home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Первый день занятий. Что надеть?

Школьная форма в Уикхэме не предусмотрена, так что приходилось рисковать наугад. Хотя сентябрь уже начался, стояла теплая погода. Джинсы и черная футболка без рукавов казались самым безопасным вариантом. Никаких странных расцветок, невесть когда вышедших из моды. Простота. Тони пообещал встретить меня снаружи и вместе пойти на общее собрание. Сила в численности, думала я после того маленького фиаско с Джастином в библиотеке. Собственно-то говоря, ничего такого и не случилось. Глаза его на миг впились в меня, но я тут же повернулась и бросилась прочь. Не думаю, что меня видел кто-то, кроме Джастина, да и он неизвестно еще, узнал или нет.

Утром первого дня учебы, за несколько минут до встречи с Тони, я заскочила на кухню. Она в моей квартирке была крохотной: маленькое помещение со скромными деревянными шкафчиками и совсем небольшой стойкой. Род припас там кастрюли, столовые приборы и прочие кухонные принадлежности. Но самое главное стояло на стойке, справа от раковины.

У стенки выстроился ряд круглых черных жестяночек со специями. Надпись на самой маленькой гласила: «Одуванчики». Ну конечно же! Сушеные одуванчики. Головки их не больше десятицентовой монетки — их носят с собой на удачу. А для того, чтобы, следуя совету Рода, влиться в жизнь обычных людей, удача мне ой как понадобится. Мысли эти крутились у меня в голове, а часы меж тем все тикали и тикали. Несколько мгновений тишины, когда вся суета нового мира словно бы притихла, я слышала, как секунды отсчитывают прошлое. Каждое крохотное тик-так приближало меня к последней Nuit Rouge. Я встряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли, сунула в карман головку одуванчика и схватила пучок сухого розмарина.

Вбив над дверью гвоздь, я повесила на него розмарин — чтобы каждый раз, возвращаясь в свою маленькую квартирку, в безопасное убежище, которое сейчас называла домом, не забывать, откуда я пришла. И сколько мне еще предстоит пройти.

Закинув за спину рюкзак, я заперла за собой дверь и вышла из корпуса. Тони ждал меня на лужайке перед входом: лежал на спине, закинув руки за голову, купаясь в лучах утреннего солнца. Я натянула на голову бесформенную панаму с широкими полями. На Тони были все те же драные джинсы с ремнем, украшенным металлическими шипами.

— Обгореть не боишься? — спросила я, надевая солнечные очки.

Тони вскочил и демонстративно указал на меня пальцем. Рюкзак у него свалился с плеча и болтался на правом локте.

— Эй, охранник сказал мне, что ты живешь в квартире профессора Беннета!

— Если это на верхнем этаже, то да, — согласилась я.

— На верхнем этаже, — передразнил меня Тони, сильно преувеличивая мой британский акцент. — Профессор Беннет умер в июле, — сообщил он. Глаза у него расширились, тонкие губы слегка приоткрылись. Он ждал, как я отреагирую. Однако видя, что я осталась совершенно спокойна, продолжил: — И никто так до сих пор и не знает, отчего он умер. Знают лишь, что у него на горле были две ранки. Теперь все психи в городе только и говорят, что о вампирах.

Я подняла глаза к небу. Ох, Род.

— Ну и что такого? — спросила я. — Какое это имеет отношение к тому, что теперь там живу я?

— Сейчас сентябрь. Профессор умер два месяца назад. Не страшно?

Я пожала плечами.

— Да нет вроде. Смерть меня как-то не очень волнует.

— И почему это, Лина, я ничуть не удивлен? — спросил Тони, закидывая руку мне за плечи. — Полагаю вампиры тебе тоже нипочем?

— А ты в них веришь? — спросила я.

— Все возможно.

Тони привлек меня ближе к себе, так что мое левое плечо прижалось к его груди. Я ощутила тепло его тела. От этой внезапной близости рот у меня наполнился слюной. Так бывает у вампиров. Сперва рот наполняется слюной, потом отрастают клыки, а потом инстинкт велит вампиру кусать. Отстранившись от Тони, я сделала вид, будто поправляю рюкзак.

