home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава девятая

Поутру в день испытания мечом прошел ливень, от которого земля раскисла. Их настроения это не улучшило. Испытание проходило на арене на окраине города, в старинном здании из хорошо обработанного гранита, сильно пострадавшем от времени и стихий. Здание называлось просто Кругом, и Ваэлин никогда не встречал ни одного человека, который знал, когда и для чего оно было построено. Теперь, глядя на него, юноша видел, как много общего между этим зданием и храмом Семи орденов, который они обнаружили под городом: здесь опорные колонны ярусами восходили наверх, точно так же, как в том изящном подземном сооружении. Тут и там на камне виднелись орнаменты, полустертые, но замысловатые, напоминающие куда лучше сохранившиеся узоры в храме. Он обратил на это внимание Каэниса, когда мастер Соллис провел их в тень колонн, но Каэнис только хмыкнул в ответ. Сегодня даже он был слишком озабочен, чтобы уделять время любопытству.

Ваэлин видел на лицах братьев страх и неуверенность, но обнаружил, что сам он не в силах разделять эти чувства. Дентоса стошнило так, что он вернул все съеденное за завтраком, а Норта был бледен и стискивал губы, но Ваэлин ничего подобного просто не чувствовал. Ему было не страшно, а почему – он и сам не понимал. Сегодня ему предстоит сойтись в бою с тремя людьми. Он должен их убить, или они убьют его. Ему следовало бы похолодеть перед угрозой смерти. Но, возможно, ему мешало бояться именно то, что ситуация была предельно проста. Его не терзали никакие вопросы, никакие тайны, никакие секреты. Он либо выживет, либо умрет. Но, невзирая на неспособность испытывать страх, предстоящее испытание все же тревожило его, и назойливый голосок где-то в глубине души упорно нашептывал ему то, чего Ваэлин слышать не желал: «Быть может, ты не боишься испытания потому, что это доставляет тебе удовольствие».

Помимо своей воли он вспоминал испытание знанием и ту страшную истину, которую вытянули из него аспекты. «Я умею убивать. Я умею убивать не колеблясь. Мне было суждено сделаться воином». На него нахлынули воспоминания о людях, которых он убил: тот лучник в лесу, безликие убийцы в Доме Пятого ордена, наемник Одноглазого… Он действительно не испытывал колебаний, убивая их, но неужели это доставляло ему удовольствие?

– Ждите здесь.

Мастер Соллис провел их в комнату, расположенную в стороне от главного входа. Стены здесь были толстые, но все равно сюда доносился гул толпы в Круге. Испытание мечом пользовалось неизменной популярностью в городе, но билеты приобрести могли только те, у кого было достаточно денег, так что, как правило, лишь самые богатые подданные Королевства приходили полюбоваться этим трехдневным зрелищем, зачастую ставя громадные суммы на исход того или иного поединка. Полученная прибыль шла Пятому ордену на исцеление болящих. Ваэлин невольно улыбнулся этому парадоксу.

– Ну и чего смешного? – осведомился Норта.

Ваэлин покачал головой, сел на каменную скамью и стал ждать. В сегодняшней группе Ваэлина было двадцать братьев. Остальные пятьдесят, оставшиеся от трех сотен, которые начали обучение десяти-одиннадцатилетними мальчишками, прошли испытание в предыдущие два дня. Пока что десять из них погибли, и еще восемь были изувечены так сильно, что уже не могли продолжать службу в ордене. Многие другие получили серьезные ранения, требующие многих недель лечения. Нескончаемая процессия израненных и подавленных братьев, тянувшаяся в ворота ордена в предыдущие два дня, заметно увеличила ту ношу страха, которую теперь влачили на себе большинство из них. Из всех присутствующих только Ваэлин и Баркус выглядели невозмутимыми.

– Сахарного тростника хочешь? – предложил Баркус, садясь рядом с Ваэлином.

– Спасибо, брат.

Тростник был свежий, и его сладость была слегка едкой, но зато это хоть чуть-чуть отвлекло его от мрачного настроения остальных.

– Интересно, кто будет первым, – сказал Баркус, помолчав. – Интересно, как это вообще решают?

– Жребий кидают, – сказал им мастер Соллис, стоя в дверях. – Низа! Ты первый. Идем.

Каэнис медленно кивнул и с каменным лицом поднялся на ноги. Когда он заговорил, голос его был еле слышен.

– Братья… – начал он, запнулся и умолк. – Я…

Он еще некоторое время пытался что-то сказать, и наконец Ваэлин взял его за руку.

– Мы все понимаем, Каэнис. Скоро увидимся. Мы все скоро увидимся.

Они встали, все пятеро, и взялись за руки. Дентос, Баркус, Норта, Ваэлин и Каэнис. Ваэлин вспомнил, какими они все были в детстве. Баркус – неуклюжий и толстый. Каэнис – тощий и робкий. Дентос – шумный и болтливый. Норта – угрюмый и обидчивый. Теперь он видел лишь тени тех мальчишек: перед ним стояли подтянутые молодые люди с суровыми лицами. Они были сильны. Они умели убивать. Они стали такими, какими сделал их орден. «Что-то кончается, – осознал Ваэлин. – Выживем мы или умрем, а отныне что-то в нашей жизни изменится навсегда».

– Путь был долгий, – сказал Баркус. – Никогда не думал, что сумею забраться так далеко. Мне бы это и не удалось, если бы не вы, ребята.

– Я бы ни за что не согласился что-то изменить, – сказал Дентос. – Я каждый день благодарю Веру за то, что попал в орден.

Лицо у Норты было напряженное, брови нахмурены: он старался совладать со своим страхом. Ваэлин думал, что он ничего не скажет, но спустя какое-то время Норта выдавил:

– Надеюсь… надеюсь, вы все выдержите испытание.

– Выдержим, выдержим! – Ваэлин пожал руки всем по очереди. – Как и всегда. Сражайтесь на совесть, братья!

– Низа! – окликнул мастер Соллис, по-прежнему стоя на пороге. В его голосе звучало нетерпение, Ваэлин удивился, как он вообще разрешил им задержаться. – Идем!


* * * | Песнь крови | * * *