home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

Допрос

Санкт-Петербург, сентябрь 2010 г

— А теперь — рассказывай. Желательно — все по порядку, — наставительно сказал Кари своей гостье — или все же пленнице. — Почему они на тебя напали? Ударили тебя сильно, но говорить-то ты можешь!

— Я не знаю! Я сама не знаю! — слабо прошептала Жаклин.

— Не думаю, — покачал головой Кари. — Кое-что ты прекрасно знаешь.

— Где я нахожусь?

Кари очень хотелось сказать что-нибудь вроде: «Здесь вопросы задаю я!» Но отчего-то вместо этого он, поглядев на Жаклин, слегка смягчился — возможно, подействовал вид раненой вампирши.

— Так и быть, отвечу. Ты — в Запределье Санкт-Петербурга. Примерно в том месте, где мы с тобой встретились в первый раз. Ты довольна?

Вряд ли у Жаклин была причина для довольства, но она нашла в себе силы слабо кивнуть.

— Я и правда не знаю, кто они.

— Ну, предположим, об этом знаю я. Это зомби, ходячие мертвецы. Так просто — от сырости — зомби не заводятся, кто-то их должен создавать и ими управлять. Эти, во всяком случае, завелись здесь очень даже не просто так.

— За мной следили, и…

— Это я тоже знаю, — с готовностью подтвердил Кари. — Следил я сам. Знала бы ты, чего все это мне стоило, — была бы, наверное, поразговорчивее. — Он, нахмурившись, посмотрел на Жаклин. — Впрочем, есть одно хорошее средство, чтобы тебя разговорить.

Кари сказал это с таким видом, что Жаклин было в пору предположить — он отправился за самыми изощренными орудиями пыток. Вместо этого он вытащил из куртки небольшой пластиковый пакет.

— Думаю, тебе сейчас это в любом случае не помешает. Это кровь. Бычья. Человечьей я брезгую, надеюсь, ты — тоже. А то иные подумают, что сегодня я уплетал только обыкновенную пищу…

Жаклин потянулась за пакетом, и тут же невольно вскрикнула — рука отозвалась дикой болью.

— Обездвижили они тебя качественно, — заметил Кари. — Ничего, главное, голову не оторвали. Я тебе это скормлю, но при одном условии. Ты должна рассказать мне все — кто охотился за тобой, за кем и почему охотилась ты, откуда взялись эти ходячие покойнички. Расскажешь?

— Это — моя война, — твердо ответила Жаклин. — Тебе не следует вмешиваться. И никому не следует… — она бессильно откинулась на подушки.

— Так-так, значит, твоя война? — переспросил Кари, и его тон не предвещал ничего хорошего. — А ты не думала, что ты свою войну можешь запросто проиграть? И что будет тогда?

Жаклин молча уставилась в потолок.

— Значит, нечего возразить? Понимаешь, там, на Оборотной Стороне, один за другим погибали люди. Мне-то это, в общем, без разницы, но у меня есть кое-какие обязательства. А посему, будет очень неплохо, если ты кое-что расскажешь. Для тебя, между прочим, неплохо.

Он еще раз мрачно поглядел на раненую вампиршу.

— Понимаешь, погибали люди, — продолжал Кари. — Одних закалывала некая вампирша. Другие умирали как бы ни с того ни с сего — эти превращались в зомби. И вот что характерно — каждый из погибших незадолго до своей смерти подписывал некий контракт.

— Тебе и это известно? — вскинулась она.

— Еще как известно, — подтвердил Кари.

— Значит, эти… зомби — из тех, кто подписал контракт?

— Можешь в том не сомневаться. Странно, что ты об этом спрашиваешь. Теперь-то станешь говорить?

— Я не знаю, почему ты за мной следил и зачем спас, — тихо сказала Жаклин, — но ты вмешался не в свое дело. Это очень давняя история, иона касается…

— Касается только тебя? — насмешливо спросил он. — Ну да, правильно — только тебя и твоих жертв, которых было довольно много.

— Они все равно были покойниками! Их все равно было не спасти! — воскликнула она. — После этого контракта… они все мертвы!

— Вот оно как? Отлично. Пойдем дальше. Тебе известно такое имя — Стефани Фабиан? И, кстати, как тебя зовут?

