home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

«Хо-ро-шо! Все будет хорошо! Все будет хорошо, я это зна-а-ю. Хорошо…» — доносилась из колонок стереоприемника веселенькая песенка популярного исполнителя. Но в данный момент, когда Светка была на грани нервного срыва, она могла только ухудшить ее душевное состояние. «Хотя, может быть, и наоборот? Вдруг это «голос свыше» пытается привести меня в чувство?» — пыталась отвлечься от грустных мыслей девушка, глядя перед собой в окно. Ехать было еще порядком. Да и водитель придерживался средней скорости, внимательно следя за указательными знаками вдоль дороги. Совсем немного времени — и Светка будет дома.

Уезжая из города, она все сделала так, как они договорились с Оксаной. Жаль только одного, что перед отъездом не удалось увидиться с Женей, все-таки он очень хороший парень — добрый, искренний, честный. И похоже влюблен, теперь уже в бывшую, медсестру. Но, как говорится, все, что ни делается — к лучшему. Зачем нужно волнительное для обоих прощание и какие-то объяснения с молодым человеком? Что ему сказать о причине столь срочного отъезда? Да Светка не связала бы и пару слов, разревелась бы и все. И вообще, Женю теперь надо забыть. Не хочется, но придется. Еще и потому, что даже при желании, девушка не смогла бы с ним встретиться. Из-за того, что… Адреса его не знает. Номера телефона — тоже. И даже последний вариант: прийти к Жене на работу, то есть в бывшую свою больницу — исключается!

— Девушка! Вам музыка не мешает? — попытался разговорить пассажирку водитель.

— Нет.

— Что-то у вас настроение не очень. Давайте хоть о чем-нибудь побеседуем. А то еще ехать да ехать. Я так и задремать могу за рулем, — и мужчина посмотрел на сидящую справа от него Светку. — Расскажите про ваше Привольное село. Я там ни разу не был. Как вам живется-то?

— Да уж не знаю, что и говорить-то. Село, как село. А жизнь…

А жизнь в Привольном намного изменилась за последние несколько лет и, причем, не в лучшую сторону. Кажется, еще недавно в нем проживало около десяти тысяч человек. Чего нельзя сказать о сегодняшнем дне. Сейчас, наверное, жителей раза в два стало меньше. Большая часть сельчан — это люди преклонного возраста, которым с насиженного места некуда переезжать. А кто-то и не хочет просто так бросать свое хозяйство и дом. Ведь нелегко все это продать, даже за бесценок. Но такие брошенные строения с заколоченными крестом окнами и забитыми дверями попадаются сплошь и рядом на улицах Привольного. Бесхозные дома вызывают к себе жалость и наводят тоску на прохожих.

Остальные жители села — это молодежь, в основном школьного возраста, живущая под присмотром своих родителей и мечтающая после окончания учебы поскорее уехать, как и многие ее предшественники, в город. Еще одна категория людей, населяющих данное небольшое местечко — простые работяги и служащие, желающие хоть где-то заработать себе на пропитание и как-то проявить свои способности.

С незапамятных времен в Привольном осталась пожарная каланча и команда огнеборцев, полицейский участок с камерой для провинившихся жителей и поселковое управление — двухэтажное, наполовину пустующее здание. Также сохранились три больницы, две школы и большой дом культуры, где раньше проходили смотры художественной самодеятельности, всевозможные концерты и дискотеки. Кроме всего упомянутого, еще есть несколько универмагов, ресторанчиков, кафе и даже баня. Ее построили давно, но клиентов за все время своего существования она приняла немного. И тем не менее в чью-то предприимчивую голову однажды пришла мысль переоборудовать ее в сауну. Местные мужики сначала обрадовались и заговорили, что будут туда время от времени заглядывать. Но жены их быстро в этом разочаровали, сказав, что «гляделки-то им повыкалывают, а ноженьки — повыдергивают». И так, у самых решительных, желание пропало раз и навсегда. Зачем лезть на рожон, когда почти все местные друг друга в лицо знают? И стоит только чихнуть в одном конце села, как в другом уже «Будь здоров!» скажут. Так, что не до сауны тут. Лучше вечерами просто водочку с друзьями попить, в картишки перекинуться и спокойненько добраться до дому, до хаты — спать.

