home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

В доме повешенного

Санкт-Петербург, начало сентября 2010 г

— Ну что, стажер Савченко, сегодня у нас по плану — осмотр места происшествия, — заявил Эйно за завтраком. — Ты только не спрашивай, какого именно.

— А почему? — спросила Оля.

— А потому… — неопределенно махнул рукой Эйно. — Потому что сперва нам надо плотно и хорошо позавтракать, а уж потом…

— …а потом осматривать комнату, где человек взял и самоубился, — услужливо подсказала Настя. — Не бойся, труп уже вывезли.

Эйно разочарованно посмотрел на Настю.

— Ну вот, теперь Оленька нормально пообедать не сможет. Эх ты!

— И ничего подобного, — заявила Ольга. — Сами же говорите — бояться нужно не мертвых, а живых. Ну, если мертвые — не зомби, конечно.

— Правильно. И потом, ты, Эйно, забыл, что прошлой осенью Оля уже и не в таком участвовала?

— Да я так, не обращай внимания. А насчет зомби — ты, Оленька, мысли читаешь. Рад, если твоя версия верна.

— А что — тоже зомби? — спросил Редрик, еще ничего не знавший об утреннем звонке информатора.

— Вот именно, что нет. Можно бы и пропустить этот случай, но мне он показался очень неестественным. Звонил патологоанатом, которому попал на вскрытие его бывший одноклассник. Такие дела.

— То есть, он хорошо знал этого самоубийцу?

— Именно. И знал, что вешаться не было ни единой причины. То есть, все у человека шло просто замечательно — отличная работа, деньги, начали появляться какие-то деловые связи, похоже, у парня случился серьезный роман с дочерью начальника, причем, вроде бы, не только по расчету. В общем, все было просто замечательно. А теперь подумаем, что меня так насторожило.

— То, что все эти «хорошо» случилось в последние месяцы? — неожиданно выпалила Ольга.

— Снова мысли читаешь, сотрудник Савченко, — кивнул Эйно. — Два месяца назад этот парень занял очень престижную должность. И пошла полоса невероятного везения. А теперь он взял и повесился — от большой радости, надо думать.

— А под каким видом мы явимся? — спросила Оля.

— Это на месте решим, не переживай. Об иллюзорке я позабочусь, тебе надо будет только участвовать в осмотре. Может, заметишь что-нибудь важное. И потом, квартира, скорее всего, будет пустой. Следствие проводилось, но спустя рукава — это явное самоубийство. Да, вот что — он оставил предсмертную записку.

— Обвиняющую во всем Стефани Фабиан? — предположила Настя.

— Обвиняющую весь белый свет. Только обвинение было написано до нашей эры. «Все суета сует, и всяческая суета». И ни слова больше.


Квартира и в самом деле оказалась пустой, поэтому иллюзорка не понадобилась. Что же до набора отмычек, то он был сотрудникам О.С.Б. совершенно без надобности — почти в любую квартиру можно было приникнуть из Запределья. А заодно это давало картину происшествия, которой был лишен любой следователь.

— Придется осторожничать, — предупредил на всякий случай Редрик. — Ты, Оля, иди за мной след в след, Эд будет в арьергарде.

Ольга знала, что этот дом построен в таком месте, где лучше всего в Запределье не ходить. Ни днем, в самое опасное время, ни даже ночью. Но выбора сейчас не было.

Эйно остановил машину около самого подъезда.

Сейчас во дворе было немноголюдно, но все равно следовало отвести глаза прохожим — на всякий случай.

— Все, заходим, — скомандовал шеф Темных. — По лестнице поднимаемся быстро, старайтесь прислушиваться и смотреть в оба.

В Запределье дом тоже был невысоким, но абсолютно другим. Никакого кодового замка в подъезде не было и в помине — дверь висела на одной петле. А само здание выглядело так, будто через него и в самом деле прокатилась линия фронта — оно было серым, с потрескавшимися кое-где стенами, целых окон не оказалось вообще.

— Одно хорошо, в Запределье тут точно никто не живет, — проговорил Редрик. — Теперь — по лестнице — и в квартиру. Эйно знает, куда.

