home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава вторая

– Всего человек семьдесят, – говорил Дентос, жуя шмат солонины. – В десяти милях к западу отсюда. Место выбрано удачно: к востоку овраг, к югу скалы, а на севере и на западе – крутые склоны. Незамеченными не подберешься.

Они вернулись на четырнадцатый день от начала тренировок. Каэнис принес схематично набросанную карту с местоположением лагеря кумбраэльцев. И теперь они сбились в кучку у костра вместе с Аль-Гестианом и Макрилом, планируя нападение.

– Семьдесят человек – многовато для этих ребят, брат, – сказал Баркус Макрилу. – Даже с нашими братьями численный перевес все равно на их стороне.

– Каждый брат стоит как минимум троих их, – возразил Макрил. – К тому же человек, застигнутый врасплох, обычно гибнет прежде, чем успеет обнажить меч.

Он умолк, размышляя над картой Каэниса, провел корявым пальцем вдоль оврага, ведущего к восточной границе лагеря.

– Тут они хорошо караулят?

– Днем трое часовых, – ответил Каэнис. – По ночам – пятеро. Похоже, Черная Стрела – человек осмотрительный и понимает, что мы, скорее всего, явимся за ними в темноте. Вот проход в лагерь, – он указал на нагромождение скал, прикрывающее южную границу лагеря. – Я подобрался достаточно близко, чтобы почуять запах трубочного дыма. Но тут дорога только для одного. Группу сразу заметят.

– Самый удобный путь стерегут пятеро, а для того, чтобы отворить дверь, всего один, – задумчиво произнес Макрил. – Это если он вообще сумеет пробраться через лагерь незамеченным.

– Мы приберегли немного их одежды и оружия, – сказал Ваэлин. – В темноте меня могут принять за одного из своих.

– Ты имел в виду меня, брат? – сказал Каэнис.

– Пять человек за раз…

– Как сказал брат Макрил, людей, застигнутых врасплох, перебить проще. К тому же я единственный, кто знает дорогу.

– Он прав, – сказал Макрил. – Я поведу наших братьев через овраг. Милорд, – он взглянул на Аль-Гестиана, – вам я советую привести ваш отряд к южной границе лагеря, дождаться, пока вы услышите шум боя, и ворваться внутрь. Мы отвлечем большую часть их сил на себя, и вы ударите им в тыл.

Аль-Гестиан кивнул.

– Хороший план, брат.

– Мне стоит пойти с лордом Аль-Гестианом, – сказал Ваэлин. – Возможно, люди будут менее склонны отлынивать, если с ними будет один из нас.

По сузившимся глазам Макрила он видел, что тот все еще что-то подозревает. «Он знает! – прошипел голос в голове. – Другие даже не заподозрят, но он знает, он чует это на тебе, как свежую кровь».

– Пусть лучше с его светлостью пойдут Сендаль и Джешуа, – сказал Макрил, не сводя сощуренных глаз с Ваэлина. – Твой меч будет куда нужнее нам, когда мы ворвемся в лагерь.

– Ваэлина они боятся сильнее, чем нас, – заметил Баркус. – Если он будет при них, куда менее вероятно, что они разбегутся.

– А для меня будет большой честью сражаться плечом к плечу с братом Ваэлином! – обрадовался Аль-Гестиан. – По-моему, это прекрасная идея.

Макрил медленно перевел взгляд на карту.

– Как вам будет угодно, милорд.

Он указал на склон к северу от лагеря.

– Если все пойдет как следует, они бросятся под гору, к реке. Идеальное место, чтобы устроить для них ловушку. Если Ушедшие будут к нам милостивы, мы перебьем всех до единого.

Он поднял глаза, лицо его внезапно сделалось свирепым.

– Но, в любом случае, битва будет тяжелой и кровавой. Мерзавцы пощады не просят и нас щадить не станут. Велите солдатам подходить вплотную и браться за мечи, чтобы не давать им возможности пустить в ход луки. Позаботьтесь, чтобы они уяснили: поражение означает смерть для всех нас. Отступления не будет: либо мы перебьем их всех, либо они точно перебьют нас.

Он свернул карту и поднялся на ноги.

– Пять часов сна, потом выступаем. Идти будем под покровом ночи, чтобы их разведчики нас не заметили. Десять миль по заснеженной земле – это довольно далеко, идти придется быстро. Любому, кто разинет рот без разрешения или выйдет из строя, перережут глотку. И никакого рома, пока не покончим с делом.

Он бросил карту Каэнису.

– Брат, ты нас поведешь.


* * * | Песнь крови | * * *