Плохо ли, хорошо ли, но так люди и жили в Привольном, кто как мог… Мать Светки, Надежда Ивановна, вела небольшое домашнее хозяйство. Работа дома всегда находилась. Ее хватало в любое время года, несмотря на выходные и праздники. Женщина уже не помнила, когда по-настоящему отдыхала, а уж тем более забыла тот день, что выезжала в город. Ее муж, Сергей Петрович, трудился в мастерских — ремонтировал старую всевозможную технику, преимущественно советского времени выпуска. Если такой работы не было, то он всегда знал, куда приложить свои руки и где использовать большой жизненный опыт. В крайнем случае — шел в управление и получал какое-то, посильное для него другое задание.

Родители Светки жили дружно. Она не помнила случая, чтобы они скандалили или надолго ссорились между собой. Обычно это бывали текущие мелкие житейские неурядицы, где последнее слово всегда оставалось за Надеждой Ивановной. А первым спешил мириться Сергей Петрович. Дочь свою они очень любили и старались ни в чем ей не отказывать, хотя не баловали и в чем-то бывали строги. Вот и сейчас они радовались тому, что она сразу же, по окончании училища, устроилась на работу, а не стала болтаться, как иногда случается с другими молодыми людьми в подобных ситуациях. И квартиру она себе нашла в городе подходящую, вроде бы довольна. Говорила, что платить за жилье не нужно, так как Светка ухаживает за больным хозяином — одиноким дедушкой.

А еще у их дочери есть коллега по работе — добрый и отзывчивый мужчина, Иван. Он хоть и старше ее, но у них сложились хорошие, дружеские отношения между собой. Светка со своим другом несколько раз приезжала на выходные проведать родителей. А последнее время от дочери не было вестей. Мать с отцом уж стали волноваться. Но потом решили, что у нее серьезная ответственная работа и она слишком занята. Все-таки город, есть город. Ничего, приедет, как будет время.

— Вот вы и на месте! До свидания. Удачи вам, — сказал водитель такси, остановив машину недалеко от указанного Светкой дома.

И только открыв калитку и войдя в знакомый с детства дворик, девушка несколько успокоилась. Ведь она возвратилась к себе домой, где не была больше месяца и столько же времени не видела своих родителей, поэтому встреча с дочкой для матери стала полной неожиданностью:

— Ой, Светочка! Как я рада тебя видеть! Что же ты заранее не сообщила, что приедешь? — и Надежда Ивановна, обняв девушку, принялась ее целовать. — Вот отец-то обрадуется… А я еще с утра смотрю на кошку, как она старательно умывается и думаю: где же она запачкаться могла? Вроде негде. Значит, сегодня гости нагрянут. И точно! Ну, проходи, садись. Сейчас обедать будем, может быть и Сережа подойдет. А ты надолго?

Светка уже заранее продумала, что скажет матери о своем стихийном визите. Первое, что пришло на ум — это сокращение на работе или отпуск без содержания. Какая причина лучше другой, она не могла сразу решить. В принципе ей было все равно, что сказать, лишь бы мать не волновалась. Ведь они с отцом, как и подобает любым родителям, очень беспокоятся за свою дочь, помогая ей всем, чем можно.

— Да-а. Вот времена настали! Это что же такое? Молодежь не может найти себе работу. А потом удивляются: откуда алкаши, да бандиты берутся? Получается — жизнь заставляет. А что делать, куда идти? Жаловаться? Некому. Все-таки в советское время, хоть его сейчас и ругают все, кому не лень, в этом плане лучше было. Чуть что не так, с работой или вообще, сразу прямиком — в райком партии, к ответсекретарю. А там — один звоночек, куда надо, и все твои проблемы решены. А сейчас что?

— Ой, ладно, мамочка. Будет тебе! Что-нибудь придумаю. На шее у вас сидеть не стану, это точно. Самой неохота, от тоски и безделья маяться. Схожу завтра в управление, может там, что посоветуют.

— Да, да, конечно. Это правильно. Только ты бы не спешила, отдохни недельку — другую, приглядись. А там время покажет, и Бог подскажет, как поступить, — женщина уже успокоилась и стала заполнять кухонный стол посудой и едой.