— Можешь звать меня Жаклин. Если ты решил, что Стефани Фабиан — это я…

— Ничего я пока что не решил. А решу, когда выслушаю тебя. Так что в твоих интересах рассказать все — и ничего от меня не утаивать. Все равно не получится. А теперь объясни — с кем и ради чего ты вела войну? Проигранную, между прочим. Да, держи, а то страшно на тебя смотреть.

Он осторожно усадил ее на постели, стараясь не причинить боли, и подал пакет с кровью.

— Думаю, после этого ты станешь разговорчивее.

Она почти что с жадностью выпила содержимое пакета, облизала губы и вновь откинулась на подушки.

Кари терпеливо ждал.

— Ты знаешь, что мне очень много лет? — спросила она.

— Теперь узнал, — улыбнулся Кари, присаживаясь на край постели.

— И этой войне — за двести лет, — продолжала она. — Ты слышал о французской революции?

— Какое-то событие из жизни Оборотки? Как-нибудь поинтересуюсь.

— Ты должен понять — все это идет оттуда. Тогда была создана… эта тварь, которая зовет себя Стефани Фабиан. Я должна ее уничтожить. Именно я. У меня к ней — особый счет.

— Значит, ради этого ты и убивала людей?

— Говорю же, это не люди — покойники. У них выжгло душу.

— Готов поверить. Что с того?

— Они служили пищей для твари. Она забирала их жизнь.

— Кажется, начинаю понимать. Если вот так прирезать ее жертву, то тварь лишается ужина, я верно говорю?

— Примерно так оно и есть. Если перебить большинство заключивших контракт, МЕЧЕНЫХ, то она вынуждена будет или умереть, или…

— Принять меры. Судя по твоему печальному виду, тварь решила выбрать второй вариант.

— Возможно. Я не знаю, кто на меня напал и почему, но это были не люди. Может быть, они служили ей…

— Говорю же — незадолго до своей смерти каждый из них подписал тот самый контракт. А потом они вырылись из могил и пошли блуждать по городу.

— Может, оно и так, — повторила Жаклин. — Но ты все еще не понимаешь, во что ввязываешься.

— Главное — рассказывай. Я очень даже понятливый, хотя и помоложе тебя. Откуда взялась эта самая тварь, и что с ней делать?

— Да если бы я знала, как ее уничтожить! А взялась… Ее создали. Искусственно создали. Люди — и не только люди. Среди них были такие же, как мы с тобой, были сильные некроманты, даже оборотни…

— Может быть, все это называлось «Воинами Армагеддона»? — предположил Кари.

— Нет, — она отрицательно покачала головой. — У них действительно было название: «Смерть демонам!»

— Что-о? — Кари едва не подскочил со своего места. — Ты это… правду говоришь или издеваться изволишь?

— Почему ты так спрашиваешь? — изумленно проговорила Жаклин. — Тебе знакомо это название?

— Будем считать, что да. «Смерть демонам!»? Или, может быть, бесам? Французы?

— Именно такое название. Они создали некое особое существо — голема. А потом оно уничтожило своих создателей и дожило до сегодняшнего дня. Ты, возможно, даже видел эту анкету?

— Видел. Милые, хорошие просьбы. Почти каждая ведет на кладбище.

— Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, — проговорила Жаклин.

— Ну, это не в твоей власти. Со мной что-то случилось, когда я здесь родился. Потом случилось, когда я попал в ваш мир. Потом еще много раз случалось. Так что можешь не переживать. Лучше скажи — почему бы не достать Стефани Фабиан в самой Франции? Прямо сегодня?

— Она умеет хорошо прятаться, — грустно улыбнулась Жаклин. — Тварь оживала во время больших войн, она становилась сильнее — а потом снова впадала в спячку. А теперь… Теперь у нее новый способ поддержки своей жизни. Она проделывала это уже не раз. Я моталась по свету — и не успевала. А сейчас успела. Мне так казалось.

— Можешь не переживать, если на тебя напали — значит, твоя тварь почувствовала неладное. Думаю, мы ее прихлопнем окончательно.

— Мы? Кто?

— «Смерть бесам!», — тихо сказал Кари. Она вздрогнула. — Только не французы, — продолжал он. — Отряд «Смерть бесам!», петербургское отделение. Или ты хотела вызвать ее на дуэль и героически отправить в небытие?

Судя по выражению лица Жаклин, именно так она и хотела поступить. Да вот не вышло.

