшись от матери в своей комнате, он откупорил купленную по дороге бутылку пива и постарался разогнать дурные мысли и давящую тоску. Хотя настроение было таким, что никого не хотелось видеть, а тем более, с кем-то говорить. Он отпил несколько глотков. И вдруг его уединению помешал телефонный звонок. Он разорвал тишину, заставив парня вздрогнуть от неожиданности. Рука машинально потянулась к рядом стоящему аппарату и сняла трубку.

— Алло!

— Здорово, Сема!

— А, привет, Хруня! — Женя сразу же узнал Вадима.

Парни именно так, причем уже давно, но правда в определенных ситуациях, чаще всего зависящих от настроения одного из них, обращаются друг к другу, используя производные от их фамилий. Женя Семенов — значит Сема или Семен, а Вадик Хрунов — просто Хруня. И никто взаимно не обижается. Даже, наоборот, Вадим, особенно при знакомстве с девушками, нарочито себя так представляет. «Пойми, Женя, — сказал он однажды. — Любая женщина хочет видеть в мужчине загадку. И она должна быть во всем. Полностью раскрываться никогда нельзя. И чем дольше дама будет распознавать своего партнера, тем лучше для обоих. Обоюдный интерес к общению не будет угасать со временем. Ну сам посуди: что такое Вадик или Вадим? Просто имя и все. Моих тезок — тысячи вокруг. А вот Хруня — один! Единственный и неповторимый. И в этом есть какая-то интрига».

— Ты что, Семен, звонил мне вчера? — продолжил диалог Вадик.

— Да, Хруня. Но тебя же вечно дома не застанешь. Всё гуляешь, Казанова.

— Есть маленько, не скрою. А ты, что такой невеселый, что-то случилось?

— Нет. Все в порядке — успокоил его Женя.

Скажи он Вадиму, что влюбился в девушку и мается от этого, не находя себе места, Хруня ведь не поймет своего друга и смеяться будет. — Просто настроение не очень. А ты где гулял? Колись.

— Так, одна девушка в гости приглашала. Помнишь, мы с тобой были однажды в сауне?

— Что-то припоминаю, — Жене сейчас не нужны были подобные воспоминания, тем более о девушках «нетяжелого» поведения. — И что из этого?

— Помнишь ту подругу, с которой я зависал, ты еще ее отверг? Оксана ее звали. — Вадим вовсю старался восстановить в памяти друга события недалекого прошлого. — Вот она меня и подтянула в одну компашку. Там я и отдохнул.

— Что-то ты не очень веселый? Перепил, что ли? Или никого тебе не удалось охмурить, и твой список остался на прежней цифре?

— Да нет, Сема, — уверил его друг. — И накидался, как положено, так, что половины из того, что было, плохо помню. И покувыркался с одной «проститамочкой», знакомой Оксаны. Но… как-то все, знаешь, не то…

Друзья перекинулись еще парой фраз и, распрощавшись, положили трубки. Жене не спалось, он пытался успокоиться и взять себя в руки, но не получалось. «Где же Света? Что с ней могло случиться? Может быть все еще образуется?» — успокаивал себя Женя.

Не мог сразу заснуть и Вадим. Он еще раз перебрал в памяти все, что с ним произошло прошлой ночью. Хотя не все события вязались одно с другим из-за того, что Вадик дал себе поблажку и без ограничения прикладывался к спиртному. «С чего же все началось? — он усиленно пытался выстроить события по порядку их следования. — Мы с Марго пришли первыми. Она открыла дверь своими ключами. Так. Потом, немного погодя, пришла Оксана с мужем Юрой и со своей подругой — Светой…»

— Знакомьтесь, — представила друг другу всех сидящих за столом Оксана. — Кто не знает: это мой муж Юра. Это моя давняя, хорошая подруга Света. А это — виновники торжества, молодая семейная пара. Поскольку они по натуре ребята необычные, то и называют себя по-прикольному — Марго и Хруня.

Светке было абсолютно все равно, как их зовут. У нее из головы все не выходил вчерашний разговор с Женей. «Теперь уже ничего не исправить. Пришла, значит и нужно вести себя, как подобает в гостях — любезно по отношению к хозяевам и всем присутствующим. И ничего страшного тут нет. Посижу здесь пару часиков, да и пойду домой. Скажу всем, что мне нужно по времени сделать деду укол. И вообще, сидеть с кислой рожей на людях как-то нехорошо. Один раз пригласили…» — думала Светка.