— Нет, мама. Я для себя уже все решила, пока ехала в такси. Без работы сидеть не могу и не хочу. Не привыкла я попусту время тратить. Да и вы меня к этому приучали. Разве не так?

Одобрил ее решение и пришедший вечером с работы отец. Они, теперь уже втроем, посидели за ужином и поговорили обо всем. Сергей Петрович, достав домашнее вино, налил всем по стаканчику. Светка тоже выпила, хотя она при родителях старалась этого не делать. Но сейчас девушка чувствовала какой-то дискомфорт, и ей необходимо было расслабиться. От выпитого слабоалкогольного напитка она почувствовала легкое головокружение и состояние покоя на душе. Этому несомненно способствовали родные стены и общение с родителями. Кажется, что все грустные мысли куда-то улетучились, а проблемы отошли на задний план.

Светке уже не хотелось ни о чем думать, а тем более вспоминать что-то неприятное. Отец налил всем еще по полстаканчика, и вскоре ужин закончился. Родители сели смотреть телевизор, а девушка, сославшись на усталость, прошла к себе в комнату. Расстелив постель, она легла, но сон, как нарочно, не шел. Мешал непривычный, негромкий шум за окном, приглушенный лай собак и вообще какие-то непонятные посторонние звуки. Но вскоре Светке удалось победить бессонницу…

От ушедшего дня в голове у спящей девушки осталось немало впечатлений разного характера. И все они очень тщательно обрабатывались бодрствующим мозгом. Он то, что не нужно забывать — отправлял на длительное хранение в глубины памяти. А то, что могло вскоре понадобиться или наоборот, готовилось на «стирание», оставалось в удобном месте — поближе, чтобы при случае, можно было незамедлительно использовать по назначению. Вот только ее мозг не мог справиться с одной задачей, куда девать информацию о Жене? Упрятать подольше, держать «под рукой» или вообще «удалить»? И не найдя ответа на этот вопрос, он выдал ей картинку в виде сна…

Женя улыбается и что-то рассказывает Светке. От этого его подруге становится очень тепло и хорошо на душе да так, что хочется смеяться и радоваться жизни вместе с этим добрым парнем. И девушка, обняв молодого человека, тянется своими губами к его лицу. А парень, отстранив ее от себя, вдруг и говорит: «Вот, Светочка, ты от меня уехала, даже не попрощавшись. Убежала. А ведь мы с тобой еще увидимся. Я тебя найду».

Девушка утром, вспомнив про сон, сразу же окунулась в реальность жизни, и у нее автоматически испортилось настроение. «Женечка, милый, как же ты меня найдешь?» — не понимала Светка. Ведь у нее на успех не было никакой надежды.

Зато Женя ничуть не сомневался в том, что скоро встретится со своей Светланой. Правда, он пока еще не знал, как именно это сделать и сколько уйдет времени на осуществление его мечты. Огромное желание увидеть девушку не давало ему покоя ни днем на работе, ни ночью — дома. Он еле дождался завершения выходного дня, по утверждению старшей медсестры, взятого его подругой. И утром, сразу же, решительно направился в кардиологию. Вот сейчас молодой человек пройдет в отделение под предлогом проверки распредкоробки в процедурной и увидит Светлану… Электрик зашел в нужный кабинет, и тут же встретился с медсестрой, но только со старшей.

— А Светланы пока не будет. Она взяла отпуск без содержания, по семейным обстоятельствам и уехала к себе домой, в село, — сказала женщина, торопясь в одну из палат к больным.

А что еще она могла сообщить этому парню? Ей не хотелось его расстраивать, но и хороших новостей для него не было. Теперь уж пусть молодые сами разбираются друг с другом. Ничем она им помочь не может.

Сказать, что услышанное стало ударом для Жени, значит ничего не сказать. Он, не помня себя, сразу же направился в главный корпус областной больницы, в приемную. В небольшой комнате, за столом, заставленным монитором и всеми компьютерными прибамбасами, а также — факсом, двумя телефонами и прочими нужными и не очень атрибутами в работе секретарши, ему приветливо улыбнулась Мадина.