Они бросились вверх по выщербленным ступеням с такой скоростью, словно бы от этого зависела их жизнь. Возможно, так оно и было — поднимать панику по пустякам ни Эйно, ни остальные опытные сотрудники О.С.Б. не стали бы.

Ольга, прежде чем нырнуть в подъезд, бросила взгляд на двор — так он выглядел в Запределье. В последнюю секунду ей показалось, что они упустили нечто важное, какую-то деталь, от которой зависела их расследование. Но это было скорее предчувствием, неясным подозрением. Девушка решила сказать об этом потом, когда они выйдут из Запределья.

Она едва не спотыкалась, прыгая через ступеньки, где-то на середине лестницы ей показалось, что все пространство заполняется едким удушливым дымом, дышать было невозможно.

Они влетели в квартиру, если можно так назвать помещение без дверей, без намека на обои, с мутными осколками стекол в окнах, с кучами мусора на полу.

Девушка закашлялась — запах дыма теперь казался просто невыносимым. И в этот момент, она сделала еще один шаг — и едва не налетела на шкаф с одеждой, появившийся словно бы из ниоткуда.

Видимо, Ольга не расслышала команду: «Выходим!»

— Осторожней, так можно и лоб расшибить. — Оказавшийся рядом Эд удержал ее от падения. — Всё, теперь осматриваемся, принюхиваемся, и не следим без особой надобности.

Последнее было самым важным, поэтому Ольга так и осталась стоять в самом центре хорошо обставленной комнаты.

Здесь было все — «домашний кинотеатр», компьютер с широким экраном, рядом были аккуратно сложены диски — видимо, хозяин увлекался компьютерными играми. Пожалуй, розовые обои не говорили о его хорошем вкусе, да и мебель показалась Ольге какой-то слишком уж современной. Уюта в комнате не наблюдалось.

— Самоубился он, судя по всему, здесь. — Эйно показал на карниз. — Из окна соседнего дома увидели, что творится нечто странное. Милицию догадались вызвать уже потом. Хотя ничего это уже не изменило.

— Посмотрим, что делается в письменном столе, — пробормотал Редрик. — А ну как найдется эта анкетка!

— А сейчас квартира кому принадлежит? — спросила Ольга.

— Вообще-то, жил он один, — проговорил Эйно. — С родными был в ссоре. Живут они в одном из соседних домов — но поплоше. Так, что, вероятно, теперь будет их жилье. Слабое утешение.

— Пожалуй, — согласился Эд. — Да он, судя по всему, вообще был нелюдимом.

— Скорее, хотел общаться с теми, кто выше рангом, — усмехнулся Эйно. — Этот самый словоохотливый патологоанатом в школе был с ним дружен — не разлей вода. А дошло дело до института — они стали даже не приятелями, а просто знакомыми. Так, «здравствуй — прощай». Что и понятно — один экономист, второй — так себе доктор.

Ольга еще раз осмотрелась — что-то показалось ей странным. И лишь через минуту она сообразила, что именно.

В этом доме практически не было книг. Ни одной.

На книжной полке лежали диски.

— Опять громко думаешь, — усмехнулся Редрик. — Такие, как этот Гриша Куракин, если и читают, то для того, чтобы было о чем поговорить в своем кругу, предстать умным. А для этого достаточно и Интернета.

— Кстати, неплохо бы посмотреть, не отметился ли он в «Живом журнале» или «В контакте», — сказал Эйно, осторожно просматривая содержимое одного из ящиков стола. — Мог заняться саморекламой, вполне в его духе.

— Посмотрим, — неопределенно ответил Редрик. — Вдруг что-нибудь и найдется.

— Самое странное здесь одно, — произнес Эд. — Как хотите, такие люди не вешаются. Этого просто не могло быть. А значит…

— Значит, кто-то или что-то заставило его повеситься, — уверенно сказал Эйно. — Кстати, вот, кажется, и оно! — С этими словами он вытащил прозрачную папку с вырезанной журнальной статьей. — И купона с анкетой недостает.

— Вот вам и зомби! — почти весело ответил Редрик. — Значит, верная версия.