Сердце стучало быстро и гулко. Я прижала руку к груди — словно желая унять его. Вытащив какой-то документ со дна рюкзака, я притворилась, что читаю его. Неужели это я так среагировала на тепло тела Тони? Неужели хотела его крови? Я пристально разглядывала острые травинки под ногами. Потом сглотнула — убедиться, что этот эффект закончился.

Тони шел по дорожке на несколько шагов впереди меня. Я невольно обратила внимание на то, какая у него забавная походка: шаг длинный, но подпрыгивающий. Казалось, будто ноги у него слегка великоваты для такого туловища. Сегодня он был в ботинках одного цвета — черного, но все-таки они слегка отличались. Не знаю, заметил бы это кто-нибудь, наделенный обычным зрением, не вампирским, — но шов на правом ботинке отличался от шва на левом.

— Ты идешь? — позвал Тони. — А то без нас начнут.

Нет, решила я. Нет, я точно не хочу его крови.

Я бросилась вдогонку. Когда я с ним поравнялась, он мне улыбнулся и мы пошли дальше бок о бок. Легкомысленная беспечность Тони облегчала мне необходимость скрывать вампирские привычки и инстинкты. Казалось, он и внимания не обращал, когда я странно себя вела. Прежде чем заговорить с ним, я провела языком по передним зубам. Просто на всякий случай, для проверки…

— А ты родом из Лаверс-Бэй? — спросила я, изо всех сил стараясь отвлечься от того, что сейчас произошло.

— Угу. — Тони вздохнул. — Мои предки живут на самой окраине Лаверс-Бэй, в очень, гм, интересной части города.

— Интересной? — переспросила я.

— Позволь выразиться так — ты бы до смерти перепугалась, если б хоть раз увидела.

Я усмехнулась. Ну да, конечно…

— А ты-то как получила в свое распоряжение квартиру на целый этаж? — спросил Тони. — Всем остальным приходится довольствоваться обычными общежитейскими комнатами.

— Отец снял ее на те два года, что я буду тут учиться, — пояснила я.

— Ух ты! — вскинул брови Тони.

Он ловко лавировал по переплетению дорожек, держа курс на хопперовский корпус. Я украдкой покосилась на него: лицо спокойно и расслаблено, на губах играет довольная улыбка. Характер у Тони был очень славный, и я ощущала исходящую от него энергию. Вампиры умеют чувствовать энергию людей и считывать эмоциональное состояние окружающих. В отличие от меня Тони в жизни никому не причинил зла, он не жил в беспрестанном страхе. Мне хотелось любой ценой защитить, уберечь его. Не успев даже понять, что происходит, я потянулась взять его за руку, но, спохватившись, тут же отдернула руку и сделала вид, будто ничего не случилось. На счастье, Тони ничего и не заметил.

Повсюду перед общежитиями, на лужайках и тропинках, ученики бросались друг к другу, вопя от восторга и фотографируя друг друга мобильными телефонами.

Тони протянул руку в мою сторону, нажимая указательным пальцем воображаемые кнопки.

— Бог ты мой! — вскричал он и театрально схватился за сердце. — Мне просто необходимо тебя сфотографировать, ведь я же не видел тебя добрых пять минут. Давай позируй!

Я подбоченилась правой рукой и улыбнулась. Тони опустил руку и скорчил гримасу.

— Могла бы встать как-нибудь и получше!

— А как? — спросила я, не совсем уверенная, какую именно позу можно считать приемлемой в этом столетии.

— Ну не знаю, выпяти бедро, что ли. Встань как проститутка.

— Э-э-э… а как стоят проститутки?

Тони выставил бедро в сторону и надул губы. Потом наставил невидимую камеру себе на лицо, как будто сам себя фотографировал.

— Вот так вот.

— Ничего смешнее не видела!

А это кое-что да значило.

Тони схватил меня за руку и потащил обратно на дорожку. Я не сопротивлялась и даже улыбнулась, когда его пальцы сжали мои. Но у его пальцев словно бы не было возраста. Мягкие, без мозолей, все в пятнах краски. Внезапно я осознала, что последним, кто держал меня вот так за руку, был Род. Я выпустила руку Тони.