— Саламчик, Женя, — ответила на приветствие девушка и незаметно поправила свою блузку, прикрывая слегка обнажившуюся грудь. — Что-нибудь случилось, прямо с утра?

— Мадина, ну почему, если я сюда прихожу без приглашения, то значит что-то произошло?

— Ну как, ты ведь электрик, а не дворник. И раз здесь, то… наверное, тебе что-то нужно.

— Догада-а-алась, — шутливо протянул Женя. — Слушай, у меня к тебе дело есть. Помоги найти координаты одной медсестры из кардиологии, Бичевой Светланы. Чисто для меня. И вполне конфиденциально. Ее адрес, телефон. Ну, что там еще есть? А я в долгу не останусь.

— Координаты говоришь? А размеры бюста и ее бедер тебя не интересуют? Или с ними ты уже знаком? Да, ладно. Шучу я. А зачем она тебе все-таки, влюбился что-ли?

— Мадина, — попытался шуткой на шутку ответить ей Женя. — Ты ведь знаешь, если я когда-нибудь в кого-нибудь и влюблюсь, то только в тебя.

— Во как? Ну ладно, ладно. Попробую. Только, как ты меня благодарить станешь? В щечку поцелуешь или куда?

— Или туда! Я могу тебе что-нибудь отремонтировать, если надо.

— Постой, постой, — задумалась Мадина. — А ведь точно. Слушай, у меня есть фен, китайское «гэ», и он похоже сгорел. Выкидывать жалко, а так валяется без дела. Мне его друг подарил. Сам уже давно потерялся, но фен вот лежит. Ну, что, глянешь?

— Да без проблем! Если его не сделаю, так новый тебе подарю. Когда мне подойти-то? — обрадовался парень.

— Ну давай к концу дня. А я в обед домой сгоняю и фен принесу. Идет?

Женя возвращался домой, настроенный на серьезное для него дело. Он взял у Мадины номер городского телефона Светки и ее сельский адрес. Забежав в квартиру и не раздеваясь, он схватил аппарат и набрал шесть цифр. Парень не надеялся на то, что Светка будет на другом конце провода. И его опасения только подтвердились.

Сначала к телефону на бывшей квартире его подруги никто не подходил. Затем, долгое время линия была занята. И только с третьей попытки какая-то девушка, назвавшаяся Оксаной, наверное, родственница хозяев, строго сказала ему:

— Молодой человек! Светы здесь нет и больше не будет, поэтому попрошу вас впредь сюда не звонить.

Женя и тогда ничуть не расстроился. Юноше уже никто и ничто не помешает в осуществлении его замысла. Он сегодня уже сказал у себя на работе, что завтра хочет взять выходной. И завхоз нехотя, но все же дал отгул электрику. Теперь оставалось только позвонить на автовокзал «Сулу», оттуда отходят автобусы по местным направлениям и узнать график их движения в село Привольное.

Телефон справочный службы был бессовестно долго занят, капая на и без того натянутые нервы, своими короткими «тутутуту». Это бывает еще из-за того, если девушка, сидящая около аппарата, просто снимает с него трубку и кладет ее рядом. Но вскоре Женя все-таки дозвонился и узнал, что нужный ему рейс совершается ежедневно: утром из города, а назад — уже вечером. «Здорово, — обрадовался парень и стал уже спокойно, с мыслями, собираться в дорогу, готовясь к долгожданной встрече со Светочкой. — Что бы ей подарить?» С пустыми руками ехать как-то некрасиво. Можно было позвонить Хруне и с ним посоветоваться. Но его друг считает, что кроме себя любимого, девушкам дарить ничего не следует. В голове у влюблённого юноши было несколько вариантов презента: игрушки, сувениры, шоколад, цветы и даже золото. «Можно взять недорогую цепочку из турецкого золота на «Семей-Базары», как раз рядом с автовокзалом. Покупка обошлась бы, от силы, в полторы тысячи тенге. Ну в две. Хотя от меня такой подарок Светлана точно не примет. Не такой она человек: или обидится, или посмеется. Скажет: «Женечка, ты бы мне еще обручальное кольцо приподнес!». Значит придется следовать классике — покупать цветы. И еще шоколад — подороже. Утром выйду к центральному парку и там выберу подходящий букет. А то на базаре вдруг не окажется? И бегай тогда, ищи, перед самым отправление автобуса», — решил для себя юноша, считая, что он все детали продумал заранее. И спокойно лег спать.