«Хозяева» включили музыку, и застолье началось. Пили все, кроме Оксаны и Светки. Особенно больше других приналег на спиртное Юра. Затем, как объяснила Оксана — пока все трезвые, она взяла в руки фотоаппарат и стала делать снимки. Особенно ей хотелось запечатлеть на память Светку с мужской половиной веселой компании. И фотограф уговорила подругу несколько раз сняться с Хруней, а потом и с Юрой. Девушка не любила фотографироваться, но сопротивляться не стала, думая, что это было бы невежливо с ее стороны. Когда все покушали, а пьющие выпили столько, сколько хотели, заиграла веселая музыка, и вся компания пошла танцевать. Марго только и делала, что крутилась около Хруни и не отходила от него ни на шаг. Она на совесть выполняла роль женской половины семейной пары, уже просто вешалась на своего «супруга» и вела себя, по меньшей мере, бестактно. Марго выбирала моменты, чтобы залезть к нему на колени или, «шутя», повалить на диван. Короче говоря, все веселились, кто как мог и как того желала душа. В паузе между песнями Оксана ненадолго вышла из комнаты. А когда вернулась, то позвала приглашенную ею подругу:

— Светик, пойдем на кухню, попьем морс, да пошепчемся о наших бабских делах. К тебе у меня разговор есть. — И когда девушки выходили из комнаты, Оксана обернулась к танцующим и незаметно для остальных подмигнула Вадиму. Он все понял…

В небольшой кухне, куда вошли подруги, на обеденном столе стояли два бокала с темно-красным напитком. Рядом с ними на блюдце лежало печенье, а в вазочке — конфеты. Оксана первой взяла бокал, который был к ней поближе, а дальний — подала Светке.

— Давай, подруга, выпьем за нашу встречу! Раз спиртное мы не употребляем, то побалуемся, как дети, — морсом. Он тебе понравится, — и не торопясь выпила свой бокал. А потом, внимательно глядя на то, как пьет Света, добавила: — Давай, только до дна. За удачу… Ну вот, молодчина.

Девушка поставила на стол пустой бокал:

— Спасибо, за напиток. Оксана, говори, что хотела сказать, а то мне скоро уже надо идти, делать укол деду.

— Да, да, конечно. Пойдёшь, раз торопишься, — сказала Оксана и еще раз внимательно посмотрела на подругу.

А Светка, взявшись рукой за правый висок, вдруг закрыла глаза и медленно стала сползать со стула. Оксана бросилась к ней и, поддерживая, посадила ее на пол, прислонив к стенке.

— Марго, иди сюда, — позвала она.

Девушка вошла на кухню и вопросительно посмотрела.

— Ну, что? Как там у вас дела? Что мой муженек делает? — спросила ее Оксана.

— Напился и спит, как младенец. Хруня его накачал, — доложила Марго.

— Молодцы. Зови своего друга и тащите вместе с ним Свету на диван.

А в комнате на раскинутом диване уже лежал встельку пьяный мужчина. Дальше все пошло по заранее составленному Оксаной сценарию. Молодая семейная пара, не без труда сняла с Юры всю одежду, оставив его в одних трусах. Вместе с ним положили и Светку. Только в отличие от находящегося рядом Юры, на девушке не оставили ничего, даже нижнего белья. Оксана с деловым видом, оценив обстановку, приготовила фотоаппарат. По выражению ее лица можно было легко догадаться о том, что она довольна всем происходящим в комнате. Меняя положения лежащих на диване с помощью Марго и Вадима, Оксана сделала несколько нужных ей фотоснимков. Надо отдать должное, она выполняла свою работу очень старательно, выбирая экспозицию и фон с учетом правильного освещения нужного ей объекта.

«Красивая, зараза», — оценила обнаженное тело своей подруги Оксана.

Снимков получилось около десяти. Но в данном случае количество было не так важно. Главное то, что на них сфотографировано. На самом «пристойном» — Светка лежала на спине с широко разведенными ногами, а Юра — на боку, лицом к ней, и его рука покоилась на груди девушки. Надо отметить, что все кадры Оксана делала почти с одной точки: находясь в ногах лежащих мужчины и девушки.