— Я два месяца провела в Швейцарии! — кричала какая-то девушка неподалеку от нас, сжимая подругу в объятиях. — Ой, а ты теперь блондинка!

Мое сверхострое вампирское восприятие напоминало радиоприемник: ловило эмоции всех вокруг меня. И сколько же тут было всего разного: радость, тоска, стыд, волнение — я могла перечислить множество самых разных чувств.

Дорожка, по которой мы сейчас шли, вилась перед общежитием «Кварц». Не удержавшись, я бросила взгляд на окно Джастина. Там было темно, хотя само окно открыто нараспашку, а на подоконнике виднелась кофейная кружка.

Шагая рядом с Тони, я старательно наблюдала, как общаются между собой ученики. Уж коли мне предстоит стать одной из них, то и вести себя надо так же, как они. Они щеголяли в кольцах с драгоценными камнями, дорогих серебряных и золотых часах и прочих всевозможных украшениях. Многие девушки забирали волосы назад при помощи красивых заколок, похожих на черепашьи панцири. Надо бы и мне себе такую найти. Ой, совсем забыла! Тони же обещал научить меня водить машину! За новой работой и стараниями укротить руководства по пользованию всевозможными приборами я напрочь забыла поймать Тони на слове.

— Представляешь, я получила работу! — сообщила я, пока мы ждали в очереди учеников, собравшихся перед входом в корпус Хоппера.

— Это объясняет субботу. А то я приходил в «Исктель» с тобой повидаться, — откликнулся Тони. — А ты, верно, как раз работала. И где?

— В библиотеке.

— М-да, не свезло. Я работаю над ежегодным альбомом. Это все больше в мастерской, — сказал он.

— Ежегодный журнал? А это что такое? — спросила я.

Мы ступили в тень перед входом в Хопперовку. Собрав рассыпавшиеся по плечам волосы, я закрепила их черной заколкой.

— Не знаешь, что такое ежегодный альбом? — По взгляду Тони было совершенно ясно: просто невозможно не знать, что это такое. Однако почти сразу же лицо у него снова приняло обычное невозмутимое выражение. — Такой журнал, книжка, которая выходит в конце каждого школьного года. Мы весь год фотографируем и записываем, что происходит, а потом собираем все вместе. Ну, чтобы помнить. Помнить, что было.

— А ты, значит, фотографируешь?

Тони кивнул.

— И надо бы мне пофотографировать первое собрание. Все всегда надевают самое лучшее. Ужас как раздражает.

— Выходит, это твой лучший пояс с шипами? — шутливо спросила я.

Тони вытащил из кармана фотоаппарат — так быстро, что я даже не успела понять, что происходит. А потом в глаза мне ударила яркая вспышка. Я закричала во все горло, так сильно, что у меня гортань словно огнем обожгло. Крик вышел недолгим, однако вокруг все на меня так и уставились. Тони хохотал как ненормальный.

— Вay, — еле выговорил он. — Надо мне почаще тебя пугать.

— Ты что, совсем сдурел? Нельзя слепить людей — им же будет больно.

Тони положил руку мне на плечо.

— Лина, это всего-навсего фотоаппарат. Может, конечно, фальшивая камера тебе больше нравится, но и эта тебе вреда не причинит, обещаю.

Ладно, подумала я, ладно. Надо мне научиться себя контролировать.

Очередь начала потихоньку двигаться. Мы наконец-то вошли в здание и оказались в море учеников — хотя я не была его частью. Во всяком случае, не ощущала. Я не могла ни прыгать, ни обниматься, ни рассказать кому-нибудь что-нибудь такое, что не отпугнуло бы его от меня раз и навсегда.

Как только мы вошли в аудиторию, я поняла, почему Род выбрал для меня Уикхэм. Найти школу элегантней было бы непросто. Аудитория в Хопперовке могла бы соперничать с самыми прекрасными домами, что я только повидала за пять столетий. В моем замке в Хатерсейдже ничего не делали из металла, только камень и дерево. А вот в Уикхэме все было совсем по-другому, в современном стиле. Светильники здесь были сделаны из витражного стекла и горели ярче от легкого нажатия пальца. Ряды скамеек поднимались, расходясь вширь, от небольшого помоста в центре комнаты. Лестницы, что шли вдоль этих скамей, были устланы красным ковром, а сбоку бежала полоска крошечных лампочек.