Так уж вышло, что из всех участников злополучной ночи в квартире у Марго, только она могла безмятежно спать ночами. Но это пока, до поры, до времени. Даже Хруня, сам не зная почему, чувствовал какое-то необъяснимое частое беспокойство и тревогу на душе. А тут еще сегодня, ему звонила Оксана и вызывала Вадима на какой-то серьезный, по ее словам, разговор. Парень резко ответил девушке легкого поведения, что им разговаривать не о чем. На что Оксана только недовольно хмыкнула и бросила трубку. Хруня понимал, что это не победа с его стороны, а скорее, наоборот, начало чего-то нового и гадкого, которое может задумать Оксана. Вот только чего? И что опять ей надо?

Но Вадим не тот человек, кто долго скучает. Из унылого состояния ему помогли выйти два последующих звонка от его подружек, с которыми он в ближайшее время планировал приятно отдохнуть. С этими мыслями он отправился на следующий день на работу и про Оксану больше не вспоминал.

Вечером Вадим спешил домой, желая продолжить разговор с двумя интересующими его девушками. Парень не мог для себя решить, кто из них лучше: одна была старше его, но очень симпатичная. А вторая: обыкновенной внешности, зато молоденькая. С такими думками он завернул за угол своего дома и направился к подъезду.

— Хруня! Задержись на минуточку! — окликнул его женский голос.

Вадик оглянулся и увидел… Оксану:

— Чего тебе? — выпалил он.

— Разговор есть. Отойдем в сторону.

— Нам не о чем говорить! Оставь меня в покое, — Вадим уже собрался уходить, всем видом выражая свою неприязнь к собеседнице.

— Ошибаешься, Хруня. Поговорить мы должны о тебе. У тебя серьезные проблемы.

Парень разозлился ни на шутку и еле сдерживал свой гнев:

— Послушай, девочка. Я тебе со всей серьезностью заявляю: для меня серьезная проблема — только импотенция. Или СПИД. А все остальное — мелочи жизни. Врубаешься?

— Это ты пока не врубаешься. Отойдем в сторонку и поговорим, — и для убедительности важного разговора, Оксана добавила с вызовом. — Или ты боишься меня?

Расчет интриганки оказался точным. И Вадик гордо бросил:

— Тебя что ли? Пошли. Куда идти?

Оксана показала рукой на стоявший недалеко от них черный джип. Хруне не хотелось к нему подходить. Мало ли что? Да обратной дороги уже не было. Не убегать же ему домой? Это выглядело бы, по меньшей мере, смешно.

Вадик сел на заднее сиденье просторного автомобиля, а рядом с ним пристроилась Оксана. За рулем сидел незнакомый юноше мужчина.

— Че хотела, говори! — нервы у Хруни уже стали сдавать. Но он пытался своей интонацией не показывать этого. Еще не хватало, чтобы эти люди поняли его волнение.

— Вадим, — Оксана в первый раз за все время их общения, обратилась к нему по имени. Это еще больше насторожило парня и предвещало начало неприятной беседы. Интересно, как и от кого, эта «шалашовка» узнала его имя, которое он никогда при знакомствах и дальнейшем общении с девушками не произносил? Но долго раздумывать Хруне не пришлось, потому, что Оксана сказала ему:

— Моя двоюродная сестренка Бичева Светлана, помнишь такую? Нет? А ну да, ведь ты не знаешь ее фамилию. Понимаю — постель не повод для знакомства. Так вот, Света написала на тебя заявление по факту изнасилования. Не перебивай меня! Лучше выслушай спокойно. У нас тоже мало времени, и мы хотим тебе помочь! Что? Я сама тебе сказала изнасиловать мою сестру? Хруня, ты думаешь, что говоришь?