— Верная-то она верная, только остальные двое не вешались. Нет, тут какая-то другая штука. Но газетку к делу приобщим, будем иметь в виду. Понятно только одно — никто самоубийства не инсценировал, повесился он сам. Иначе энергетика квартиры была бы совершенно другой.

Эйно был уже готов объяснить, какая именно должна быть энергетика, но его слова заставили Ольгу вспомнить свои смутные подозрения.

— Погодите… Мне кажется… — она смущенно замолчала. Все-таки, ее версии наверняка будут неправильными — здесь же настоящие маги, а она — всего лишь стажер.

Однако Эйно замолчал, внимательно глядя на нее.

— Ты продолжай, если что заметила, — ободряюще сказал он.

— Нет, не заметила, а просто почувствовала. Когда только-только в Запределье выходили. — Она все же смутилась окончательно.

— Да тут в Запределье что угодно может твориться, — начал было Эд, но Эйно перебил его:

— Оля, продолжай. Какая-то опасность?

— Мне показалось, что за этим домом кто-то наблюдал. Причем, не из Запределья, а оставаясь как бы на полпути.

— Сейчас наблюдали?

— Нет, несколько дней назад. Да это, наверное, ерунда.

— Ерунда? Ну-ну. — Эйно улыбнулся. — Ты всегда говоришь, «наверное, ерунда», если заметила что-то дельное. Значит, кто-то наблюдал за домом из «полумглы», выйдя в Запределье так, чтобы не пострадать. Редкое искусство, у нас им в совершенстве владеет Ред. И где тебе это почудилось? Около подъезда?

Ольга кивнула.

— Отлично. Спускаемся вниз — в том же порядке, а потом мы с Кором на минутку задержимся и очень внимательно осмотрим местность. Кажется, сотрудник Савченко, вы напали на какой-то интересный след.


Путь назад — по руинам лестницы — показался Оле куда быстрее. Она даже не успеха наглотаться запаха дума и гари, которые, вероятно, присутствовали в этом месте Запределья всегда.

— Выходим! — скомандовал Эд.

И мир внезапно обрел свой цвет и форму. Двор заполнился деревьями с уже начавшими желтеть листьями, стало чуть теплее, а небо оказалось синим, таким, каким оно бывает ранней осенью.

И дома были вполне нормальными, даже элитными, и уж, во всяком случае, не походили на развалины.

— Не хотелось бы здесь жить, — слегка поморщился Эд. — Давай пока в машину. По моему, тебе надо глотнуть кофе.

Термос с горячим кофе, запасенный Эдом, и в самом деле оказался в машине. И это было правильно — краткое путешествие в Запределье подействовало на Ольгу угнетающе, а горячий ароматный напиток вернул ее к жизни.

Но минута, во время которой Редрик и Эйно собирались осмотреть местность в Запределье, растянулась почти на полчаса. Даже Эд стал слегка нервничать. Пробормотал:

— Запаздывают они что-то.

Помолчал, потом произнес свое:

— А вот был такой случай… Да ладно, потом как-нибудь расскажу.

Правда, очередной анекдот из жизни приятеля Эда (Зля все равно не смогла бы дослушать, поскольку через полминуты около автомобиля оказались Эйно и Редрик — с почти довольными лицами.

— Ну, сотрудник Савченко, за интуицию тебе — пять с плюсом! — заявил Эйно. — Представь себе — был здесь след. Пришлось пройти чуть подальше, к парку. Кстати, наше путешествие повторять никому не посоветую. Но около этого дома действительно наследили. В основном — не в Запределье и не на границе, а в нашей реальности. И как хочешь, это не случайность. Причем, если бы это был просто человек…

— А кто это был? — спросила Ольга.

— Вампир и сильный маг. Причем, довольно необычный, похоже, с очень своеобразными способностями. Еще день-два — и никаких бы следов не осталось. А теперь… Считай, у нас теперь есть зацепка. Глядишь, и весь клубок размотаем.


* * * | Охота на Голема | Глава 9 Вторжение событий Санкт-Петербург, начало сентября 2010 г