— Здесь проходит собрание только старших классов, — пояснил Тони, пока мы поднимались по ступеням. Многие ученики уже расселись, сбившись в тесные группки. — Садись сюда, — предложил он, показывая мне на несколько рядов скамей слева, в дальнем конце.

Ученики, что уже сидели там, стилем одежды напоминали Тони. У некоторых волосы были выкрашены в странные цвета, а у одного из старших мальчиков в губе и брови висели серьги. Гэвин, вампир из моего братства любил ножи и кинжалы. Ему бы понравился пирсинг. А может, и вправду уже понравился.

Джастина я не нашла средь толпы, хотя, надо признать, надеялась увидеть. Зато заметила ту противную блондинку, Трейси Саттон, и двух ее подружек — Неразлучную Троицу в полном составе. Они сидели с другой стороны от лестницы, чем мы, и о чем-то шушукались, сблизив головы. Внезапно Трейси посмотрела наверх и перехватила мой взгляд. Я отвернулась, села на скамью, сняла рюкзак и поставила его у ног.

Я ничего не могла с собой поделать. Повернувшись, я пристально уставилась на ее губы. Она наклонилась к самой низенькой из трех блондинок и сказала:

— Та новенькая сидит с народом из художки.

Низенькая блондинка повернулась в мою сторону, но я уже успела отвести взгляд.

— А она хорошенькая, — заметила блондиночка.

Трейси нахмурилась.

— Ну, так себе. Бледнее, чем я в середине ноября. А на плече у нее что за татуировка? По мне, так мрачновато.

Меня словно ножом резануло! Я чуть не хлопнула себя ладонью по лбу. Вот ведь глупость! Я напрочь забыла. Забыла о татуировке на моем левом плече. О том, что там написано. Только у членов нашего братства была такая татуировка.

Кто замышляет зло, уже злодей.

Сжав губы, я обвела взглядом аудиторию. И что мне теперь делать? Как объяснить смысл этой фразы тем, кто обратит на нее внимание? Особенно девицам из Троицы. Они-то, небось, привыкли думать, что на татуировках бывают только бабочки да цветочки, а выполняются эти татуировки исключительно стерильными иглами. Я вжалась в спинку сиденья, чтобы больше никто не мог разглядеть татуировку, и распустила волосы, хотя знала: стоит мне встать и пойти, да что там — просто сменить позу, и любой оказавшийся рядом заметит мою татуировку без труда. Слишком тоненькие бретельки на этой майке. Да уж, фасон я выбрала неудачно. Однако бежать через весь кампус, чтобы переодеться, было уже некогда.

Пропади оно пропадом, мое умение читать по губам! И вампирское зрение в придачу! Ах, зачем я не надела свитер?!

Должно быть, Тони заметил, кого я так пристально разглядываю. Он наклонился ко мне.

— Свора сучек.

— А почему они величают себя Троицей?

— Да потому что все время тусуются вместе. Втроем: Трейси Саттон, Клаудия Хоторн и Кейт Пирсон. Богатые, популярные и опасные. Кейт живет со своей семьей в Чэтеме и на выходные всегда уезжает туда.

— Ну какая там опасность от троих девчонок?

Однако уже произнося эти слова, я поняла, что имел в виду Род в тот вечер на полях и что сейчас имел в виду Тони. Эти девушки были очень красивы — и красота давалась им без малейших усилий. Видели бы вы как небрежно и беспечно они встряхивали волосами или откидывали их легким движением руки. Они были опасны именно поэтому — потому, что считали: раз они красивы, им подвластен весь мир.

Я бы и дальше рассматривала Троицу, но тут слово взяла мисс Уильямс, и я отвлеклась на нее.

— Учеников и преподавателей просят занять места в зале, — произнесла она в микрофон.

Гомон утих, по аудитории пронесся торопливый шелест, и через минуту все расселись. Я так до сих пор и не видела Джастина.