— Молодой человек! Вы, наверное, не осознаете всю серьезность происходящего, — вмешался в разговор водитель джипа. — На Вас подают заявление в полицию и обвиняют в изнасиловании. Это тяжкое преступление, которое строго наказывается по закону и влечет за собой лишение свободы, причем на довольно большой срок. Но самое главное, на зоне зеки не любят осужденных по такой статье. Вернее, любят и даже очень, но не в том понимании, как вы думаете. Простите, что сразу Вам не представился: я адвокат гражданки Бичевой. Заявлению потерпевшей пока не дали хода по просьбе ее сестры Оксаны, поэтому у нас есть еще какое-то время, и я хотел бы разобраться во всем и чем-то помочь ей и также вам.

И Олег Юрьевич подал Хруне отксеренное заявление в полицию от гражданки Бичевой С.С. Оно занимало целых два листа и было написано рукой Оксаны. Видя реакцию Вадима на переданный ему документ и точно зная, что обвиняемый не знает почерка ни Светланы, ни ее «сестры», адвокат уверенно продолжал:

— Вадим, Вы, конечно, можете заявить на суде то, что Вас подставили или обманули. И даже более того, станете утверждать, что Вам за Ваше преступление еще и деньги предлагали. Говорите — это Ваше право. Только как адвокат, имеющий опыт в уголовной практике, хочу Вам сказать, что никто в это не поверит. Даже я, при всем моем желании и уважении к Вам. И доказательств у Вас нет. А у потерпевшей — есть. Вот эти фотографии. Обратите внимание, как они убедительно красиво получились. И прибавьте к своему преступлению еще одну статью — изготовление продукции порнографического содержания. Где Вы являетесь не просто соучастником ее производства, но и главным героем в процессе съемок.

Юрий замолчал и посмотрел на Оксану. Она перехватила его взгляд и нежным голоском заговорила с Хруней, который сидел с каменным лицом и, казалось, еще не отошел от шока:

— Вадик, пойми. Мы не желаем тебе зла. И по-человечески тебя понимаем. Но ты сам виноват в том, что перепил и совсем забыл о нашем уговоре. Ты должен был просто пошутить со Светой, так сказать, инсценировать с ней секс. А мы бы потом посмотрели фотки да поприкалывались. Но ты на халяву полез на беззащитную девушку. Так? Так… И получил удовольствие… А за удовольствие надо платить, пока потерпевшая сама просит меня с тобой поговорить. А то ведь возьмет да и передумает.

— Сколько она хочет? — только и выдавил из себя парень.

— Вадим! Если я Вам скажу, что торг в этом случае неуместен, это прозвучит смешно, как в известной кинокомедии. А у нас тут — трагедия, суровая проза жизни, — опять взял слово в этой нелепой беседе адвокат. — Гражданка Бичева понимает, что во всем случившемся есть часть и ее вины. И заключается она лишь в том, что потерпевшая была пьяна. Но в этом нет криминала, ничего противозаконного. Все же она готова вас простить, если вы возместите ей моральный ущерб. Тогда заявлению не будет дан ход, по причине примирения сторон: потерпевшего и обвиняемого. А для этого она просит с вас две тысячи долларов.

После этих слов глаза у Хруни округлились, и он, почти не моргая, смотрел на Олега. Но на этом неприятный разговор для Вадима не закончился. Оксана опять взяла слово:

— Вот видишь, Вадик! Как все хорошо заканчивается. Ты отдашь Светке деньги и живи спокойно. Будет тебе наука на будущее. А ее еще Бог накажет за издевательство над бедным юношей, который, может, испытывая настоящую влюбленность к незнакомой девушке, не смог сдержать своих искренних и чистых чувств. Так ведь? Ну вот видишь! Скажи спасибо господину адвокату, что он пожалел тебя и смог понять.

— Да уж, спасибо. А интересно, где же я возьму две тысячи долларов?…

— А ты поищи. И причем — сразу четыре.

— Это почему еще? — казалось, Хруня был просто убит всем тем, что происходит.

— А потому, что настоящая благодарность для адвоката, это и есть две тысячи баксов. За спасибо он не работает. Иди, Вадик. Ты, наверное, устал после работы. И кушать, быть может, хочешь. Давай, до конца недели я тебе еще позвоню. И если четыре штуки зеленых не приготовишь, то тогда суши сухари…


предыдущая глава | Перстень графа Митрофанова | cледующая глава