home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



* * *

Утешение князь Джорджадзе находил в общении с друзьями. Одной из хороших знакомых Дмитрия была Консуэло Бальсан. Урожденная Вандербильд, в первом браке Консуэло носила титул герцогини Мальборо. Но замужество за кузеном Уинстона Черчилля было несчастливым.

Консуэло вышла замуж второй раз. Ее мужем стал Жак Бальсан. Оказалось, что супруг Консуэло был знаком с отцом Дмитрия Джорджадзе по Петербургу.

Семья Бальсанов занималась текстильным бизнесом и поставкой униформы для французской армии еще со времен Наполеона. Кстати, родной брат Жака – Этьен Бальсан – был первой любовью Коко Шанель. Именно благодаря Этьену Коко сумела открыть свой первый бутик в Довиле.

Забавное совпадение, но Дмитрий Джорджадзе оказался связан со всеми тремя главными мужчинами в жизни Шанель – Бальсаном, великим князем Дмитрием Павловичем и герцогом Вестминстерским.

В доме Консуэло Бальсан Джорджадзе познакомился и с Черчиллем. Тот сохранил с бывшей женой своего брата самые добрые отношения. Дмитрий вспоминал, что поначалу Черчилль окинул его придирчивым взглядом, каким оценивают лошадей – сверху вниз. А потом вдруг сердечно улыбнулся, пожал руку и сказал: «Добро пожаловать на мой горизонт».

В 1963 году Джорджадзе перебрался жить в Монте-Карло. Одной из его ближайших подруг была принцесса Грейс Келли. Именно она вдохновила князя на создание мемуаров, обещая устроить красивую презентацию.

Книга была написана. Но премьеру устраивали уже другие люди – Грейс Келли погибла в автомобильной катастрофе. В письме племяннице в Тбилиси Дмитрий напишет, что после смерти Келли Монте-Карло для него окончательно опустело.

Князь любил вспомнать, каким было Монте-Карло во времена его молодости. «Голубой экспресс» – тот самый, в честь которого и был назван балет с задником кисти Александра Шарвашидзе и костюмами Шанель – доставлял на Ривьеру парижан, в казино неизменно сидели Матильда Кшесинская и ее муж, великий князь Андрей.

Все было другим. В 1971 году Джорджадзе позвонила Одри: «Я умираю, приезжай». Он тут же взял билет и отправился за океан. Но в последний раз увидеть бывшую жену не успел. Они лишь смогли поговорить по телефону. «Я все еще твоя девочка», – сказала Дмитрию Одри.

Отныне смыслом жизни Дмитрия были встречи с Павлом Ильинским, которого он считал своим сыном. Тот навещал Джорджадзе в Монте-Карло, привозил показать своих детей.

В письмах племяннице в Тбилиси Джорджадзе подробно описывает, как Павел купил аэроплан, чтобы вести фотосъемку с воздуха, какие у него дети, и как он занимается политикой – Павел три раза избирался мэром американского города Палм-Бич.


* * * | Русский след Коко Шанель | Арчил Чкония