— Ты пойми, она отняла у меня все. Единственный, кого я любила… Его звали Жильбер Клеман. И если бы не эта тварь, мы могли быть счастливы…

На сей раз Кари слушал молча, что было едва ли похоже на него. Конечно, ему очень хотелось сейчас сказать: будь спокойней, у тебя есть ты сама, и это — самое важное. А ведь сегодня ты могла этого лишиться — вампиры живут долго, но они вовсе не бессмертны. И вообще — вот была у меня девушка из людей, с Оборотки. И она очень плохо со мной обошлась. Ты думаешь, я стал сильно переживать? Нет, конечно! Еще ей и отомстил.

Но ничего этого Кари так и не сказал. Он просто молча посмотрел на Жаклин.

— Думаю, что так оно и есть, — проговорил Кари. — А это значит, что тебе ничего не угрожает. Вот только твоя война закончилась сегодня. Хотя, нет, вру — она закончится, когда ты все повторишь Эйно. Это, к твоему сведению, один из шефов О.С.Б.

— А потом?

— А потом будешь спокойно лечиться. Кровушку пить. — Он рассмеялся. — А после иди, куда хочешь. Если пояснишь, почему ты убивала, думаю, вряд ли тебя станут трясти. А уж твари отомстят. И за тебя, и за этого самого Жильбера Клемана. За все про все, можешь не волноваться.

Жаклин не ответила ничего — просто отвернулась, уткнувшись в подушки.

Кари посмотрел на нее, потом повернулся, чтобы выйти.

— Да, вот что, — сказал он на пороге. — Думаю, ты тут без меня никуда не убежишь и никаких глупостей не сотворишь. Вернусь через пару минут, и мы спокойно отправимся к Эйно. Полагаю, сегодня он тебя даже допрашивать не станет.

Он вышел.


Кари отворил дверь — в лицо ему подул свежий летний ветер. Здесь в Запределье всегда было лето.

Пожалуй, он правильно сделал, что не потащил вампиршу к себе, в Собачью Слободу. Она была дальше, а сегодня с ним случилось слишком много приключении. Даже для вампира и контрабандиста это было как-то чересчур, тем более, что приключения, кажется, не закончились.

Во всяком случае, кое-что малоприятное Кари обнаружил.

Конечно, он редко заходил в этот домик, стоящий за цветущей лужайкой у канала. Но ведь заходил же — все равно здесь никто не живет. И вообще, с некоторых пор он считал это место своей вотчиной. Но, оказывается, кто-то — причем, совершенно непонятно, кто именно, след ауры читается очень скверно — пришел сюда совсем недавно. И без его приглашения!

В пору было задаться вопросом: «А кто-кто это спал на моей постели и помял ее? А кто-кто это ел из моей миски?..»

И вот на этот вопрос он совершенно не мог ответить, а уж от своей гостьи-пленницы и тем более не ждал помощи.

Впрочем, сейчас надо думать не о том.

Он, сосредоточившись в который уже раз за день, вышел на Оборотную Сторону — и оказался на совершенно пустынной набережной в предутренний час.

Кари представил себе, как разбудит уставшего после операции Эйно — интересно, они зомбаков отловили или нет? — и начнет рассказывать о вампирше.

— Не разбудил? — осведомился Кари. Набираться какой-то особенной наглости ему для этого было совершенно излишне.

— Не ложился, — коротко ответил Эйно. — Все думал — вот как вытащу сейчас из Запределья одного типа, как скажу ему все, что о нем думаю. Ты где, вообще, пропадал? Мы тут твоих зомби перебили, целых шесть штук, — а потом записали тебя в без вести пропавшие герои. Так что гордись, решили, что ты героически пал в борьбе с бесами.

— Можете вычеркивать из списка героев. А потом подъезжайте к воротам Новой Голландии — за мной и за вампиршей.

— Ты ее отыскал?

— Именно, а заодно — допросил. Можете быть уверены: Стефани Фабиан — не она. Все остальное сама расскажет. Она, между прочим, серьезно ранена, так что…

— Понял, никакого давления.

— Да, можете записать на мой счет еще троих зомбаков.

— Троих? Ну, тут ты отстаешь. У нас сегодня кое-кто четверых подряд упокоил.

— Так едете?

— Прямо сейчас.


Глава 24 Убийственный аттракцион Санкт-Петербург, сентябрь 2010 г | Охота на Голема | Глава 26 Сны наяву Санкт-Петербург, сентябрь 2010 г