— Добро пожаловать с возвращением в нашу школу. Сегодня, как и каждый год, мне выпала честь приветствовать вас перед началом нового учебного года в Уикхэме. Чего бы мне хотелось? Чтобы вы достигли максимально возможного уровня образования. Чтобы вы не только выросли в академическом смысле, но и повзрослели. Здесь, в Уикхэме, вы представляете собой наилучший пример будущего нашей страны. И, будучи старшеклассниками, служите примером для всех остальных учеников Уикхэмской частной школы.

— Бе-бе-бе, — прошептал Тони у меня над правым ухом.

На сердце потеплело. Я была страшно признательна, что он рядом со мной.

— Перед тем, как мы приступим к давно ожидаемым занятиям, хочу сказать еще буквально пару слов. В этом году мы приняли всего четырех новых учеников старших классов. Прошу вас, подойдите сюда, хорошо? Лина Бьюдон, Крис Анка, Стефани Уилкокс и Луис Рейкен.

Внутри у меня все так и оборвалось. Это не к добру!

Трое учеников слева от меня поднялись и начали спускаться по длинным проходам к мисс Уильямс. Я поглядела на Тони. Глаза у меня, верно, были расширены, рот приоткрыт от ужаса. Тони зажимал рукой рот, плечи у него ходили ходуном вверх и вниз, щеки раскраснелись от сдерживаемого веселья. Если бы только он знал, что значит моя татуировка… а ведь, как только я встану, ее все увидят. Начнут интересоваться.

Я поднялась с места, молясь только об одном — только бы не упасть. Ты не можешь, не смеешь упасть! Как во сне, я начала спускаться вниз, медленно и аккуратно переставляя ноги. Панаму я сняла и теперь комкала в правой руке. Так, медленно, но твердо, я преодолела весь путь до мисс Уильямс, изо всех сил стараясь не смотреть ни вправо, ни влево, а лишь прямо перед собой. Однако я уже слышала перешептывания и разговоры вокруг. Сама-то татуировка была совсем небольшой — не крупнее стандартного книжного текста, но вот почерк — весьма своеобразный. Почерк Рода, навеки впечатавшийся в мою кожу посредством чернил, крови и маленькой иголки.

Мисс Уильямс отступила влево, освобождая для нас место по центру возвышения. Остальные трое новичков развернулись лицом к аудитории. Я последовала их примеру. А потом мне на левое плечо легла рука.

— Почему бы тебе не начать первой, Лина? Расскажи нам немного о себе, — прошептала мисс Уильямс.

Я шагнула к микрофону. Раз мисс Уильямс им пользовалась, так, наверное, и мне тоже надо? Он вроде как усиливал громкость, хотя у меня-то голос и так был звонкий и сильный.

Весь зал уставился на меня. Сотни смертных глаз смотрели на меня в ожидании, пока я скажу что-нибудь что определит мое место в их мире.

— Меня зовут Лина Бьюдон, и это просто ужасно.

Зал засмеялся. Я чувствовала: они смеются не надо мной, а вместе со мной. Нервно стиснув края кафедры я поискала глазами Тони. Он ободряюще показал мне большой палец. А в следующий миг я наконец увидела Джастина Иноса: он сидел прямо у меня за спиной, на ряд выше. Сердце в груди так и подпрыгнуло. Я торопливо отвернулась. Значит, он тоже видел татуировку. Наверняка видел. Как бы там ни было, сам он выглядел просто невероятно. Соблазнительно. Бронзовая кожа того золотистого оттенка, что достигается только долгим пребыванием на солнце. Мне невольно подумалось — а вот если прикоснуться к нему, теплая ли у него будет кожа.

— Я родом из маленького городка на окраине Англии, как вы и сами, верно, уже догадались по моему акценту. Мне шестнадцать и… наверное, пока это и все.

Я направилась обратно на свое место, на сей раз продемонстрировав злосчастную татуировку сидевшим позади учителям. И пока я поднималась, мы с Джастином неотрывно смотрели друг другу в глаза. По губам его я точно знала, о чем он думает. Я казалась себе наполовину зверем, наполовину человеком — так легко мне было прочитать его мысли. Он глядел прямо на меня с самодовольной полуулыбкой. Ему не требовалось говорить со мной под дождем. Не требовалось ничего говорить вслух. Все было сказано во взгляде.

Я хочу тебя.


* * * | Бесконечные дни | Глава 7



Loading...