Когда «фотосессия» закончилась, Оксана вышла на улицу ловить такси, а ее помощники приводили в надлежащий вид пьяного «вдрызг» мужчину. Потом Марго и Хруня не без труда дотащили Юру до вызванной машины и, отправив его вместе со своей женой домой, вернулись на хату…

Дальше события в памяти Вадима путались и не имели логической связи. Хоть он по сравнению с этой «шалашовкой» Марго был все-таки потрезвее, но она следующий день толком не помнил, как все происходило.

Утром следующего дня, примерно часов в семь, на квартиру пришла, с деловым и уверенным в себе видом, Оксана.

— Ну что, работнички, как дела? Все сделали, как нужно было? — сходу спросила она. И услышав утвердительный ответ, взяла у Марго цифровой фотоаппарат и стала на его дисплее просматривать заснятые ночью кадры. — Порядок. Хорошо. Хруня вижу тоже постарался. Молодцы!.. Значит так, друзья мои. Сначала ты, Марго. Иди сюда. Тебе будет отдельное и очень важное задание…

Две девушки у самой двери о чем-то тихо говорили, вернее Марго больше слушала свою собеседницу. Но вот они видно обсудили все, что им нужно и Оксана, незаметно для Хруни, протянула девушке пятидесятидолларовую купюру. Марго уже собралась было уходить, но вдруг Оксана, улыбаясь ее задержала:

— Послушай, Марго! Я давно уже хотела поинтересоваться. Что это за погоняло у тебя такое? Откуда оно? Тебя что — Маргарита зовут?

— Нет. Ле-на.

— Лена. Сиськи по колено. — На этих словах Вадима пробило на смех, но он вовремя сдержался. Обстановка была что-то не очень веселая. Да и голова жуть как болела, просто на части раскалывалась. Казалось, будто по вискам с обеих сторон бьют со страшной силой маленькие молоточки, точно рассчитывая удар. Потом, когда они прекращают свое издевательство, голова все равно не проходит. Создается такое впечатление, будто она со всех сторон зажата в какие-то круглой формы тиски. И эти железяки готовы раздавить череп, как сырое яйцо.

И тем не менее, Хруня рассмеялся и подумал: «Что верно, то верно, у Марго действительно очень пышная грудь. Хотя, что тут смешного? Это Оксана дура какая-то… Многим мужчинам нравится, когда у женщины большая грудь. И наоборот, миниатюрные формы тоже пользуются успехом у лиц противоположного пола. На вкус и на цвет, товарища нет…»

А Оксана все не унималась:

— Так ты по ходу Дюма начиталась, про королеву Марго? И себя ею возомнила? Ну-ка, колись!

— Кого начиталась? Про королеву? Это сказка что ли какая-то? — не врубилась девушка с большим бюстом.

— Все понятно с тобой. Куда тебе до книжек? Не с твоими мозгами, — сделала вывод Оксана и командным тоном продолжила. — Ладно, иди работай. Как напечатаешь фотки, завезешь сюда и мухой в больницу. Там все сделаешь так, как я сказала. Потом заедешь ко мне домой и заберешь ключи от хаты. Ее я сама закрою.

Оксана послушала, как Марго, прыгая по ступенькам, сбежала по лестнице и хлопнула входной дверью. Девушка прошла в комнату, посмотрела на спящую Светку и обратилась к Вадиму:

— Ну что, Хруня? Поработал ты на славу и показал себя кое-кому настоящим мужчиной. Получай свой гонорар, — девушка протянула парню пятьдесят долларов. — И иди отдыхай. Если будешь нужен, я тебя найду, телефон твой есть.

У Вадима башка раскалывалась и настроение — хуже некуда. Он уже пожалел, что согласился на предложение этой «проститамки». Но сделанного — не исправишь. И только от осознания этого, у парня было тяжело на душе. «Надо поскорее уносить отсюда ноги, пока я не попал в какую-нибудь неприятную историю. Хотя, похоже, я в нее уже вляпался по самые уши.»

— Нет, Оксана. Ты на меня можешь не рассчитывать. Деньги я не возьму и в твои игры больше не играю! — сказал Вадим и, не прощаясь, закрыл за собой дверь.

— А вот хрен ты угадал, парень! Ты меня еще не знаешь. И никуда теперь от меня не денешься. Моя игра только начинается… — проговорила ему вслед, довольная собой и всем происходящим, девушка.

Но Хруня ее уже не слышал.


предыдущая глава | Перстень графа Митрофанова | cледующая глава