home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава восьмая

Его вызвали к воротам в полночь. Джанрил Норин прихромал в его комнату в доме гильдии и разбудил его.

– На равнине десятки всадников, милорд, – сообщил менестрель. – Брат Каэнис велел позвать вас.

Он быстро пристегнул меч, сел на Плюя и через несколько минут прискакал к воротам. Каэнис был уже там, расставлял по стенам дополнительных лучников. Они поднялись на верх стены, и один из нильсаэльцев графа Марвена указал на равнину.

– Почти пятьсот этих засранцев, милорд! – сказал солдат. Голос у него сделался пронзительным от тревоги.

Ваэлин успокоил его, похлопав по плечу, подошел к краю стены и посмотрел вниз, на небольшое войско всадников в доспехах. Сталь слабо отливала голубым в тусклом свете растущей луны. Во главе всадников виднелась коренастая фигура в ржавых доспехах. Фигура гневно воззрилась на них.

– Вы там эти треклятые ворота открывать вообще собираетесь? – осведомился барон Бендерс. – Мои люди голодны, а я себе задницу натер!


* * * | Песнь крови | * * *